ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эта проклятая лодка… Она дважды чуть не налетела на меня.

— Они тебя видели?

— Не думаю.

— Они чуть не пришибли и меня, — сказал я. — А что случилось с нашей лодкой?

— Я заметила, что кто-то из команды наткнулся на крюк, и поняла, что тебе грозит беда. Я подплыла к носу яхты, вскарабкалась на нее по якорной цепи, а лодку просто отпустила.

— Все сложилось для меня удачно. Ты здорово управляешься со своей хлопушкой.

— Ну, за шесть ярдов кто угодно мог бы сделать то же самое.

— Но там не было кого угодно. Была ты. Она посмотрела вокруг себя.

— Надо, пожалуй, идти. Здесь на нас могут наткнуться. Я покачал головой.

— Тут мы в относительной безопасности. В этой гавани столько всяких лагун и ручьев, что парням Уилера пришлось бы проверить миль десять береговой линии. Впрочем, ты права — лучше уходить. До отеля отсюда далеко, а нам надо попасть туда до рассвета. Как ты, готова?

Элисон встала на ноги.

— Я готова.

Путь до отеля, по моим подсчетам, должен был отнять у нас не меньше часа. Мы шли молча. Не знаю, о чем думала Элисон, но я ломал себе голову над тем, что делать дальше и, наконец, сказал:

— Что ж, задание я провалил. Необходимо было либо доставить Слэйда живым, либо убить его, но ни того, ни другого я не сделал.

— Не вижу, как бы ты мог добиться успеха.

— Мог бы. Я мог бы убить Слэйда на яхте, а не пытаться вызволить его оттуда.

— Спящего человека убить нелегко, — сказала Элисон и содрогнулась. — Вообще убить человека нелегко.

— Скольких людей ты убила?

— Одного, — ответила она срывающимся голосом. — Се… годня. — Ее охватила дрожь.

Я обнял ее.

— Успокойся. Со временем это пройдет. Поверь мне.

Я проклинал Макинтоша за то, что он сделал со своей дочерью. Но он сделал из нее профессионала, и она должна была рефлекторно реагировать на нужный сигнал, как собака Павлова. Чтобы отвлечь ее от переживаний, я сказал:

— Нам надо срочно покинуть отель.

— Конечно. А потом что?

— Черт его знает! Все зависит от того, насколько задержится яхта. Если она снимется с якоря, — все, наше дело — труба.

— А если нет?

— У нас есть еще шанс.

— Теперь ты уже не сможешь попасть туда. Такие вещи дважды не удаются.

— Знаю. Надо придумать что-нибудь еще.

Мы погрузились в унылое молчание и продолжали шагать по направлению к отелю. Одежда наша промокла, и в этот предрассветный час стало холодно. Кроме того, мы страшно устали, и думать ни о чем не хотелось.

Солнце появилось на горизонте, и на улицах стали попадаться редкие люди. За время пути одежда на нас высохла, и мы не привлекали ненужного внимания. Вскоре нам попались рабочие, которые стоя на лестницах, развешивали через улицу гирлянду фонариков.

— Ранние пташки эти ребята! Что, намечается какое-то празднество?

— Да, сегодня карнавал. Они тут часто бывают.

Я вспомнил ворчливого человека в гавани, который жаловался на шум.

— Вечером, наверно, будет фейерверк?

— Обязательно. На Мальте одно неотделимо от другого. Что-то шевельнулось у меня в мозгу — первые проблески идеи. Я не торопил ее — пусть она достаточно созреет. — Элисон, сколько у нас денег?

— Около трех тысяч фунтов, включая твои пятьсот.

Что ж, по крайней мере финансово мы были хорошо подготовлены к войне. Идея потихоньку зрела, но прежде, чем начать ее обдумывать, надо было еще раз посмотреть на чертежи яхты-двойника «Артины».

Заспанный портье вручил нам ключи от номеров, и мы поднялись наверх. У моей двери я сказал Элисон:

— Зайди-ка ко мне на минутку. — Затем налил в стакан из-под зубных щеток приличную порцию виски. — Влей это в себя, и тебе станет лучше. Пойди к себе, прими горячий душ, смени одежду и не мешкай. Мы уезжаем отсюда, надо это сделать в течение получаса.

Она слабо улыбнулась.

— Куда же мы едем?

— Мы должны закопаться в землю — где, точно еще не знаю. Уилер, безусловно, пошлет своих людей проверять отели. Может, они уже сделали это. Не забудь о самом существенном — деньгах, паспорте и документах на самолет.

Когда она ушла, я последовал своему собственному совету: опрокинул стакан виски, принял трехминутный горячий душ, снявший с тела часть болезненных ощущений и прогревший кости. Живот мой был иссиня-черен от ударов. После душа я быстро оделся и стал собирать свои вещи. Их было не так уж много.

