ЛитМир - Электронная Библиотека

Он задумчиво посмотрел в свой стакан.

— Предположим, Блейку не удается уйти совсем. Предположим, через месяц его ловят. Полиция и тюремная охрана просто счастливы, — но не я, черт побери! Мне хотелось бы знать, что он делал в течение этого месяца, с кем говорил. Понимаете, что я имею в виду?

Я кивнул.

— Ну да, если это произойдет, то отпадает надобность держать его в тюрьме. Бросить его в кутузку еще на сорок лет — все равно, что запереть дверь конюшни после того, как лошадь ушла из нее.

— Лошадь — это информация, которой располагает Блейк, а не сам Блейк. — Макинтош беспокойно заерзал на стуле. — Сейчас строят специальную, очень надежную тюрьму на острове Уайт. Маунтбэттен следит за строительством. Толковый человек, между прочим. Стоило ему взглянуть на план этой высококлассной тюрьмы, как он тут же продемонстрировал, как легко будет вызволить из нее преступника.

Он посмотрел на меня выжидательно, и я решил отреагировать.

— Вызволить?

Он осклабился.

— Приятно видеть, что вы отвечаете тому стандарту, который отражает ваше досье. — Он взял стакан. — А мне нравится это вино.

Я долил в его стакан вина.

— Приятно сознавать, что тебя ценят.

— Если вы почитаете доклад Маунтбэттена — особенно его заключительную часть, где он рассуждает об этой новой тюрьме, — вы поймаете себя на том, что вам кажется, будто вы читаете научно-фантастический роман. Кабельное телевидение с электронной системой, которая включает тревогу, если в поле зрения камеры попадает любой движущийся предмет — прекрасная идея. Это защита. А атака? Для атаки используются вертолеты и автономные ракетные двигатели, позволяющие человеку высоко прыгать. Господи! Как в романах о Джеймсе Бонде! Вы улавливаете, что за этим стоит?

— Да, — протянул я. — Организация.

— Точно! — воскликнул Макинтош. — У нас появился абсолютно новый тип преступления: своего рода бизнес. Некто додумался до того, чтобы получать прибыль, помогая людям бежать из тюрьмы. Я думаю, это началось с Великого ограбления поезда. Там ребятам дали особенно тяжелые сроки — Биггс и Вильсон получили по тридцать лет каждый. Но у них были деньги, и они потратили их на создание организации.

Он вздохнул.

— Иногда я просто удивляюсь, знают ли судьи, что они делают. Убийца может оказаться на свободе уже через десять лет, но берегитесь, если вы совершили преступление против собственности! Итак, организация была создана, и ее задачей стало извлечение из тюрем тех заключенных, которые могут хорошо заплатить. И вы не поверите, сколько таких находится! И когда организация стала действовать, она приобрела, как любое другое дело, тенденцию к расширению, а тот, кто руководил ею, стал искать финансовой поддержки, и ему, разумеется, было наплевать, откуда она приходит — лишь бы шла.

— Русские?

— А кто же еще? — горько усмехнулся Макинтош. — Как я уже сказал, мне безразлично, если грабители поезда перелетают через тюремную стену и приземляются где-нибудь на Ривьере, но когда дело касается государственной безопасности, что-то надо делать. — Он нахмурился. — Если бы это дело предоставили мне, я бы собрал всех шпионов, поместил их в одну кутузку, окружил бы ее частями военной полиции и армии и дат бы им право в случае необходимости стрелять. Но наши шефы предпочитают другие методы.

— А я как вписываюсь во все это? — полюбопытствовал я.

— Я еще не закончил вводить вас в курс дела, — раздраженно заметил он. — Премьер-министр велел заняться этим вопросом, и им занялись. Попыталась что-то сделать полиция, в том числе спецназ: подключились и более скрытые и экзотические структуры, связанные с контрразведкой. Ничего не вышло. Однажды, впрочем, они были близки к успеху. Один заключенный пожелал говорить. Догадайтесь, что с ним произошло.

Я, будучи реалистом, тут же ответил:

— Он скоропостижно скончался.

— Да-да, его убили, — сказал Макинтош. — Но эта банда вытащила его из тюрьмы для этого. Вы представляете, какая вопиющая наглость? Его нашли три дня спустя с пулей в затылке.

— Я что-то не читал ничего об этом случае, — сказал я.

