ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Умоляю, не надо! — Джанет начинает плакать навзрыд. Я знала, что она будет реветь, и была готова к этому, но сердце все равно рвется из груди, призывая утешать.

— Да как ты смеешь?! — взрывается Лили. — Я люблю Эда! И не за его деньги, нет! За его… характер! За его… доброту! Убирайтесь отсюда обе!

— Эд, ведь это неправда. — Я смотрю только на него, словно Лили и не существует. — Ей было плевать на тебя, пока она считала тебя нищим. Она отговаривала Джанет от свиданий с тобой, называла тебя жалким и уродливым. Она презирала тебя, понимаешь? А Джанет оставалась верна себе, потому что полюбила тебя и ничего не требовала взамен.

— Врешь! — взвизгивает Лили, прыгая около меня. По ее скрюченным пальцам видно, что она готова вцепиться мне в лицо, но боится связываться. — Она все врет, Эдди! Не верь ей!

— Как ты мог бросить ту, которая готова была ради тебя на все? Эд, ответь мне!

Джанет сидит на корточках лицом к стене и ревет. Эд не выдерживает и бросается ее утешать. Он опускается рядом и хватает ее за руки, пытаясь повернуть к себе.

— Джанет, милая, ну не плачь… только не плачь, прошу тебя… — бормочет он.

— Не трогай ее! Поплачет и успокоится, — взывает к нему Лили, однако в голосе ее настоящий испуг.

— Прости, Лили. — Эд поднимает Джанет и привлекает к себе. — Все, что было между мной и Лили, было неправильным. Я любил и люблю только Джанет.

— Что ты сказал? Что ты только что сказал? — не веря своим ушам, повторяет Лили.

— Джанет, милая, я пытался до тебя дозвониться, хотел тебя найти. Мне… так стыдно, у меня очень гадко на душе. Я позволил себе увлечься твоей подругой, совершил чудовищную ошибку, и мне нет прощения… — Эд пытается заглянуть Джанет в глаза, но она прячет голову у него на плече. — Когда ты застала нас целующимися… это было временное затмение…

— Временное затмение? — всхлипывает Джанет.

— Да, да! Мы с ней разговаривали, и вдруг ее платье… оно как будто соскользнуло вниз… я не устоял. Ты веришь мне, Джанет?

— Верю, — тотчас кивает она.

— «Платье как будто соскользнуло», — повторяю я иронично, глядя на Лили. — Какая странная случайность!

— Джанет, не верь ему, — растерянно говорит Лили. — Он… он мне клялся в любви… он сказал, что никогда тебя не любил! — Найдя наконец нужные слова, она приободряется. — Да, он так и сказал. Эдди никогда не любил тебя!

— Лили, я считал тебя привлекательной, не скрою, — говорит Эд, не глядя на Лили. — Привлекательной, и не более того. Но я слишком дорого заплатил за это. Я никогда не хотел встречаться с тобой. Когда ты набросилась на меня с поцелуями, мне было… неловко оттолкнуть тебя, а потом все слишком запуталось. Мы с тобой совсем не пара, Лили. — Он с нежностью смотрит на Джанет. — Знаешь, милая, мои старые джинсы и рубаха нравились мне больше.

— Мне тоже они нравились, — кивает Джанет, не спуская с него глаз.

— Эти ужасные обноски! — визжит Лили, падая на диван. В глазах ее слезы. — Да ты в них был похож на бродягу! Тебе нужна была такая, как я, признайся. Ты хотел меня, Эд, ты вожделел меня!

— Это так, — признает он. — Я хотел тебя. Но, повторяю, я дорого заплатил за свою ошибку. Я едва не потерял самое дорогое, что у меня есть. — Эд нежно целует пальцы Джанет.

— Все ясно, — всхлипывает Лили. Черные потоки туши струятся по ее щекам. — Что ж, Анна, надеюсь, теперь ты счастлива! Ты разрушила мою жизнь.

— Ничего я не разрушила, — вздыхаю в ответ. — Твоя жизнь только начинается, и она совсем не связана с Эдом. Тебе нужен Генри, как бы ты ни пыталась это скрыть.

— Мне плевать на Генри!

— Это не так, Лили, ты же сама знаешь. Ты любишь его, хотя это чувство для тебя ново. Оно пугает тебя. Ты по инерции продолжаешь искать богатых мужчин, но ни один из них тебе не нравится. Ты недовольна своей жизнью и свое недовольство вымещаешь на окружающих. Признайся, ты боишься будущего! Когда Джанет лишилась работы, ты испугалась, что однажды это может произойти и с тобой.

