ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– По-моему, его лучше вытащить и вскрыть на земле, – предложил он дрогнувшим от волнения голосом.

Уокер с Харрисоном волоком подтащили ящик к краю и перекантовали вниз. Ящик грохнулся на пыльную дорогу. Курце попросил:

– Дайте-ка мне вон тот штык.

Уокер вынул штык из ножен у мертвого немца и передал Курце. С визгом вылетали гвозди, но крышка не поддавалась. Наконец Курце сорвал ее:

– Так я и думал.

– Что это? – спросил Харрисон, утирая лоб.

– Золото, – тихо ответил Курце.

Все застыли…

* * *

Уокер был уже вдребезги пьян, когда дошел до этого места своего рассказа. Он еле держался на ногах и, чтобы сохранить равновесие, хватался за стойку бара и торжественно повторял:

– Золото!

– Ради всех святых, скажите, что вы с ним сделали? – воскликнул я. – И сколько же его там было?

Уокер тихонько икнул.

– Как насчет… еще по одной? – спросил он.

Я тотчас сделал знак бармену.

– Давай рассказывай, мне не терпится узнать, чем все закончилось.

Он искоса посмотрел на меня.

– Вообще-то, не надо бы мне рассказывать тебе об этом, – сказал он. – Да черт с ним!.. Теперь уже все равно. А дальше было вот что…

* * *

Долго стояли они, глядя друг на друга.

– Я же говорил, – сказал Курце, – что мне эти ящики знакомы. Такие использовали на золотом руднике. Риф для упаковки слитков перед погрузкой на транспорт.

Убедившись, что все ящики в этом грузовике одинаковой тяжести, они как безумные бросились к другим машинам. Второй грузовик разочаровал их: он был забит коробками с какими-то документами.

Курце, копаясь в коробке и выкидывая оттуда бумаги, произнес с досадой:

– И кому понадобилась эта макулатура?!

Уокер выбрал подшивку и пролистал.

– Похоже, это документы из Итальянского государственного архива. Может быть, сверхсекретные?

Из глубины кузова донесся приглушенный голос Харрисона:

– Эй, ребята, смотрите, что я нашел!

Он вынырнул оттуда с пачками бумажных лир в обеих руках – чистенькими, новыми банкнотами.

– Тут их целый ящик! А может, и больше!

В третьем грузовике опять оказалось золото, но его было меньше, чем в первом; там же стояло несколько крепко сколоченных деревянных ларцов с запорами. И снова им пришлось поработать штыком.

– Боже! – прошептал Уокер, когда открылся первый ларец. С благоговейным ужасом он достал оттуда переливающееся всеми цветами радуги драгоценное ожерелье из бриллиантов и изумрудов.

– Сколько оно может стоить? – спросил Курце у Харрисона.

Харрисон обалдело мотал головой.

– Откуда мне знать? – Он слабо улыбнулся. – Я в этом не разбираюсь.

Они стали копаться в ларце, и Курце наткнулся на золотой портсигар.

– Здесь что-то написано, – сказал он и громко прочитал: – «Саго Benito da parte di Adolfe. Brennero. 1940»[8].

Харрисон медленно заговорил:

– Гитлер встречался с Муссолини на Бреннерском перевале в сороковом году. Тогда-то Муссолини и принял решение вступить в войну в качестве союзника Германии.

– Ну вот, теперь мы знаем, кому это принадлежит, – сказал Уокер, помахивая рукой.

– Или принадлежало, – задумчиво поправил его Курце. – А вот кому это принадлежит теперь?

Они переглянулись и примолкли. Курце первым прервал молчание:

– Пошли посмотрим, что в последнем грузовике.

Четвертая машина была набита уже знакомыми коробками с документацией. Но в ней еще был ящик с короной, инкрустированной драгоценными камнями – рубинами и изумрудами, но без алмазов.

Харрисону пришлось поднатужиться, чтобы поднять ее.

– Какой же гигант носил ее во дворце? – спросил он, собственно, ни к кому не обращаясь. – Недаром говорят, что «долу клонится глава под тяжестью короны», – вполголоса пробормотал Харрисон, укладывая корону обратно в ящик. – Ну и что будем делать?

Курце поскреб затылок.

– Действительно, проблема, – согласился он.

– Давайте заберем все себе, – прямо заявил Харрисон. – По праву победителей это – наше.