— Его тут же засекретили, — голос Макинтоша звучал немного устало, — такие вещи предавать огласке никому не хочется. Туманная ссылка на него есть в докладе Маунтбэттена, посмотрите параграф 260.

— Ну а моя-то роль здесь какова? — опять спросил я.

— Вы узнаете несколько позже. Итак, моя задача — государственная безопасность, и вы можете выбросить из головы всю эту чепуху типа плаща и кинжала. Я работаю в другой плоскости, на уровне Кабинета министров. По сути дела, я подотчетен только премьер-министру. Поскольку все провалились на этом деле, он вручил одному мне ответственность за него и предоставил право заниматься им так, как я сочту нужным, — но отнюдь не когда я сочту нужным. — Он почесал в затылке. — Время — вещь, конечно, относительная, как я объяснил премьер-министру, и он с этим согласился. Но будем надеяться, что пока я руковожу этим делом, проколов в безопасности не будет, ибо на плахе — моя голова. — Он посмотрел по сторонам и подозвал официанта. — Давайте выпьем кофе. С ликером. Я хочу попробовать местный ван дер Хам. Присоединитесь?

— Я возьму Драмбюи, — сказал я сухо.

Он заказал кофе и ликеры, затем неожиданно спросил:

— Слышали когда-нибудь о человеке по имени Риарден — Джозеф Риарден?

Я немного подумал.

— Нет.

— Да вы и не могли о нем слышать. Риарден — преступник. Вернее, был им. Причем, очень хорошим. Умным, сообразительным, изворотливым. Как вы, я бы сказал.

— Благодарю за комплимент. Он что, мертв?

— Три недели тому назад он был убит в Юго-западной Африке. Ничего мокрого не подозревается. Обыкновенная катастрофа. Автомобильный бог принимает в качестве жертвы любого — плохого и хорошего. Вся штука в том, что никто не знает, что он мертв, за исключением вас, меня и нескольких высокопоставленных южноафриканских полицейских чинов. Когда премьер-министр поручил мне эту треклятую работу, я сразу же стал искать кого-нибудь похожего на Риардена. Такого можно было бы обнаружить в Канаде, Австралии, Новой Зеландии, в Штатах или в Южной Африке. Факт состоит в том, что он нашелся в Южной Африке. Вот фотография.

Я положил ее лицом на стол, пока официант готовил нам кофе, и перевернул только тогда, когда мы вновь остались одни. Макинтош одобрительно разглядывал меня, пока я изучал фотографию.

— Как только я заполучил Риардена, — сказал он, — я начал поиски того, кто выглядел бы, как Риарден и кто мог бы сойти за южноафриканца. Компьютеры — замечательные машины. Один из них выдал мне вас уже через двадцать минут.

— Значит, подмена, — сказал я. — Мне приходилось этим заниматься, дело весьма рискованное. Меня очень легко могут разоблачить.

— Не думаю, — с уверенностью сказал Макинтош. — Начать с того, что действовать вы будете в Англии, где Риарден никогда не был. К тому же вам не придется там особенно передвигаться, так что встреча со старыми приятелями маловероятна.

— Как распорядились с телом Риардена? — спросил я.

— Его похоронили под другим именем.

— Не повезло семейству. У него осталась вдова?

— Он не был женат. А родители прекрасно без него обходятся.

Я посмотрел на этого худого белобрысого человека с бесцветными ресницами и решил, что он довольно безжалостный негодяй. Интересно, как мы поладим с ним во время реализации его своеобразных планов.

— Итак, я — Риарден. И я в Англии. Что дальше?

— Не торопитесь, — сказал Макинтош. — Хотя Риарден был умен, он все же провалился. Всего один раз. Сидел в тюрьме в Претории. Знаете что-нибудь об африканских тюрьмах?

— Упаси Боже, нет.

— Придется узнать. Я дам вам человека, который познакомит вас с условиями содержания в тюрьмах, с тюремным сленгом. — Он криво усмехнулся. — Неплохо было бы самому посидеть месячишко-другой, чтобы лично все посмотреть. Я могу это устроить. — Он задумался, проворачивая возникшую идею в своем мозгу. — Нет, не пойдет, слишком рискованно.

24
{"b":"5391","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девушка с глазами цвета неба
Спасенная горцем
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Лагом. Шведские секреты счастливой жизни
Аниматор
Соглядатай
Мировой кризис как заговор
Цвет жизни