ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Для модели у меня слишком много жира. Да я просто корова! У меня восьмой размер, — стыдливо шепчет Джанет и снова принимается подвывать.

— А, понятно, — киваю я. Общаясь с парой моделей, я научилась разбираться в модельных стандартах. Модель должна быть длинной, костлявой и угловатой. Козел вроде Джино относится к девчонкам как к машинам или дорогим костюмам, считая, будто имеет право менять их так же часто. Он из числа тех идиотов, что верят в модельные стандарты. Женщины вроде Кэтрин Зета-Джонс для него не существуют.

Значит, мистер Очарование бросил нашу Джанет.

— Я клялась ему, что сяду на диету, — вздыхает та. — Но он сказал, что я никогда не буду такой изящной, чтобы нравиться ему. Еще он сказал, что я уже старая!

— Он просто грязная свинья, твой Джино!

— Нет, он сказал правду.

— Что? Этот кретин сказал полную чушь. Послушай, дорогая, ты найдешь себе получше.

— Но Джино — миллионер! И граф. Я могла стать графиней.

— Ха, эти итальянские титулы ни черта не значат. Я слышала, что в Италии титул можно купить за двадцатку, — на ходу выдумываю я.

— Правда?

— Истинная правда. К тому же я уверена, что твой Джино очень скоро просадит все денежки и обанкротится. Он еще будет звать тебя обратно, но напрасно. К тому времени ты будешь обручена с Биллом Гейтсом.

— Но он уже женат, — возражает Джанет, моментально воспрянув духом. — Я смотрела в Интернете.

— Ладно, оставайся здесь, а я пойду приготовлю нам выпить и сбегаю в китайский ресторанчик за едой.

В ответ на мое предложение Джанет в испуге таращит глаза.

— Ты представляешь, сколько там калорий?

— Но ведь китайцы постоянно едят это. А среди них почти нет толстяков.

— Что ж, — задумчиво говорит Джанет, — надеюсь, одна порция не повредит. Но попроси для меня чего-нибудь из диетического меню.

— Договорились.

Джанет хватает свою крохотную сумочку — разумеется, от Прады, — достает из нее деньги и протягивает мне пару двадцаток.

— Не надо, за ужин плачу я, — пытаюсь возразить.

— Не глупи, Анна' — Джанет закатывает глаза. — Всем известно, что ты бедна как церковная мышь.

До позднего вечера мы пьем коктейли: я — ром-колу, а Джанет — джин-тоник. Мне удалось убедить ее, что в джине с тоником вообще нет калорий. При этом мы едим китайские закуски, которые по моим заверениям тоже выходят диетическими. Львиную долю закусок смела Джанет, но я ей не судья. Думаю, она уже лет пять не позволяла себе наесться до отвала.

— Ладно, теперь пойду погуляю, — неожиданно заявляет моя соседка, вставая.

— Стоит ли? Ты же навеселе!

Джанет кружится по комнате, напевая одну из песен Джей Ло. Это «Дженни из квартала», которую она переделала в «Джанет из квартала». При этом она слегка запинается, потому что, во-первых, никогда не могла петь рэп, а во-вторых, довольно пьяна.

— Я абсолютно трезвая. Как это… как стекло! — смеется Джанет, подкрашивая губы. — Ночь нежна, клубы ждут. Эй, соседка, давай закатимся в какой-нибудь клуб, а?

Я бросаю взгляд на стопку нетронутых сценариев.

— Мне нужно работать.

— Я знаю, что ты стесняешься. Не стоит! — Джанет по-своему истолковывает мой отказ. — Не надо думать, что тебя не пустят. Я скажу, что ты со мной. Просто войду, мать их, и брошу им в лицо: это моя подруга! — Она хохочет. Похоже, история с Джино уже забыта. — Посмотрите, кто пришел! (Джей Ми и Энн Би!) Будет здорово!

— Не сомневаюсь, что будет здорово, — покладисто отвечаю я. — Только у меня куча работы, ты же знаешь. Придется остаться дома.

— Ну как хочешь. — Джанет снимает с вешалки пальто. — Но ты должна знать, что ты вовсе не так плоха, как о себе думаешь. А даже если и так, то это твоя вина. Понимаешь, что я имею в виду?

— Да… все верно.

— Увидимся!

Джанет щедро опрыскивает себя «Дюной», опустошает бокал джин-тоника и, напевая, покидает квартиру.

Взглянув на часы, с ужасом понимаю, что уже четверть двенадцатого. Выпитое спиртное уговаривает меня завалиться спать, но я стоически сопротивляюсь.

