ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бросаю тоскливый взгляд на коллег. Судя по всему, ни Джону, ни Шарон даже в голову не приходит, что им может что-то угрожать. В этот момент Китти резко выскакивает из кабинета, хлопнув дверью.

— Зачем мы ей понадобились? — взволнованно шепчу я.

— Ей виднее, — философски отвечает Джон, поджав губы. — Думаю, целесообразнее будет дождаться Китти и послушать, что она скажет.

— Может, она подает в отставку? — мечтательно тянет Шарон.

— С чего бы это вдруг? — Джон бросает на нее недовольный взгляд. Ответный взгляд Шарон, кокетливый до неприличия, оставляет его равнодушным. — Скорее уж Китти собираются повысить. Ведь она такая талантливая, — вздыхает Джон.

— Я уже здесь, — слышится от двери.

Мы все трое обращаем к Китти напряженные взгляды. Она вновь начинает расхаживать по кабинету. Звонит ее мобильный. Она хватает его со стола и прикладывает к уху. Нас она словно не замечает.

— Да. Да. — Пауза. Я пытаюсь разобрать хоть слово из того, что говорит Китти ее собеседник. — Именно так. Я просто в шоке. — Она кивает, прощается и нажимает кнопку «отбой». Подойдя к окну, она замирает, вперив в него взгляд.

Замечаю, что Джон глядит на Китти словно собачка, с обожанием. Еще бы, сегодня наша стерва выглядит еще более ухоженной, чем обычно. Желтый костюм от Дольче с буковками DG на каждой пуговице, туфельки от Луи Вюиттона яркой весенней расцветки, кольцо на пальце с огромным канареечно-желтым камнем, волосы убраны в простую французскую косу— без сомнения, чтобы открыть глазу бриллиантовые серьги, рассыпающие во все стороны мелкие желтые брызги.

В этом вся Китти. Она считает, что ярлычки известных дизайнеров делают вещь вещью. Отсутствие таковых превращает даже элегантную одежду в кучу тряпья.

— Нас ждут перемены, — мрачно заявляет Китти, когда мы уже отчаиваемся услышать от нее хоть слово.

Меня охватывает паника. Меня точно уволят!

— Мы вступаем в финальную схватку. — Это сбивает меня с толку. — Найдите мне то, во что стоит вложить деньги!

Я смотрю на Китти в недоумении. Впрочем, как и остальные. Подобный призыв мы слышим из раза в раз, ступая на порог этого кабинета, но еще никогда он не произносился с таким пафосом.

— Либо нас всех уволят к черту, либо мы зададим им перца. Нас должны заметить, всю нашу команду, понятно?

Я тупо киваю. Шарон хмурит брови. Только Джон откликается на призыв:

— Я поддерживаю тебя, Китти! Твоя команда должна победить! — В его голосе тот же пафос, что и в голосе Китти, только он, как мне кажется, так и не понял, что на сей раз ситуация гораздо серьезнее, чем обычно.

— Итак, мы должны сплотиться, — продолжает Китти, одобрительно кивнув Джону. — Вся команда Китти Симпсон должна объединиться ради достижения цели. Это чертовски важно!

— А разве сейчас мы разрозненны? — глуповато улыбается Шарон.

Глаза Китти недовольно сощуриваются. Она не выносит Шарон, потому что та удивительно недалека и ленива. Впрочем, ненавидеть Шарон довольно глупо. Вы же не станете ненавидеть какую-нибудь болонку, которая тявкает на вас каждый раз, когда вы проходите мимо ее любимого куста?

— Да, нам нужно сплотиться, — повторяет Китти недовольно. — И начнем мы с того, что ты, Шарон, приготовишь нам кофе.

— Да-да, разумеется, — послушно кивает та, хотя ее ноздри раздуваются от негодования. — Я немедленно этим займусь.

Уверена, что Шарон задумала плюнуть в кружку Китти! Похоже, эта же мысль осеняет и мою начальницу, потому что она кивает мне.

— Анна, лучше ты займись этим. Ты готовишь кофе не в пример лучше Шарон.

— Мне капуччино! — радостно восклицает Шарон. — С обезжиренным молоком, пожалуйста.

— А мне китайский чай, — говорит Джон, не отрывая влюбленного взгляда от Китти. — Зеленый чай придает сил и бодрости.

— А мне, как всегда, двойной эспрессо без сахара и с долькой лимона. Кожицу сними, — бросает моя начальница, даже не повернув ко мне головы.

