ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но нет! Текст действительно гениален. На этот раз «Мамаша невесты» мне нравится еще больше.

Я торопливо натягиваю светлые просторные брюки, белую футболку от Гэп, потрепанный спортивный бюстгальтер — какая разница, все равно некому на него смотреть! А я очень люблю этот бюстгальтер, в нем моя грудь не так сильно напоминает два воздушных шара. Зачем мне два огромных шара, если я пытаюсь не привлекать к себе внимания? Мой образ завершает вязаный кардиган, настолько бесформенный, что все мои вы — пуклости просто теряются под ним. Быстро наношу тон для лица, чуть-чуть темных румян на скулы и крылья носа — все, я готова к выходу.

Уже в прихожей придирчиво оглядываю себя в зеркале. Вроде все в порядке. Никакой помады на зубах, никаких вороньих гнезд на голове. Хватаю сценарий и торопливо спускаюсь в метро.

Стоит мне появиться в офисе, как я натыкаюсь на Китти.

— О, ты хорошо выглядишь, — говорю я легким тоном. Моя начальница бросает на меня презрительный взгляд.

Думаю, слово «хорошо» кажется ей недостаточно выразительным.

— Да уж, — язвительно говорит она, — некоторые из нас хотя бы пытаются выглядеть презентабельно.

Презентабельно — это слишком мягко сказано. На Китти томатно-красное платье, вроде бы от Версаче, с крохотными жемчужными пуговками, колготы цвета загара (точно «Вул-форд») и красные туфли, точь-в-точь как платье. Наряд в стиле восьмидесятых, но с современными штрихами: рукав три четверти, юбка чуть расклешена. Прибавьте ко всему этому крохотную черную сумочку и макияж в золотистых тонах. Сейчас Китти вполне может сойти за тридцатипятилетнюю.

— Надеюсь, ты не забыла, что сегодня приедет Эли Рот, — колко говорит моя начальница. — Некоторые ни на минуту не забывают об этом.

— Я тоже, — киваю я, нервно одергивая кардиган в попытке сделать свой вид чуть презентабельнее. — Но сейчас только полдевятого.

— Это так. Странно, что ни Шарон, ни Джона еще нет, — хмыкает Китти, словно забыв о том, что официально работа в нашем офисе начинается в десять. — Что ж, спасибо, что хоть ты приехала. Кстати, а чего это ты так рано? — Китти хмурит брови, словно ее осенила неприятная догадка. — Хочешь предстать в выгодном свете перед мистером Ротом? Думаешь, это поможет?

— Разумеется, нет. Не думаю, что я вообще способна выставить себя в выгодном свете.

Китти насмешливо оглядывает мой наряд, задержав взгляд на моем животе.

— Пожалуй, ты права.

После чего она посылает мне благосклонную улыбку.

— Я кое-что принесла тебе, — шепчу я.

Глаза начальницы становятся круглыми, как два блюдечка.

— Правда?

— Я почти уверена, что тебе понравится.

— Неужели сценарий той няньки?

— Он весьма неплох. И для Греты вполне подходит.

— Так чего же ты ждешь?! — нетерпеливо восклицает Китти, буквально пританцовывая на каблуках от нетерпения. — Быстро в мой офис! Нет, погоди. Сделай мне кофе, а потом приходи ко мне. Можешь и себе сделать, — добавляет она милостиво.

Я протягиваю ей сценарий, а сама удаляюсь на кухню. Я все еще парю на крыльях счастья. У меня ощущение, что я стою на пороге перемен. Китти приехала на два часа раньше времени, и это говорит о том, что она страшно волнуется.

Офис совершенно пуст. Даже удивительно, что я могу спокойно сделать себе и Китти кофе и тотчас пройти в ее кабинет, не опасаясь перешептываний за спиной. У меня целых полтора часа, чтобы представить начальнице сценарий. Это мой шанс!

Когда я начинаю срезать кожицу с лимона, обнаруживаю, что у меня дрожат руки.

— Вот и кофе, — провозглашаю я, входя в кабинет.

— Спасибо, — сухо благодарит меня Китти, снимая с подноса изящную фарфоровую чашечку. Бриллиант на ее пальце сверкает.

Я беру свою огромную чашку, купленную в универмаге на распродаже, и делаю огромный глоток.

— Где рецензия?

— Э… у меня в голове. — Понимая, что говорю совсем как Шарон, поспешно добавляю: — Я специально пришла пораньше, чтобы ее написать, но раз ты тут, я могу изложить тебе свое мнение устно.

