ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синий пёс
Бруклин
Станция Одиннадцать
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Больше жизни, сильнее смерти
Чего ты по-настоящему хочешь? Как ставить цели и достигать их
Хочу женщину в Ницце
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Питер Пэн должен умереть
A
A

— Да, но я использую ее только в мирных целях, — усмехается Суон. — И зачем тебе работа?

— Очень смешно. Хочешь сказать, что мне вообще не нужна работа?

— Именно так.

— Ты ведь говоришь не о Чарлзе и его деньгах?

— Нет. Я говорю о твоем будущем сценарии.

— Он почти закончен. Ты поможешь его раскрутить?

— Для начала я его прочту. Но раскрутить… все не так просто, Анна.

— Но ведь ты говорил, что я… талантлива! — почти в отчаянии восклицаю я.

— Да. Но это твой первый сценарий. Нельзя поручиться, что он получится удачным. Я постараюсь, чтобы его прочли нужные люди. Но раскручивать… увы, здесь я тебе не помощник.

— Но почему? — Мой голос срывается. Я чувствую, как по щекам бегут слезы. — Почему ты не хочешь помочь? Ведь у тебя авторитет, к тебе прислушиваются.

— Потому что нельзя стать настоящим юристом только потому, что твой отец — ректор юридической академии, Анна. Нужно самому приложить силы. Я дам тебе начальный толчок, а работать локтями придется самой. Я думал, ты лучше разбираешься в кинобизнесе. Или ты считаешь, что самое главное — написать сценарий, а потом можно и успокоиться?

— Я… ожидала, что ты меня поддержишь.

— Я тебя поддерживаю, просто у нас разные представления о том, что это такое.

Я молчу добрую минуту.

— Ладно, спасибо за помощь… и вообще за все.

— Да, мне пора, — говорит Суон как-то издалека. — Мне звонят со студии. Поговорим позже, хорошо?

— Нет проблем, — говорю в трубку, из которой уже раздаются короткие гудки. Джанет неотрывно смотрит на меня с дивана.

— Если я верно поняла, от него толку мало?

Мне остается только разрыдаться. Джанет гладит меня по голове, утешая.

— Но ведь он все может, — шмыгаю я ей в плечо. — Ему достаточно щелкнуть пальцами, но он не стал этого делать… Такое ощущение, что он больше в меня не верит… Стоило мне остаться без работы…

— Он верит в тебя, — шепчет Джанет. — Просто ты должна и сама…

— Он мог хотя бы проявить сочувствие… Господи, мне так плохо! — реву я. — Я не хочу жить на содержании, не хочу!

— Я понимаю тебя.

— Неужели все кончено? Я слишком старая, чтобы начинать сначала. Я не смогу найти агента и никогда не продам этот дурацкий сценарий.

— И совсем не дурацкий, — уверенно говорит подруга, хотя даже не знает, о чем он. — Уверена, что он блестящий.

— Ты не понимаешь, — всхлипываю я. — Даже если сценарий хорош, мне придется тяжело. Мне тридцать два, а сейчас выигрывают только молодые. И краси-и-ивые! — Я снова начинаю завывать. — А я такая стра-а-ашная!

Джанет протягивает мне салфетку. Я послушно сморкаюсь.

— У меня есть план, — говорит Джанет. Спасительные слова. Поток моих слез внезапно прекращается. Я вопросительно гляжу на подругу.

— Думаешь, если природа дает человеку красивую внешность, то ему обязательно должно всегда везти? — спрашивает Джанет. — Ты же знаешь, что это не так.

— Ах да, прости.

— Как видишь, у меня тоже не клеится с карьерой. Но ведь я барахтаюсь. Я звоню в агентства, рассылаю портфолио, пытаюсь использовать любой шанс.

— И что, получается? — Я чувствую себя немного виноватой, потому что в последнее время мало общалась с Джанет.

Она чуть заметно хмурится.

— По-разному. Но надеюсь, что-то выгорит. Ты должна делать то же самое. Просматривай объявления, звони знакомым, иди по сайтам. Отсылай резюме в разные конторы. Все в твоих руках.

— Полагаешь, на Суона рассчитывать глупо? И на сценарий тоже?

— Одно другому не мешает. И еще ты должна следить за собой. Тебе же известно, что побеждают те, кто хорошо и уверенно выглядит.

— Но на собеседовании не спрячешься за красивым шарфиком, — вздыхаю я.

— Однако встретят тебя по шарфику, ты сама это знаешь.

— У меня только вечерние наряды, а нужно что-то деловое.

