ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо, Джанет. — Я обнимаю подругу.

— Да, отличная работа, — кивает Лили одобрительно. Сейчас она снова напоминает мне Шарон. — Ладно, я пойду в свою комнату. Что-то я устала. — Она быстро отворачивается, судя по всему, желая скрыть досаду. — Вздремну немного.

Что ж, по крайней мере Лили не сыплет гадостями, а пытается вести себя прилично. Я тронута.

— Думаю, ты тоже скоро получишь предложение руки и сердца, — говорю ей. — От Генри.

— Надеюсь. Генри так богат… — Лили выглядит рассеянной. Она явно думает не о Генри. — Короче, я пошла к себе. — Лили тихо прикрывает за собой дверь.

Джанет снова радостно меня обнимает.

— Так здорово, что ты выйдешь за Чарлза замуж, Анна! Расскажи поподробнее, как он сделал тебе предложение. Он вставал на одно колено? Это было романтично? Ты влюблена в него? Конечно, я знаю, что влюблена, но насколько? Рас-скажи-и…

Нет, нет и еще раз нет. На каждый из вопросов.

— Знаешь, — подбираю слова, — предложение Чарлза стало… как бы это сказать? Ну, оно вроде как логично вытекало из предыдущей беседы. — Я не знаю, что сказать о своих чувствах к жениху. — Слушай, Джанет, я тоже очень устала сегодня. Столько впечатлений! Пойду спать, ладно? Доброй ночи.

— Конечно, — разочарованно кивает Джанет. — Еще раз поздравляю! — говорит она уже мне в спину.

Только в своей крохотной каморке я расслабляюсь. Сердце замедляет свой частый бег. Слава Богу, я одна и не обязана больше притворяться.

Осталось сказать о помолвке родителям. Уф!

Я беру с подушки мистера Медведя (это мой плюшевый мишка, не судите строго за отсутствие фантазии в отношении имени) и забираюсь под одеяло прямо в одежде. На душе как-то пусто.

Я пытаюсь почерпнуть новую порцию уверенности в блеске кольца и пристально вглядываюсь в рубин. Но в комнате темно, и камень не блестит. Здесь он кажется обыкновенной стекляшкой.

Что ж, я сделала шаг в будущее и оповестила об этом всех, кто мне хоть немного дорог.

Кроме Марка Суона.

Глава 10

Утром я просыпаюсь совершенно сбитой с толку. Может, это потому, что одеяло свалилось на пол и я замерзла даже в одежде. А может, именно потому, что я проспала всю ночь одетой, словно сильно напилась накануне.

Я стыдливо стягиваю с себя вещи и запихиваю их в бак с грязным бельем.

— Доброе утро! — лучезарно улыбается мне Лили, когда я появляюсь в гостиной. — Новоиспеченная невеста проснулась!

Несколько мгновений я смотрю на нее, ничего не понимая, а затем вспоминаю события предыдущего дня.

— Можешь идти в душ, — говорит мне Лили. — Джанет уже ушла на съемки. Даже не знаю, кто ее пригласил сниматься, — озадаченно пожимает она плечами.

— Может, «Бог»? — предполагаю я ей назло.

— Ага, держи карман шире! — Лили фыркает. — Кстати, можешь воспользоваться моим шампунем. «Аведа», там, на полочке, — с несвойственной ей щедростью предлагает Лили.

Я прищуриваюсь, глядя на нее. Чего она от меня хочет?

— Правда?

— Конечно. Можешь пользоваться моими средствами, когда пожелаешь. Все что мое — твое.

— Думаю, ты заболела, — хмыкаю я.

Лили всегда отмечает маркером уровень жидкостей во всех своих флаконах, опасаясь, что кто-то ими воспользуется. Дуреха, она думает, что умнее всех. Помню, я несколько раз брала ее шампунь, а потом просто доливала остатки водой. Как-то раз я случайно вылила в ванну почти все содержимое ее дорогой пены для ванн и налила в банку своего средства, которое даже пахло иначе. И Лили не заметила подмены.

— Вовсе я не заболела! — отмахивается Лили. — Обожаю делиться с близкими. — Она улыбается. — К тому же надо беречь красоту нашей невесты, не так ли?

Беречь что? Она сказала «красоту»? Я не ослышалась? Решаю внести ясность.

— Послушай, Чарлз сделал мне предложение, это правда. Но ведь дата свадьбы еще не назначена. Возможно, пройдет еще полгода, прежде чем она состоится. — Если вообще состоится, добавляю про себя.