— Валяй.

— Это романтическая комедия. Называется «Мамаша невесты».

— Хм. Пока неплохо, — говорит Китти скрипучим голосом. Я чувствую, что она тоже волнуется.

— Героиня завидует дочери, потому что у девушки будет роскошная свадьба, и всеми силами пытается ее испортить. Но только до тех пор, пока не влюбляется в родственника собственного грума. К сожалению, тот не отвечает на ее чувства, поскольку героиня — редкостная стерва. Ради того чтобы опровергнуть свою дурную репутацию, ей приходится спасать свадьбу дочери. — Я умолкаю, ожидая вердикта.

— Даже не знаю, — с сомнением тянет Китти. — Не думаю, что Грета захочет играть «редкостную стерву». Она же любимица Америки.

Да уж, была любимицей, пока не села на наркотики.

— Я думаю, у нее нет выбора, — осторожно говорю я. — Она должна вернуться в киноиндустрию с чем-то новым, чего от нее никто не ждет, понимаешь? Героиня пьесы не только стерва. Она по-своему обаятельна и забавна. Это очень живая женщина, умная и острая на язык.

— Острая на язык, говоришь? — презрительно фыркает Китти.

— Эта роль достойна номинации, — пытаюсь ее убедить. — Возможно, фильм получит не один «Оскар».

— Хм… Это действительно такая живая комедия?

— Нечто в стиле «Клуба первых жен», каким он мог бы быть, но не стал. А ведь этот фильм все равно был хитом. К тому же, — добавляю я, чтобы окончательно сломить сопротивление начальницы, — не так уж легко найти сценарий для стареющей кинодивы.

— Грета не стареющая кинодива!

— Но ведь она старше Кейт Хадсон? И Натали Портман? Ты же знаешь, как жесток киномир, Китти.

— Хм…

На этот раз Китти умолкает надолго.

— Понимаешь, роль матери — главная в этом фильме, — вкрадчиво говорю я. — Все остальные персонажи могут быть обычными малоизвестными актерами. К тому же этот фильм не требует большого бюджета. Он может быть снят так же дешево, как «Четыре свадьбы и одни похороны».

Китти садится за стол и ставит на него локти.

— Садись пиши рецензию. Только уж постарайся. Я должна быть убедительна. — Она делает паузу. — Напиши так, чтобы и Грете понравилось. Может, все-таки дело выгорит.

С моих губ уже почти срывается вопрос о повышении, но Китти не дает мне произнести ни слова.

— И побыстрее. Дорога каждая минута! — рявкает она.

Спустя всего сорок минут я приношу ей тщательно выверенный текст с аннотацией к сценарию Триш. К этому моменту офис уже гудит словно осиное гнездо. Хотя еще нет десяти, все на своих местах Еще бы! Кто захочет опаздывать в день икс?

— Спасибо, — кивает Китти, когда я кладу ей на стол несколько листов. Она прикрывает ладонью телефонную трубку. — Что-нибудь еще?

— Э…я…

— Что такое?

Сказать по правде, я думала, что Китти хотя бы просмотрит мою рецензию, предложит мне остаться и позвонит Грете Гордон. В общем, как-то оценит мою работу.

— Ничего.

— Сбегай в «Старбакс», купи мне капуччино без сахара, — рассеянно говорит Китти. При этом она делает жест, отодвигающий меня далеко за пределы ее внимания.

Интересно, на что я рассчитывала? Удача никогда мне не сопутствовала.

— Почему ты такая мрачная, Анна? — ядовито бросает Китти.

Я поворачиваюсь и выхожу за дверь.

Из «Старбакса» я возвращаюсь в дурном расположении духа. Мне до того тошно после разговора с начальницей, что я не удержалась и заказала себе сладкий кекс и малиновый чай, и смолотила все это прямо за углом офиса, не донеся до своего стола. Но и это не вернуло мне утреннего легкого настроения. Более того, теперь меня к тому же мучает раскаяние в содеянном. Ведь я почти решила сесть на диету!

— К тебе посетитель, — сообщает мне Клер, понизив голос. Я отдаю ей кофе для Китти и киваю.

Что за посетитель? Ко мне никто не ходит.

— И кто же это?

— Какой-то парень по имени Чарлз Доусон. Говорит, принес тебе роман.

— О! Э… — Я чувствую приближающуюся панику. — Ага.

18
{"b":"5393","o":1}