ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чернокнижник
Жизнь замечательных веществ
Стать инноватором. 5 привычек лидеров, меняющих мир
О рыцарях и лжецах
Черная Пантера. Кто он?
Погружение в Солнце
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Жизнь прекрасна. 50/50. Правдивая история девушки, которая хотела найти себя, а нашла целый мир
Ледяной укус

— Кто вы такой?

Я попытался привстать, опираясь нетвердыми руками о пол.

— А вам не все равно?

Капитан перевел глаза на Слэйда, сидевшего, как мешок, на стуле, затем на лестницу, которая вела к каютам.

— Так-так, Линч, — сказал он голосом, в котором слышался рокот пробуждающегося вулкана, — что ж ты за охранник такой?

Я повернул голову. Линч смотрел на Слэйда широко открытыми от ужаса и удивления глазами.

— Не понимаю, — бормотал он. — Я же был у него полчаса тому назад. Я проверял дверь, она была закрыта.

— Она была закрыта, — передразнил его капитан. — Как же она была закрыта, если этот смог увести из каюты Слэйда?

Линч посмотрел на меня.

— Господи, это же Риарден? Но он не мог быть в каюте! — повторил он упрямо. — Я бы увидел его.

— Я был в душе, стоял совсем рядом с тобой, идиот!

Линч двинулся на меня с красными от ярости глазами, но капитан железной рукой остановил его и, схватил меня за волосы, поднес к моему лицу пистолет.

— Значит, ты Риарден, — сказал он, гладя мою щеку дулом. — Мы очень интересуемся тобой.

Холодный голос рядом произнес:

— Никакой он не Риарден.

Капитан сделал шаг в сторону, и я увидел китайца, смотревшего на меня с непроницаемым лицом. Рядом с ним стоял высокий блондин, который заправлял в длинный мундштук сигарету. Затем он сунул руку в карман элегантного халата, достал из него зажигалку и щелкнул ею.

— Его зовут Станнард, я полагаю, — сказал Уилер. — Оуэн Станнард. — Он зажег сигарету. Очень предупредительно с вашей стороны оказаться здесь вместе с нами, мистер Станнард. Это снимает с меня необходимость заниматься вашими поисками.

Глава десятая

1

— Как вы его поймали? — спросил Уилер капитана.

— Мехмет наткнулся на крюк на корме с привязанной к нему веревкой и сообщил мне. Мы схватили их, когда они собирались покинуть судно. Этот идиот, — он показал пальцем на Линча, — позволил им уйти.

Уилер окинул Линча холодным взглядом.

— Я поговорю с тобой позже. Спускайся вниз.

Линч попытался что-то сказать, но Уилер так посмотрел на него, что он предпочел быстро повернуться и уйти. Тем временем мне стало немного получше. Выкрученные руки уже не так болели, а живот, хотя и представлял собой, видимо, сплошной синяк, позволял дышать более или менее нормально. Уилер обратился ко мне.

— Итак, мистер Станнард, каким образом вы рассчитывали доставить Слэйда на берег? На лодке? Где же она?

— Я сам подплыл к яхте.

— И хотели так же плыть и обратно? — удивился он. — С калекой Слэйдом? Я вам не верю. — Он повернулся к капитану. — Найдите лодку.

— Уже ищем, — сказал капитан.

Уилер одобрительно кивнул и озабоченно спросил обмякшего на стуле Слэйда:

— Мой дорогой друг, что заставило вас пойти вместе с этим человеком? Вы знаете, кто он? Если бы ему удалось доставить вас на берег, вы тотчас же оказались бы в руках полиции. И сами знаете, чем это грозит — сорок лет тюрьмы. Чем он вас соблазнил?

Слэйд с трудом приподнял голову.

— А я знаю вас. Мы как-то встречались.

— Да, при более счастливых обстоятельствах, — согласился Уилер. — Один раз на конференции Европейской ассоциации свободной торговли, второй раз на каком-то обеде, забыл, кто его давал.

— Вы — Уилер, член парламента. С какой стати вы хотите мне помочь?

— Хороший вопрос, — сказал я. — Отвечайте ему, Уилер. Скажите Слэйду, почему вы собираетесь совершить предательство. — Я осторожно потер рукой мой избитый живот. — Насколько мне известно, до сих пор предательство влекло за собой смертную казнь. — Я ухмыльнулся. — Кому это лучше знать, как не вам?

Но Уилера не так легко было вывести из себя. Он улыбнулся и сказал холодным тоном:

— Я помогаю вам, потому что не признаю британских законов, потому что, как и вы, борюсь за лучший мир. — Он положил руку Слэйду на плечо.