Лили хмурится. Ей не нравится мысль, что я могу не выйти замуж и она потеряет в моем лице столь удобную подружку. Если же я стану женой Чарлза Доусона, она сможет торчать в его прекрасном особняке днями и ночами, знакомиться со всеми его друзьями и пользоваться его и моей добротой.

Честно говоря, даже такая сомнительная перспектива неожиданно кажется мне заманчивой: все, что угодно, лишь бы привнести в новую — богатую — жизнь хоть что-то личное, пусть даже подружку вроде Лили.

— Ну ты же знаешь Чарлза, — с видом знатока тянет Лили. — Уверена, он уже занимается организацией торжества. Небось ждет не дождется, когда женится на тебе и затащит в супружескую спальню.

Меня едва не передергивает.

— А ты уже сообщила родителям? — продолжает расспросы Лили.

Черт! Нужно сделать это немедленно, пока столь важная мысль снова не вылетела у меня из головы!

Я торопливо набираю номер телефона, желая как можно скорее покончить с неприятным разговором (Господи, неужели я так плохо думаю о предстоящем событии?). У родителей включен автоответчик, я чувствую огромное облегчение.

— Привет, мамуля и папуля, — говорю жизнерадостно. — Это ваша Анна. У меня прекрасные новости, я выхожу замуж. Его зовут Чарлз Доусон, он… — Боже, кем же его представить? — Он писатель. Жаль, что не застала вас дома и общалась с автоответчиком, — притворно расстраиваюсь я. — В общем, мой жених поместит объявление в газеты, так что не удивляйтесь, если вам начнут звонить соседи. Чарлз очень добрый и отзывчивый, он вам понравится. Я перезвоню позже, пока!

Я кладу трубку, чувствуя, что с плеч упал огромный тяжелый груз. Мне повезло, что родителей не было дома. Представляю, какие начались бы расспросы! «Кто он такой, этот Чарлз? Откуда ты его знаешь и давно ли с ним встречаешься? Почему мы узнаем о помолвке раньше, чем о том, что у тебя есть парень? Сможет ли твой Чарлз поддержать тебя материально, если с тобой что-то случится?»

Интересно, сознают ли мои родители, насколько я непривлекательна? Понимают ли, до чего нелегко мне найти ухажера? Если бы я раньше познакомила их с Брайаном, они приняли бы Чарлза с распростертыми объятиями, а так отнесутся весьма придирчиво. Мои родители не из тех, кого можно впечатлить деньгами. Им нужны иные гарантии, вроде воспитания и готовности носить меня на руках.

Все-таки придется им перезвонить, и не позднее, чем сегодня вечером. Нужно предупредить родителей, что Чарлз богат и может вообще не работать, иначе они наверняка при встрече начнут пытать беднягу на предмет рода его занятий. Представляю, как неудобно он будет себя чувствовать!

Думаю, в глубине души мои предки прекрасно знают, что я вряд ли найду кого-то симпатичнее гориллы. Конечно, всем известно, что внешность мужчины не главное, но то, что мой жених богат, явится для моих родителей настоящим откровением. Скорее всего они просто попадают на пол, когда услышат, что я, Анна Браун, при всей своей неказистости, выхожу замуж за богача.

— Предлагаю прошвырнуться за покупками, — говорит Лили. — Я знаю одно потрясное место, где продают свадебные платья самого высшего качества. Правда, туда пускают лишь по приглашениям, но я тебя проведу.

— Я не могу, — начинаю я. — Меня ждет работа. Лили смеется, запрокинув голову.

— А ты все еще ее не бросила?

— Нет, и не собираюсь, — твердо говорю ей, вспоминая о своей будущей комедии. Не могу дождаться, когда снова сяду ее писать.

— Конечно, решать тебе, — с сомнением тянет Лили. — Но я не вижу смысла разменивать молодость на подобную ерунду. Зачем тебе жалкие крохи, когда в твоих руках миллионы?

— Женщина должна работать, — поясняю я. — Она должна доказать мужчине, что имеет право на независимость и карьеру.

— Господи, но зачем?

Я уже открываю рот, чтобы дать полный и обстоятельный ответ, но смотрю на глупое личико Лили и понимаю, что это будет пустой тратой времени. Пожав плечами, удаляюсь в ванную.

69
{"b":"5393","o":1}