ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не все так быстро. — Джон презрительно кривится. — Ты же знаешь, что у меня высокие требования. Китти нужно все самое лучшее. Она же получила «Оскара».

— Да, я знаю. — Неужели об этом можно было забыть!

— И она не в восторге от этих цветов, — добавляет Джон ядовито.

— Каких цветов?

Он тычет пальцем за свою спину, на мой стол.

— Будет лучше, если ты не станешь смешивать работу и личную жизнь. Личная жизнь отвлекает отдел.

Если бы это было возможно, моя челюсть упала бы на пол от изумления. Что это за штука на моем столе?

Прямо передо мной стоит огромный (в самом деле огромный) букет роз, заполняя почти всю мою кабинку. В нем не меньше трех дюжин цветов — желтых и розовых, — обрамленных по краю букета веточками плюща и прутиками с ягодами. Это явно творение настоящего дизайнера. Все, кто проходит мимо моего стола, так и пялятся на букет.

И как я, выйдя из лифта, не обратила внимания на столь сильный запах?

Даже не верится! Со мной такого никогда не было. Только девушки вроде Джанет, Лили или Ванны получают охапки роз. Немногочисленные букеты, подаренные мне за всю мою жизнь, были такими дешевыми и жалкими (вроде пучка маргариток от Брайана, который он вручил мне в День святого Валентина, потому что напрочь забыл о подарке), что даже не хочется о них вспоминать.

Позади меня возникает Шарон.

— Я вижу, у тебя объявился поклонник, — недовольно говорит она. — Посмотри, есть ли карточка. Наверняка букет купили на распродаже, в остатках.

— Очень смешно. — Я обшариваю букет в поисках карточки дизайнера и натыкаюсь на крохотный конвертик. Карточка очень солидная, на ней значится имя одного из самых дорогих флористов Челси.

— Лайла Старджен, — недоверчиво повторяет Шарон. Заметно, что это имя производит на нее впечатление. В голове Шарон наверняка происходят те же вычисления, что и в моей. Я же уверена, что букет стоит не меньше двух сотен, а может, даже больше.

«Спасибо за прекрасный вечер. Сегодня позвоню. С любовью, Чарлз».

Как мило с его стороны! А он гораздо лучше, чем это показалось мне в самом начале.

В дверях появляется голова Китти.

— Шарон! — шипит она. — Разве ты не должна сейчас быть на кухне, готовить Майку кофе? Анна, я давно тебя жду. — Она замечает букет. — Мне принесли цветы? Тащи в кабинет.

— Вообще-то букет передали мне, — смущенно бормочу я.

— Тебе? — Китти изумленно смотрит на цветы. — Тогда объясни своему поклоннику, что офис не место для цветочков. К тому же у кого-нибудь может оказаться аллергия, — строго добавляет она.

Аллергия? Не помню, чтобы речь шла об аллергии, пока Китти считала, что букет предназначен ей.

— Это от Чарлза? — начинает выпытывать Шарон.

— Не твое дело! — огрызаюсь я.

— О, как забавно! — Шарон гадко смеется. — Коротышка и стропило. Думаю, твой Чарлз просто пытается тебя задобрить, чтобы ты взяла его книгу.

— Вовсе нет! — пытаюсь я защититься. — Он очень обходителен, вот и все. На самом деле ты просто завидуешь.

— Да уж, прямо позеленела вся от зависти! — восклицает Шарон. — Всю жизнь мечтала получить букет от жалкого коротышки.

— Он не жалкий. Между прочим, Чарлз — миллионер. Шарон пренебрежительно машет рукой.

— Анна, перестань выдумывать. Ты никогда не смогла бы заарканить миллионера!

— Это почему же? — Конечно, я знаю ответ, но ведь я знаю и то, что Шарон не сможет произнести подобных оскорблений вслух.

Она и правда пожимает плечами, словно не желая меня обижать.

— Ну, если ты сама еще не поняла…

— Не знаю, не знаю, но Чарлз меня обожает. — Думаю, в подобной ситуации не грех и приврать. Взглянув на розы, я понимаю, что некоторую приязнь ко мне Чарлз уж точно чувствует.

— Анна! — Китти снова заглядывает в наш офис. — Прекрати хвалиться, и живо ко мне! Не забудь списки!

Я киваю и вытаскиваю из сумки листы бумаги.

— Прости, Шарон, но мне пора. — Я демонстративно ставлю розы в центр стола. — Кто-то же из нас двоих должен работать.