Затем сел на кровать и занялся планом яхты. К счастью, на нем был указан масштаб, что позволяло рассчитать расстояния с вполне приличной точностью. Идея уже не только росла в моем мозгу, но стала расцветать. Весь расчет был на то, что Уилер застрянет в гавани Марсамксетт еще на одну ночь.

Вернулась Элисон, неся с собой один из тех больших саквояжей, которые вмещают в шесть раз больше, чем предполагается. Мы вышли из отеля через черный ход и пять минут спустя уже были в Кингсгейте, где сели на автобус до Сенгли.

Элисон выглядела несколько бодрее.

— Куда же мы направляемся и почему? — спросила она.

Я заплатил кондуктору за проезд и сказал:

— Скажу, когда приедем.

Автобус был заполнен народом, и мне не хотелось посвящать пассажиров в подробности плана ликвидации Уилера и Слэйда.

Мы добрались до Сенгли довольно быстро. Сенгли — это полуостров, выдающийся в Большую Гавань между Французским и Доковым ручьями. Я полагал, что здесь мы сможем найти то, что нужно — лодочный сарай, желательно с отдельным судоподъемником.

Было еще слишком рано, чтобы начинать заниматься делом, но кафе уже открылись, и мы с Элисон позавтракали, что было очень кстати. Расправляясь с яичницей с ветчиной, я спросил Элисон:

— Видели тебя все-таки вчера или нет? Могут узнать? — Думаю, что нет, — сказала она.

— Уилер вначале не был уверен, что у меня есть помощник. Теперь он, конечно, знает, что есть, но не знает, кто. Тебе придется заняться покупками. Мне появляться в людных местах опасно.

— Что нужно купить?

— Прежде всего лодочный сарай. Мне он нужен всего на двенадцать часов, но этого говорить не надо, придется арендовать его месяца на три. Допустим, я конструктор, работаю над новым типом подводных крыльев. Ну и подстраховываюсь, чтобы кто-нибудь, допустим, соперник, знал о моей работе, подглядывал и тому подобное. Поэтому мне нужны замкнутость и безопасность. Говори что-нибудь в этом роде.

— Дальше что?

— Затем ты должна купить моторную лодку, довольно большую, футов в двадцать длиной, и чертовски быструю, с сильными моторами.

— Навесными или стационарными?

— Это неважно. Навесные дешевле, но они должны быть очень мощными. Лодку приведешь к сараю. — Я посмотрел через окно на улицу. — Тут поблизости есть металлические мастерские, там найдется то, что мне нужно, включая сварочный аппарат.

Брови Элисон слегка дрогнули.

— Итак, тебе нужна быстрая лодка и сварочный аппарат. Дальше? — спросила она терпеливо.

— Дальше ты нанимаешь грузовик. Ты умеешь водить грузовик? — Она посмотрела на меня с холодным презрением, и я улыбнулся. Ну, разумеется, она сдала все свои жизненные экзамены с развевающимися знаменами, сидя в командирской машине. — Значит, ты нанимаешь грузовик и привезешь на нем столько хлопушек, чтобы набить ими лодку.

Теперь она заинтересовалась.

— Хлопушек?

— Да, хлопушек, ракет, — все, что они тут используют для фейерверка. Мне нужны крупные штуки — не всякие там дешевые бенгальские огни и прочая мелочь, а то, что хорошо взрывается — с шумом, со снопами искр. Думаю, что здесь есть склады, где можно купить оптовую партию. Сможешь это сделать?

— Смогу, — сказала она. — А теперь скажи, на кой черт это?

Я вытащил план яхты и положил его на стол.

— Я побывал на «Артине», и все, что видел, соответствует этому плану. Думаю, что мы можем ему доверять. — Я постучал ногтем по бумаге. — Вот помещение, где расположены два дизеля Роллс-Ройс мощностью по 350 лошадиных сил. Они потребляют массу топлива. Ниже расположены бак с водой и бак с топливом, который содержит 1200 галлонов. — Мой палец двинулся по плану. — Впереди моторного помещения — каюта Уилера, а дальше — кубрики для команды. Под ними — цистерны, в которых находится основной запас топлива — 5350 галлонов. Мы знаем, что заправка произошла только что и цистерны полны. Чтобы проникнуть в одну из них, нужно пробить отверстие в корпусе, по крайней мере, в трех футах ниже ватерлинии, а лучше — глубже. Корпус сварен из мягкой стали толщиной в пять шестых дюйма. Чтобы сделать в нем такую дыру, нужна большая сила. — Я взглянул на Элисон.

48
{"b":"5391","o":1}