A
A
1
2
3
...
45
46
47
...
102

Я очень стараюсь выглядеть так же бодро, как и остальные. Бог мой, большинство из них даже и без кофеина бодры и подвижны, словно шизофреники по весне. Они предлагают различные планы и способы подсветки, сетуют на сырость и обсуждают завтрашнюю погоду (сцена с выгулом собаки должна сниматься в солнечный день).

Я же держусь только благодаря присутствию Суона. Если он застукает меня за зевотой или невниманием, то может пожалеть, что пригласил на съемки. Поэтому я таращу глаза то в альбом, то на осветителей, то на операторов, делая крайне заинтересованный вид.

— Значит, простыла? — переспрашивает Суон, которого я ничуть не обманула.

Черт, кажется, я влипла!

— Я… немного задумалась, — начинаю оправдываться я. — Эта сцена с выгулом пса… чего-то в ней не хватает. Думаю, лучший план получится с моста, но надо его как-то обосновать. Что, если собака почует утку и рванется к пруду? Она могла бы прыгнуть в воду и обдать Элси брызгами, загубив тем самым ее прекрасное платье.

— Забавно придумано, — говорит Триш, подходя ближе. — Мне нравится.

— В общем, Элси стоит вся мокрая, с выражением гнева на лице. В этот момент пес возвращается и начинает ее облизывать.

— Да-да, великолепно! — Триш хохочет.

— И размазывает языком всю косметику, — завершаю я, вспомнив об Уинстоне, нахально облизавшем меня у Ванны. — Короче, Элси остается только вернуться в дом викария.

— А жена викария начинает весело смеяться, чем доводит Элси до белого каления! Анна, это здорово! — Триш качает головой. — Ты меня обскакала! Я бы такого не придумала!

Я благодарно улыбаюсь ей и осторожно перевожу взгляд на Марка.

— А как все это связано со сценой, где репетируют церемонию? — жестко спрашивает он.

— Что? — Я чувствую, как пересыхает у меня во рту.

— Со сценой выгула пса мы давно закончили. Уже час назад! Осветители не смогли добиться нужного освещения и оставили сцену до более благоприятной погоды, — сухо поясняет Суон. — Сейчас разбирается другой эпизод, помнишь?

Разумеется, нет.

— Конечно, помню! Погода не подходит для съемок Элси с собакой. Да-да…

— Перерыв пять минут! — кричит Суон в рупор. — Анна, думаю, нам надо поговорить.

Все, теперь-то я точно влипла!

Главное, не показать ему, что я напугана. Режиссеры хуже акул, они чувствуют страх за версту! Я цепляю на лицо расслабленную улыбку. Суон берет меня под руку и отводит в сторонку, где нас не услышат.

— Анна, — начинает он.

— Да? В чем дело? — беззаботно спрашиваю я. — Съемки отлично движутся. Думаю, фильм будет закончен раньше срока.

— Чем ты занимаешься, Анна?

Какой странный вопрос. Думаю, на него можно дать сотни разных ответов.

— То есть?

— Как ты считаешь, ты достигла какого-то успеха?

— Хотелось бы верить, что я достигла потрясающего успеха, — предлагаю я вариант. — Тебе так не кажется? И я ни разу не опоздала!

— Вот это верно.

— Я исписала уже пять блокнотов, я следила за твоими действиями, отчитывалась в «Ред крест». По-моему, все довольны, разве не так? — Черт, кажется, так могла бы ответить Шарон. Она никогда ничего не делает, но все мужчины в офисе (кроме Джона) ею довольны.

— Да, довольны действительно все. Кроме одного человека.

— Думаю, Грета так поглощена съемками, что ей не до меня. Кстати, я достала ей необходимую косметику и договорилась, чтобы ей доставляли ее любимый кофе прямо на съемочную площадку. — Я улыбаюсь. — И она готова целовать вам ноги, маэстро'

— Грешно смеяться над людьми за глаза, — усмехается Суон.

— Я и не смеялась. Я только улыбнулась.

— Однако я говорил не о Грете. Речь шла о тебе. На съемках ты выглядишь так же, как я на официальных сборах, где обсуждаются бюджет и обязательства сторон. Тебе скучно, и это бросается в глаза даже тогда, когда ты не зеваешь.

Я молчу целую минуту.

— А чего ты ждал? Приходится торчать целыми днями на промозглом ветру, зачастую под дождем., , это ужасно. И как тебе удается не падать духом?

— Анна, ведь в этом и состоит процесс съемок. Необходимо идти на жертвы, если хочешь добиться идеального результата.

