A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
17

Он завинтил крышку и вернул фляжку. Засовывая ее обратно в карман, О'Хара перехватил пристальный взгляд Пибоди и галантно улыбнулся ему.

После получасового отдыха они продолжили путь. О'Хара шел впереди, оглянувшись, осмотрел свой отряд: он был похож на толпу беженцев. Виллис и Армстронг с трудом волокли носилки, рядом с которыми шла девушка. Мисс Понски держалась ближе к Родэ и, несмотря на нехватку воздуха, болтала о чем-то, словно была на воскресной прогулке. Форестер замыкал шествие, поглядывая за ковылявшим Пибоди. Все были закутаны в самые разнообразные одежды, без разбору.

После третьей остановки О'Хара почувствовал, что самочувствие улучшилось. Идти стало легче, дыхание наладилось, хотя голова продолжала болеть.

Каждая смена теперь могла нести носилки дольше, даже Агиляр очнулся и осматривался кругом.

О'Хара обратил на это внимание Родэ, на что тот, указывая на крутизну дороги, заметил:

– Мы быстро спускаемся. Скоро все будет в порядке.

После четвертой остановки за носилки взялись О'Хара и Форестер. Агиляр слабым голосом стал извиняться за то, что причиняет столько беспокойства, но О'Хара промолчал, чтобы не сбивать дыхания. Воздействие высоты все еще было заметным.

Неожиданно Форестер остановился, и О'Хара с облегчением опустил носилки. Ноги его слегка дрожали, грудь тяжело вздымалась. Он улыбнулся Форестеру, который, согревая руки, колотил себя по бокам.

– Ничего, в долине будет теплее.

– Надеюсь, – ответил Форестер, дуя на пальцы. – Он взглянул на О'Хару. – А вы отличный пилот. Я в свое время тоже летал, но мне не удалось бы совершить такую посадку.

– Может, и смогли бы, если бы вам к виску приставили револьвер, – ответил О'Хара, приседая на корточки. – Во всяком случае, я не мог позволить это сделать Гривасу: он бы нас всех угробил, начиная, естественно, с меня.

Воспользовавшись паузой, Родэ вызвался сходить на разведку. Когда он появился на дороге, он почти бежал, спотыкаясь, размахивая пистолетом.

– Что-то случилось, – сказал О'Хара, поднимаясь навстречу Родэ.

Тот, задыхаясь, с трудом выговорил:

– Там строения, про них я совсем забыл.

О'Хара посмотрел на пистолет:

– А это вам зачем?

– Может понадобиться, сеньор. – Родэ показал рукой вдоль дороги. – Я думаю, нам надо быть осторожными. Прежде чем двигаться дальше, надо хорошенько осмотреться. Давайте пойдем вместе: я, вы и сеньор Форестер.

– Согласен, – сказал Форестер. – Гривас предупредил о своих приятелях, и похоже, что именно тут мы можем на них наткнуться.

– Хорошо, – сказал О'Хара, оглядывая местность. Дорога была открытая, но в стороне виднелась груда камней. – Мы пойдем вперед, а все остальные спрячутся там на случай, если вдруг что-то произойдет.

Все двинулись к камням, и там О'Хара завершил свои инструкции:

– Если услышите стрельбу, не высовывайтесь. Просто замрите и держитесь в укрытии. Мы, конечно, не армейское подразделение, но можем попасть в переделку. Поэтому я назначаю вам командира – доктора Виллиса. – Он посмотрел на Виллиса, и тот кивнул в знак согласия.

Племянница Агиляра о чем-то говорила с Родэ, и, когда О'Хара повернулся, чтобы идти, она подошла к нему и коснулась его руки.

– Сеньор?

– Да, сеньорита!

– Пожалуйста, будьте осторожны, вы и сеньор Форестер. Мне бы не хотелось, чтобы с вами что-нибудь случилось из-за нас.

– Я буду осторожен, – пообещал О'Хара. – Ваша фамилия такая же, как у дяди?

– Да, я Бенедетта Агиляр.

– Я Тим О'Хара. Я буду осторожен, – улыбнулся он в ответ.

Он присоединился к ожидавшим его Родэ и Форестеру, и они направились вниз по дороге.

– В этих домиках жили шахтеры, сказал Родэ. – Примерно на этой высоте еще можно жить привычным людям, скажем, горным индейцам… Я думаю, что мы должны сойти с дороги и приблизиться к строениям со стороны. Если у Гриваса действительно были друзья, мы их должны встретить именно здесь.