Понурив голову, я беззвучно покидаю ее кабинет. Что ж, если меня выгонят с работы, я всегда смогу устроиться в какую-нибудь кофейню в Сохо. Уж я-то точно никогда не стану плевать в чужой кофе, и Китти это знает. Наверное, мне не хватает желчности.

И вот, вместо того чтобы слушать, что говорит Китти, я стою возле автоматов для варки кофе, срезаю кожицу с лимона, взбиваю в пену молоко для Шарон и даже посыпаю сверху какао. Я понимаю, что мои усилия никто не оценит и что я могла бы с меньшим воодушевлением отдаваться дурацким заданиям вроде этого, но ничего не могу с собой поделать. Думаю, это связано с моей внешностью: не имея шанса понравиться собеседнику внешне, я пытаюсь заставить себя любить за красоту внутреннюю. Привлекательным девушкам вовсе не обязательно быть добрыми и отзывчивыми, чтобы их любили. Дурнушкам приходится постоянно улыбаться и оказывать услуги посторонним людям, чтобы заслужить чью-то приязнь.

Поставив три чашки на поднос, я уже собираюсь вернуться в кабинет Китти, когда на моем пути возникает Роб Стэнфорд. У него такие квадратные плечи, что обойти его, не расплескав напитков, просто невозможно.

— Снова таскаешь кофе? — спрашивает он зычным голосом. С таким голосом ему бы работать зазывалой возле цирка или ярмарки. — Вечно тебя эксплуатируют. — В голосе Роба нет ни капли сочувствия.

— Поднос довольно тяжелый, — бормочу я. — Пропусти меня.

— А Майк все интересуется, что за секретное совещание у вас с Китти. — Роб игриво мне подмигивает, хотя — я знаю это абсолютно точно — не испытывает ко мне теплых чувств.

Меня передергивает от этого подмигивания.

— Майк, говоришь, интересуется? — переспрашиваю я, протискиваясь к двери. Переспрашивать собеседника вообще очень удобно — можно долго ускользать от ответа.

Роб понимает мою уловку и неприязненно поджимает губы.

— Ведь мы же одна команда. Хотя Майк и не считает тебя частью команды. Вот так-то!

— Если Майку любопытно, зачем Китти нас собрала, он может задать этот вопрос ей.

— Неужели ты мне не скажешь?

— Я не могу тебе ничего сказать.

Я совершенно не кривлю душой, потому что на самом деле не знаю, зачем нас собрали.

— Что ж… — Роб хмыкает. — Я этого не забуду, Анна.

— Не сомневаюсь. Пока, Роб. — И я протискиваюсь наконец мимо него к двери с такой грациозностью, которая сделала бы честь любой официантке в любой кофейне в Сохо.

Едва я вхожу в кабинет, Китти умолкает и бросает на меня острый как бритва взгляд. Она нервно постукивает карандашом по столу. Думаю, ей не стоит сейчас употреблять кофеин.

— Ты что, заблудилась? — холодно осведомляется Китти.

— Меня задержал Роб Стэнфорд, — докладываю я с невинным видом. — Его интересовало, чему посвящено наше совещание.

— Неужто? — мрачно спрашивает моя начальница. Она прищуривает отлично подведенные глаза. — Наверняка его подослал Майк Уотсон… Итак, что я говорила о командном духе?

— Мы должны быть одной командой! — с готовностью восклицает Джон.

Я осторожно вздыхаю. Похоже, за время моего отсутствия они недалеко продвинулись.

— Мы тебя не подведем, Китти, — продолжает Джон. — Никто ничего не узнает, если ты это имела в виду, Ты же понимаешь…

Китти жестом останавливает его. Джон затыкается, восторженно уставившись на ее кроваво-красные когти.

— Анна?

— Мне все ясно, — пожимаю плечами я. Китти прекрасно знает, что я не выношу Майка, поэтому буду держать рот на замке.

— Что ж, если слухи просочатся, я стану во всем винить Шарон, — с усмешкой заявляет Китти, глядя на мою коллегу. — Так что, Шарон, постарайся помалкивать. Это секретная информация.

Шарон обиженно надувается, но кивает. Китти делает долгий глоток эспрессо, сознательно нагнетая атмосферу, и отставляет чашку.

— Итак, вот наши новости. Компанию скоро купят. Из источников я узнала, что к нам присматриваются серьезные люди из Нью-Йорка и Лос-Анджелеса. Они просматривают наше досье, но решение практически принято. Покупатели интересуются нашими проектами и персоналом.

9
{"b":"5393","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Запредельный накал страсти
Багровый пик
Призрак со свастикой
Глиняный колосс
Двоедушница
Книга Балтиморов
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Самый желанный мужчина
Во имя Империи!