Шарон встряхивает своей челкой и поворачивается ко мне спиной. У двери она задерживается.

— Ты сама знаешь, что все это ненадолго. И выходит, презрительно вильнув бедром.

Вполне возможно, что она права, но мне наплевать. Пусть даже у нас с Чарлзом ничего не выйдет, но разве не приятно получить цветы? Тем более прямо в офис, где их может увидеть столько народу!

Думаю, Чарлз заслуживает еще одного похода с ним в ресторан.

Китти в третий раз заглядывает в кабинет.

— Анна! Да что же это такое? У меня куча дел, а тебя не дождаться! И принеси кофе, я умираю от жажды.

Вздохнув, тащусь на кухню. Вот оно, начало отличной карьеры!

— Да-да… — Китти делает пометки на полях моего списка. — И эта тоже подойдет… Отличная работа, Анна! Садись на телефон и свяжись с их агентами… стоп! Это сделаю я: договора — мой конек. Тем более что у тебя нет никакого опыта общения с агентами знаменитостей. — Китти самодовольно улыбается. — Кстати, Грета дала свое согласие.

— Правда? Это же отличная новость! Прекрасная работа, Китти.

Китти кладет наманикюренные руки на стол, любуясь своим бриллиантом.

— Да, я знаю, — говорит она. — Итак, перейдем к режиссерам.

Я протягиваю ей второй список. Он значительно короче первого. В нем значатся Роджер Мичелл, который снял «Ноттинг-Хилл», Майк Ньюэлл, снявший «Четыре свадьбы и одни похороны» и «Гарри Поттер и кубок огня», а также братья Вейц, авторы «Американской свадьбы» и «Все об этом парне».

— Хм, неплохо, — одобрительно кивает Китти. — К сожалению, все они сейчас заняты, да и запросят слишком много. Кто еще?

Что значит «кто еще»? Это все, что пришло мне в голову.

— Ну… есть еще один режиссер, — мнусь я. — Но он показался мне малодоступным…

— Кто это?

— Э… Марк Суон.

Китти смотрит на меня как на ненормальную.

— Марк Суон? — Да.

Она издает отрывистый смешок.

— Не смеши меня, Анна! Нам ни за что не получить Марка Суона. О чем ты только думала?

И правда, о чем я думала? Марк Суон берется только за драмы. С чего бы ему размениваться на романтическую комедию? Или короткий обмен репликами в гардеробе настолько задурил мне голову, что я решила, будто Марк Суон не сможет мне отказать? Конечно, он оказался обходительным. И он точно не сноб. Но это вовсе не значит, что из добрых побуждений он бросится снимать комедию. Как это имя вообще могло прийти мне в голову?

— Но мы же ничего не потеряем, если позвоним его агенту, — умоляюще говорю я.

Китти пожимает плечами.

— Спустись на землю, милочка. Конечно, ты можешь попытаться, но на твоем месте я не ждала бы никакой отдачи.

Разумеется, она оказывается права. Агент Суона, женщина по имени Карли Смит, не дает мне даже рот раскрыть. Она рявкает на меня, словно терьер на куропатку, а спустя еще десять секунд я слышу в трубке короткие гудки.

«Нас не интересует подобный жанр. Спасибо за звонок, до свидания» — вот что она мне сказала.

С этого момента мне нужно бы забыть о Марке Суоне, но почему-то я постоянно возвращаюсь мыслями к нашей встрече в гардеробе.

Черт, этот фильм должен быть снят! И он должен принести Эли Роту прибыль, иначе и меня, и Китти сотрут в порошок. Все упирается в хорошего режиссера. Одна лишь Грета да пара малоизвестных актеров едва ли сделают «Мамашу невесты» популярной. А если бы такой человек, как Марк Суон, хотя бы мелькнул в титрах, это означало бы гарантированный успех ленты. Впервые за всю свою сознательную жизнь я чувствую, что готова идти на риск.

Осторожно заглядываю в офис Китти. Она треплется по телефону — возможно, обзванивает агентов или обсуждает детали будущего контракта с Гретой. В любом случае она едва ли заметит мое отсутствие. Думаю, пары часов мне хватит.

Я забираю сумку и выхожу в коридор.

— Не рановато ли для обеда? — останавливает меня голос Джона. У него колючий взгляд, губы поджаты.

Джон обожает шпионить за коллегами и обо всем докладывать Китти. Раньше он следил только за Шарон, но с ее уходом единственной потенциальной нарушительницей осталась я.

26
{"b":"5393","o":1}