Они свернули с дороги и подобрались к лагерю сверху. Он представлял собой ровную площадку, сооруженную на склоне горы с помощью бульдозеров. На ней было расположено с десяток дощатых хижин, не сильно отличавшихся от сараев на аэродроме.

– Мне это не нравится, – сказал Форестер. – Что ж, попробуем подойти. Надо преодолеть этот скалистый спуск.

– Дыма не видно, – сказал О'Хара.

– Интересно, значит это что-нибудь или нет? – сказал Форестер. – Я думаю, мне с Родэ надо двинуться в обход и подойти к лагерю снизу. Если что-нибудь случится, вы сможете наверху предпринять какой-нибудь отвлекающий маневр.

– Каким образом? – спросил О'Хара. – Бросать камни, что ли?

Форестер беззвучно рассмеялся. Он показал пальцем на склон ниже лагеря.

– Мы окажемся где-то там. Нас будет видно отсюда, но не из лагеря. Если все будет спокойно, вы дадите нам сигнал, и мы поднимемся.

Он посмотрел на Родэ, тот молча кивнул.

Форестер и Родэ ушли. О'Хара лег на живот и стал смотреть на лагерь. По его мнению, лагерь был пуст. До самолетной полосы было меньше пяти миль по дороге, и ничто не помешало бы сообщникам Гриваса подняться туда. Похоже, что здесь их не было, но следовало в этом убедиться. Он внимательно осмотрел хижины, но никакого движения вокруг них не обнаружил.

Затем увидел Форестера, который стоял внизу у скалы и махал им. Он помахал в ответ. Родэ пошел первым, делая широкий полукруг, чтобы подойти к лагерю под углом. Форестер побежал особым манером, семеня и петляя, как опытный солдат, увиливающий от выстрела. О'Хара с интересом наблюдал за ним: этот человек говорил, что может пилотировать самолет, а теперь вел себя как хорошо обученный пехотинец. Кроме того, он умел ориентироваться на местности и явно привык командовать.

Форестер скрылся за одной из хижин, а Родэ появился на другом конце лагеря. Он двигался осторожно и держал в руке пистолет. Потом тоже исчез, и О'Хара напрягся в ожидании. Ему показалось, что прошла уйма времени, когда, наконец, увидел Форестера, появившегося из-за ближайшего домика и беззаботно махавшего ему рукой.

– Спускайтесь сюда! – прокричал он. – Здесь никого нет.

О'Хара перевел дыхание и встал.

– Я пойду назад и приведу остальных! – крикнул он.

Форестер в знак согласия махнул рукой.

О'Хара быстро собрал свой отряд и привел его в лагерь. Форестер и Родэ ждали их в центре лагеря.

– Нам повезло. Здесь много продуктов, – ликовал Родэ.

И тут О'Хара вдруг осознал, что он не ел уже в течение полутора суток. Правда, особого голода он не испытывал, но прекрасно понимал, что если не подкрепиться, то силы скоро покинут его, как, впрочем, и всех остальных.

– Большинство хижин пусты, но три оборудованы для жилья, даже есть обогреватели и керогазы, – воодушевился Форестер.

О'Хара посмотрел на землю, покрытую следами автомобильных шин.

– Происходит что-то странное, – сказал он. – Родэ, ведь вы говорили, что рудники уже давно заброшены, а здесь – явные признаки жизни, однако вокруг никого нет. Что за черт!

Родэ пожал плечами.

– Может, коммуняки чего-нибудь не рассчитали? – сказал он. – Латиноамериканцы вообще не особенно сильны в организации и планировании. Может, кто-то поставил им палку в колеса.

– Может быть, – согласился О'Хара. – И мы должны этим воспользоваться. Как вы думаете, что нам сейчас лучше предпринять? И сколько времени мы можем здесь находиться?

Форестер посмотрел на своих спутников, которые как раз входили в одну из хижин, затем поднял глаза к небу.

– Мы здорово утомлены, – сказал он. – Пожалуй, мы останемся здесь до завтра. Нам надо поесть, и, когда мы сможем вновь идти, станет уже очень поздно. Так что лучше здесь побыть в тепле и заночевать.

Хижины были неплохо оборудованы. В них были примусы, лежанки, много одеял и большой выбор консервов. На столе в одной из них они увидели остатки еды, грязные немытые тарелки, оловянные кружки с замерзшей на дне кофейной гущей. О'Хара пальцем нажал на слой льда, и он хрустнул.

11
{"b":"5390","o":1}