— Неправда! Замолчи!

— А ты ведь больше ничего не умеешь, но прекрасно знаешь, что, как только поблекнет твоя красота, все твои шансы уплывут сквозь пальцы. Вот почему ты цепляешься за мысль о браке по расчету. Ты хочешь успеть выйти замуж раньше, чем будешь отброшена на обочину. Ты не веришь в себя, считая своим единственным достоинством красоту. Единственным достоинством и единственным товаром, который можно выгодно продать.

— Ты врешь! Ты все врешь! Я не хочу тебя слушать! — Теперь Лили рыдает, у нее течет из носа, а она даже не замечает этого. Недавние рыдания Джанет не идут ни в какое сравнение с этим вселенским потопом. Такое ощущение, что в Лили открылись какие-то невидимые шлюзы. Мне еще ни разу не приходилось видеть ее в подобном состоянии.

Я протягиваю ей пакетик с бумажными платочками. Эд тихо извиняется и выходит из квартиры, давая нам возможность спокойно поговорить.

— Ты даже не представляешь, каково мне! — ревет Лили, размазывая косметику по лицу. — Не знаешь, как трудно каждую секунду думать о том, как ты выглядишь!

Я улыбаюсь.

— Уж кому-кому, а мне прекрасно известно, каково это, можешь поверить.

— Каждая прядь волос, каждая ресничка должны выглядеть идеально. Ни единого прыщика! Ни одной морщинки! — отчаянно перечисляет Лили. — Недавно у меня вдруг начали сечься волосы. Я была в ужасе! Что я только в них не втирала, но толку чуть! Я их и подстригла, и потратила целое состояние, чтобы их вылечить, но ничего не помогает! И я уже вижу, как меняются мои лицо и тело! Я считаю дни до следующего дня рождения, и это для меня как приговор! — Она шмыгает носом. — Тебе-то хорошо, Анна, у тебя есть образование и голова на плечах. А у меня ничего нет. Даже эта квартира, она ведь не принадлежит мне, у меня просто долгосрочный договор.

— Но ты ведь неглупая девушка, — примирительно говорю я.

— Раньше мне и в голову не приходило пойти учиться, потому что все свободное время занимали съемки. Но ведь я ничего особенного и не добилась. Так, рядовые заказы! Мне не стать лучшей из лучших, а значит, у меня нет будущего! А ведь мне так хочется иметь свою квартиру, свою машину…

— Но еще не все потеряно. У тебя все впереди.

— Да брось! У меня только сертификат переводчика с французского языка, да и то непрестижный, и ничего больше. Я разбираюсь только в моде и красоте.

— Тогда именно этим и занимайся, — уверенно советую я. — Ведь существуют не только модели. Есть еще агенты, которые с ними работают, есть стилисты и владельцы студий. Есть немало смежных специальностей. Закончи курсы и начни работать. Тем более что у тебя полно знакомств.

Лили прекращает шмыгать носом и изумленно смотрит на меня.

— Ты… в самом деле думаешь, что у меня может что-то получиться? — неуверенно спрашивает она. Никогда до этого Лили не смотрела на меня такими глазами. Будто я… ее мамочка!

— Конечно, — отвечает за меня Джанет. — Уж агент-то из тебя точно выйдет. Ты же отлично чувствуешь материал, разбираешься в тонкостях модельного бизнеса. Вот я, например, ни черта в этом не смыслю.

Лили опускает глаза.

— Я… прости, что была… такой гадиной. Знаю, что прошу слишком многого…

— Забудем об этом, — великодушно предлагает Джанет. Боже, какая же Джанет добрая! Надеюсь, она скоро выйдет замуж за Эда и родит ему шестнадцать детей. Из нее получится идеальная мать.

Входная дверь хлопает.

— Я позвонил Генри, — сообщает Эдвард. — Он сейчас придет.

— Боже мой! — охает Лили и начинает метаться по комнате. — Но… я не могу с ним встречаться! Я… не знаю, что ему сказать.

— Просто попроси прощения, — предлагает Эд. — Он поймет, что с твоим характером и это нелегко. Генри тебя простит.

— Тебе нужно решиться, — говорю я Лили. — Ты должна увидеться с Генри и все ему объяснить. Рассказать всю правду о себе и своих страхах. Если он примет тебя, значит, вы созданы друг для друга.

— А если не примет? Что тогда? — с жалким видом спрашивает Лили.

99
{"b":"5393","o":1}