Ну хотя бы пару сценариев!

Делаю себе кофе, одновременно проглядывая испещренные буквами листы. И что заставляет людей писать такую тягомотину? Вечно один и тот же избитый сюжет — вернее, добрая дюжина избитых сюжетов: пожилой полицейский предпенсионного возраста берется за «последнее дело»; скучающий богатый красавец встречает бедную, но независимую Золушку; какой-то идиот со справкой похищает дочь президента; агент ФБР пытается распутать хитроумное дело и выходит на вышестоящее, разумеется, крайне коррумпированное, начальство; талантливый вор грабит неприступные музеи совершенно непостижимым способом (в последнем варианте всегда полно неточностей — мало кто из простых смертных разбирается в тонкостях охранных систем)…

И все без души, без единой новой мысли. Почему эти авторы постоянно переписывают сюжеты фильмов, которые видели на прошлой неделе? А теперь догадайтесь, почему Таранти-но ждал такой успех?

Эйфория, в которой я пребывала, потягивая ром-колу, постепенно улетучивается, по телу разливается усталость — очнувшееся от легкого опьянения, оно напоминает мне, что не прочь отдохнуть. Черт! Так я никогда не найду шедевр! Я изучила, пожалуй, миллион бездарных сценариев всего за полгода, а теперь мне предстоит найти идеальный материал для идеального фильма за какие-то сутки.

Придется смириться с тем, что меня уволят.

Я беру сценарий Триш, который сознательно оставила на потом. Быть может, здесь меня ждет удача? Сомнительно, конечно. И зачем я обещала этой красотке сделать пометки с замечаниями? Так я никогда не доберусь до постели.

Бегло просматриваю первую страницу, перехожу ко второй и читаю ее уже более внимательно, затем третью, четвертую. Вторая чашка кофе остывает радом, но я совершенно забыла про сон.

Я не верю своим глазам! Это забавный, легкий текст с выпуклыми, живыми характерами. Чем больше я читаю, тем больший восторг меня охватывает. К середине сценария я уже хохочу как ненормальная, сочувствую героям, тронутая до глубины души их переживаниями. И ведь для съемок нужен совсем небольшой бюджет, что так нравится киностудиям. Господи, да эта комедия из тех, которые не стоят вам ни копейки, а приносят миллионы!

Словно в забытьи я снимаю одежду, бросаю ее прямо на пол и залезаю под одеяло. Уже половина второго, а я так возбуждена, что не могу уснуть. Просто лежу и таращусь в потолок.

Кажется, я все-таки нашла алмаз в навозной куче. Возможно, это мой единственный шанс!

Глава 4

Проснулась я рано. Точнее будет сказать, что я вообше не сомкнула глаз. То есть сомкнула, но совсем ненадолго, так как даже во сне я видела сценарий Триш.

В общем, чтобы взбодриться, мне понадобится почти кастрюля кофе.

Я слышу, как в ванной возится Джанет, вернувшаяся с ночной дискотеки, как за открытым окном гудят первые автомобили и попискивают утренние птицы. Сегодня лондонское утро радует меня, как никогда.

Забравшись под душ, я ловлю себя на том, что напеваю под нос. Я нахожусь на таком подъеме, словно пришло Рождество и я знаю, что получу какой-то особенный, потрясный подарок.

Когда я хватаюсь за фен, в квартире стоит тишина, что меня вполне устраивает. Обычно по утрам начинается страшный гвалт, мои соседки не могут поделить зеркало и сетуют на мешки под глазами. На этот раз Джанет рухнула в постель сразу после душа, а Лили вообще исчезла на несколько дней — должно быть, проводит время со своим нынешним парнем, футболистом.

Высушив волосы, я на цыпочках пробираюсь в кухню, где делаю себе большую кружку ванильно-орехового кофе, украв ложечку из банки Лили. Она все равно не заметит пропажи — банка просто огромна, — а я обожаю ванильно-ореховый кофе. К сожалению, больше украсть у нее нечего, потому что я не ем рисовые хлебцы и сою, так что приходится довольствоваться кофе. Одеваясь, вновь просматриваю «Мамашу невесты». Меня беспокоит коварная мысль, что вчерашний восторг был преждевременным и при повторном прочтении обаяние текста поблекнет. Так порой бывает со сценариями. Это немного напоминает мужские страхи — уснуть с красавицей, а проснуться с чудовищем.

17
{"b":"5393","o":1}