— Я помогу тебе. Мы превратим тебя в акулу бизнеса, главное — верно подобрать одежду.

Вспоминая о своем чудесном превращении накануне вечеринки у Чарлза, я киваю.

— Но на это нужны большие деньги, — добавляю хмуро. — Может, прошвырнемся в «Мисс Сиксти»? Там все очень дешево.

— Анна, — укоризненно говорит Джанет, — кто же выглядит акулой бизнеса в одежде от «Мисс Сиксти»? Сколько у тебя на счету?

Я пытаюсь сделать примерные подсчеты.

— Около полутора тысяч.

— Так давай их и потратим. Я округляю глаза:

— Ты сошла с ума!

— А что такого? Или ты забыла, что выходишь замуж за одного из богатейших мужчин Англии?

Не сговариваясь, мы обе смотрим на мое кольцо.

— Ты же хочешь найти новую работу? — настаивает Джа-нет. — Хочешь выглядеть элегантной деловой особой?

Киваю.

— Тогда не спорь со мной. Собирайся, мы отправляемся за покупками!

К черту все предосторожности! Ничего другого все равно не остается.

На такси мы добираемся до Нью-Бонд-стрит, личной Мекки Джанет. Здесь повсюду магазины, в какую сторону ни взгляни. Невероятные бутики с дизайнерской одеждой и обувью, маленькие магазинчики с косметикой и вещицами для дома, где цена одной ароматизированной свечи сравнима со стоимостью баллистической ракеты класса «земля — воздух». Джанет пребывает в таком возбуждении, что начинает напоминать мне ребенка в Диснейленде. Она ахает, замирает перед витринами, что-то бормочет себе под нос, глаза у нее горят. Я слышу, как она рассуждает:

— Это тебе подойдет… Или:

— Боже, какой великолепный кардиган!

— Ах, кашемир!

— V-образный вырез — то, что тебе нужно.

— О, какая кожаная юбка!

— Эта красная кофта отлично подойдет к бежевым брючкам…

— Но, Джанет! — не выдерживаю я. — Ты взгляни на цены! — Тычу пальцем в направлении кашемировой кофточки, которая, судя по размерам, сшита для Барби. — Триста восемьдесят фунтов! Целое состояние! А туфли за пять с лишним сотен!

— Это же Армани, — укоризненно поясняет Джанет.

— Но при таких ценах я смогу купить всего три вещи. У меня даже на питание не останется.

— Хм… — Джанет останавливается. — А у тебя нет кредитки? — Я качаю головой. — Чарлз еще не выделил для тебя отдельного счета?

— Нет, — твердо отвечаю я. — Я же говорила, что не хочу тратить деньги Чарлза.

— Ты так категорична, — усмехается Джанет.

— Я не хочу быть женщиной на содержании.

— Какая же ты упрямая, — вздыхает моя подруга. — А еще невеста! Что ж, жаль, здесь столько отличных вещей, которые могли бы тебе подойти.

У меня опускаются руки.

— И что же? Мы не сможем меня приодеть?

— Да ты что! Конечно, сможем, — уверенно говорит Джанет. — Правда, придется забыть об Армани. И о Донне. Не говоря уже о Клоэ.

— Понятно. Значит, идем покупать дешевые тряпки? — спрашиваю расстроенно. Настроение сразу падает.

— Я не сказала, что дешевые. Ведь есть куча отличных магазинов, где продают одежду по доступным ценам. Например, «Зара» или «Банана репаблик». Просто надо знать, что именно ищешь.

— А что именно мы ищем?

Джанет скептически оглядывает мои джинсы и безразмерный черный свитер, купленный как-то на распродаже. Я снова облачилась в свою неприметную одежду.

— Уж точно не такое уродство, как то, что на тебе надето, — хмурится Джанет. Через несколько минут она останавливается перед стеклянными дверями магазина. — Так, вот мы и на месте. — Двери разъезжаются в стороны. — Это «Банана репаблик», наша первая остановка. Только давай договоримся, что ты будешь мне доверять и слушаться.

— Как скажешь, начальник, — с готовностью отвечаю я. Мое доверие к вкусу Джанет с некоторых пор безгранично.

— Давай шевели задницей, сейчас мы превратим тебя в акулу бизнеса.

Я уже упоминала, что ненавижу шопинг, особенно ту его часть, когда приходится стягивать с себя одежду и натягивать другую, глядя в зеркало на свое ужасное тело. К тому же мне всегда казалось, что в большинстве случаев это просто колоссальная потеря времени.

77
{"b":"5393","o":1}