— Но какие ко мне претензии? Ведь я внимательна и сосредоточенна — большую часть времени. Если хочешь, я притворюсь, что мне не скучно, но это будет враньем. Я же не нарочно скучаю. И я очень благодарна тебе за…

— Да перестань оправдываться. — Суон качает головой. — Я совсем не злюсь.

— Нет? Точно?

— Абсолютно!

Я вздыхаю с облегчением.

— Приходи сегодня ко мне. Вечером. Мы должны кое-что обговорить.

Мотаю головой:

— Не могу. Как только заканчиваются съемки, я должна отправляться в офис на отчет.

Китти очень не хочется, чтобы я хоть одну лишнюю минуту проводила с Марком Суоном. Она в курсе всего и тщательно следит за моими действиями. Едва заканчиваются съемки, переезды с места на место, правки текста и прочее, я должна спускаться в метро, чтобы через несколько минут уже отчитываться перед Китти. В общем-то это совсем не сложно. Я бы даже сказала, что в этом есть некоторый плюс, потому что я не имею возможности общаться с Суоном в неформальной обстановке и постепенно сходить с ума. Я и без того постоянно думаю о нем, о его широкой груди, о темных бровях и внимательных глазах.

Черт, вот и опять я уставилась на него, открыв рот!

Кстати, у Марка не оказалось девушки. Он сам сказал мне об этом как-то утром за чашкой кофе.

Мы как раз собирались приступить к съемкам, когда я заметила пристальный взгляд одной худосочной блондинки, уставленный на Суона. Ее звали Сьюзан, и она ненадолго присоединилась к нашей команде. Ее основной обязанностью была работа с документами, ведение архива съемок. Должна заметить, эта Сьюзан постоянно говорила с придыханием, когда обращалась к Суону.

— О, мистер Суон, это такая честь, о!

— Мистер Суон, вы так талантливы, о!

После каждой такой фразы она томно прикрывала глаза (должна сказать, это неплохо ей удавалось), а затем бросала короткий кокетливый взгляд на Марка из-под ресниц. Кстати, у этой истощенной девицы был силикон в груди, и она очень этой грудью гордилась — иначе зачем бы ей постоянно носить декольтированную одежду и всячески привлекать к себе внимание.

И еще у нее были длинные волосы до задницы, ноги она открывала по самое «не хочу», к тому же носила туфли на шпильках, словно это самая удобная обувь для выхода на природу! И поверьте, все это делалось исключительно ради Суона.

Так вот, в тот раз она снова уставилась на него, даже губу закусила и задышала часто-часто, словно перед припадком. Это выглядело настолько глупо, что я закатила глаза от отвращения. Марк заметил мою мимику.

— У тебя что-то странное с лицом, — прошептал он, пытаясь сдержать смех, и покосился на блондинку. — Кто-нибудь будет кофе?

Это был явный предлог, чтобы избежать столь пристального внимания девицы. Кстати, с того памятного момента, как Марк предложил сходить мне за кофе, пока я занимаюсь делами Греты, он завел привычку постоянно приносить кофе всей съемочной бригаде.

Так вот, возвращается Суон к столу с подносом, где дымятся несколько чашек, а блондинка с силиконовой грудью тут как тут. Она тоже уходила ненадолго, в уборную — очевидно, чтобы нанести на лицо еще немного боевой раскраски.

Теперь она снова пялится на режиссера, зазывно покачивая грудью (насколько можно покачивать силиконом). Суон хватает меня под руку и увлекает подальше от ее навязчивого внимания.

— Прости, что закатила глаза, когда заметила ее взгляд, — смеюсь я.

— Да брось, я совсем ее не защищаю. Все эти девицы с ума посходили, и все из-за Мисти.

— Мисти?

Так я узнала про бывшую девушку Суона.

— Это имя моей подруги.

Помню, как я застыла на месте, потому что сердце сжалось в болезненный комок. Конечно, я отдавала себе отчет, что у Марка Суона должна быть девушка и что она какая-нибудь необыкновенная (хотя бы уже своим именем Мисти[2]). Но после заявления Суона я почувствовала самую настоящую боль. Наверняка эта Мисти — американка, очередной клон Бритни Спирс, капитан команды поддержки, модель и все такое прочее. У нее небось отбеленные лазером идеальные зубы, платиновые волосы и бронзовый оттенок кожи. В школе ее выбрали королевой выпускного бала, и она этому даже не удивилась, потому что была признанной красавицей. Скорее всего она воспитана до мозга костей, ну, знаете, из тех, что не матерятся, даже наступив на гвоздь, никогда не пьют, опасаясь выглядеть глупо, и у которых всегда аккуратно выщипаны брови.

вернуться

2

Мисти (misty) (англ.) — туманная, смутная.

46
{"b":"5393","o":1}