— Почему же я ничего о вас не знал? — спросил Слэйд. — Я должен был бы знать.

— А почему, собственно, вы должны были знать? Вам это знать не положено. Так надежнее. — Уилер опять улыбнулся.

— Вы были значительной фигурой, Слэйд, но не такой значительной, какой являюсь я.

— Какой вы являлись, — поправил я его. — С вами все кончено, Уилер.

Он игнорировал меня и продолжал сосредоточенно смотреть на Слэйда.

— Какую чепуху успел вам внушить Станнард? Вы просто дурак, если поверили своему врагу.

— Что мы делаем на Мальте? — спросил Слэйд.

Уилер откинулся на спинку кресла и расхохотался.

— Так вот что он использовал! Я везу вас домой. А в Средиземном море я обычно провожу отпуск. Не сделать этого в нынешнем году и отправиться в Балтику выглядело бы подозрительным. Даже ради вас я не хочу подвергать себя риску.

— Вы — албанец, — сказал Слэйд. — Я вам не доверяю.

— Так-так, мягко произнес Уилер. — А какая вам разница?

— Разницу делает он, — сказал Слэйд, кивая на молчаливо стоявшего китайца.

— Да, это большая разница, — вновь вмешался я. — Уилер говорит, что везет вас домой. Дом — это место, которому принадлежит сердце человека. А его сердце принадлежит Пекину.

Уилера, наконец, проняло, и он зловеще прошипел мне:

— Нет, мне придется заставить вас замолчать… навсегда!

— Он помолчал и продолжал, опять обращаясь к Слэйду. — В общем-то, не имеет значения — знаете вы или нет, куда мы следуем. Для вас же было легче думать, что вы едете в Москву. Да и нам спокойнее. Но вы в наших руках, и мы вас доставим куда следует живым и невредимым.

Видя изменившееся выражение глаз Слэйда, я усомнился в этом. Он вполне мог найти средство покончить с собой, и такая смерть куда предпочтительнее того процесса добывания информации, который его ожидал в Китае. Любой человек должен знать, когда его песенка спета…

Но Уилер уже перехватил инициативу.

— Разумеется, ваше содержание будет теперь более строгим. Мы не позволим вам повеситься на подтяжках.

— Я тоже остаюсь с вами? — спросил я.

Уилер посмотрел на меня задумчиво.

— Вы? — он покачал головой. — Не думаю, чтобы вы заинтересовали моих друзей. Вы слишком долго были вне игры и не располагаете современной информацией об английской разведке. Южно-африканский соня для нас не имеет значения. — Он слегка повернул назад голову. — Как вы думаете?

Китаец впервые заговорил.

— Он бесполезен, но опасен, так как много знает, — сказал он бесстрастно. — Убейте его.

Тут я виртуозно выругался по-китайски, и он открыл от изумления рот. Все-таки до восточных людей иногда кое-что доходит.

— Да, Станнард. Мы должны будем убить вас. Но как? — Задумчиво заговорил Уилер. — Ага. Вот. Мы обнаруживаем на борту зайца. Вооруженного. Возникает стычка, раздается выстрел, и нарушитель получает пулю. Из собственного пистолета. Мы сообщаем о происшествии полиции, и тут обнаруживается, что этот человек — не кто иной, как беглец из английской тюрьмы — Риарден. — Он улыбнулся. — Эта история немало добавит к моему образу. Представьте себе заголовки английских газет. Что вы на это скажете?

— Да ничего особенного, — сказал я. — Если вы свяжетесь с полицией по моему поводу, они захотят узнать и о Слэйде. Он для них гораздо более важен, чем я. Они устроят здесь обыск и проверят каждую дощечку. Пока Слэйд у вас на борту, вряд ли вы решитесь на это.

Уилер кивнул.

— Это правда. Боюсь, что мне придется обойтись без этой привлекательной театральности. Мой образ как-нибудь просуществует без этого. Кроме того, прежде, чем умрете, вы ответите на несколько вопросов, в частности, по поводу сообщников. Кстати, — тут он повернулся к капитану, — каковы результаты поисков лодки?

— Сейчас выясню, — сказал капитан и вышел из салона.

Я вздохнул.

— Я же сказал, что был один.

Уилер опять кивнул.

— Может быть, вначале вы были один, но где-то по дороге у вас могли появиться помощники. Вы понимаете, что мне надо точно знать об этом. — Он указал на китайца. — Мой друг располагает средствами установления истины, но вряд ли вам захочется с ними познакомиться.

46
{"b":"5391","o":1}