Простодушный Харрисон сказал то, что было у всех на уме. Атмосфера разрядилась, и всем стало легче.

Курце счел необходимым собрать всех и провести голосование.

– Что толку голосовать, если хоть один не согласится, – небрежно обронил Харрисон.

Его сразу поняли. Если хоть один из них решит, что нужно обо всем рассказать Графу, большинство вынуждено будет подчиниться. Наконец Уокер предложил:

– Без паники. Проголосуем, а там посмотрим.

На дороге все было спокойно, поэтому Донато и Паркера отозвали с постов. Пленных загнали в грузовик, так что Альберто тоже смог участвовать в обсуждении. Все вместе они приступили к работе, как парламентская комиссия по процедурным вопросам.

Харрисон напрасно волновался – проголосовали единодушно. Слишком велик был соблазн, чтобы кто-то отказался.

– Не попасть бы впросак, – сказал Харрисон, – ведь когда обнаружится пропажа, начнется самое грандиозное в истории расследование, независимо от того, кто выиграет войну. Итальянское правительство не успокоится до тех пор, пока не найдет пропажу, особенно документы. Бьюсь об заклад: они страшнее динамита.

Курце погрузился в размышления.

– Значит, мы должны спрятать и сокровища, и грузовики. Ничего не должно быть обнаружено. Надо сделать так, чтобы все решили – транспортный караван исчез бесследно.

– Как же мы это сделаем? – спросил Паркер. Он посмотрел себе под ноги: везде были камни. – Нам потребуется неделя только на то, чтобы закопать сокровища, но нам не удастся закопать даже один грузовик, не говоря уже о четырех.

Харрисон щелкнул пальцами.

– Старый свинцовый рудник, – сказал он, – он же недалеко отсюда.

Лицо Курце просияло.

– Точно, – сказал он, – там есть подземная выработка, в которую все и войдет.

Паркер недоумевал:

– Какой свинцовый рудник… какая подземная выработка?

– Понимаешь, это горизонтальный ствол шахты в горе, – объяснил Харрисон. – Эти шахты заброшены еще с начала века. Никто к ним и близко не подходит с тех пор.

Альберто понял:

– Мы загоняем внутрь грузовики…

– …и взрываем вход, – смачно закончил Курце.

– А почему бы не прихватить что-нибудь из драгоценностей? – предложил Уокер.

– Нет, – отрезал Курце, – слишком опасно. Харрисон прав. Тут такая адская заварушка начнется, когда выяснится, что груз исчез. Его нужно припрятать и дождаться момента, когда опасность минует и можно будет спокойно достать все обратно.

– У тебя есть знакомые среди скупщиков краденых драгоценностей? – съязвил Харрисон. – А если нет, как ты избавишься от них?

Решили спрятать все: грузовики, трупы, золото, документы, драгоценности – абсолютно все. Загрузили машины, собрав все ценное в два грузовика, а все остальное, включая бумаги; – в два других. Решили первой в туннель загнать штабную машину, на которую водрузили мотоцикл, за ней – грузовики с документацией и трупами и последними – грузовики с золотом и драгоценностями.

– Так нам будет легче добраться до них, – пояснил Курце.

Освободиться от грузовиков удалось довольно легко. От пыльной дороги, где они находились, к шахтам вела заброшенная колея. Подъехав туда, они завели машины в самый большой туннель задним ходом, именно в том порядке, как и было задумано. Курце и Харрисон приготовили заряд для взрыва, чтобы завалить вход. Нехитрое дело заняло всего несколько минут. Курце поджег фитиль и отбежал.

Когда пыль осела, они увидели, что вход в туннель, ставший отныне пышной гробницей для семнадцати мертвецов, исчез.

– Что мы скажем Графу? – спросил Паркер.

– Скажем, что имели небольшую стычку на дороге, – сказал Курце. – Кстати, так ведь и было, верно? – Он широко улыбнулся и велел трогаться в путь.

По возвращении в лагерь они узнали, что Умберто попал в хороший переплет и потерял много людей. Коммунисты нарушили договоренность и не явились, а ему так не хватало пулеметов…

вернуться

8

«Дорогому Бенито от Адольфа. Бреннер. 1940» (ит.) Бреннер перевал в Альпах, у границы Австрии и Италии.

6
{"b":"5392","o":1}