ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пять минут, дорогая, — шепнула ей Стэйси прямо в ухо, пробегая мимо с корзиночкой кукурузы. Она бесцеремонно плюхнула на двенадцатый столик эту корзинку, вернулась на кухню, и ее хорошенькое личико вдруг оживилось от возбуждения. — Посмотри-ка, Мег! Смотри, какая шикарная машина подъехала к нашей стоянке!

Меган, как и большинство официанток, вытянула шею, чтобы посмотреть.

— Мужчина или женщина?

— Мужчина, — сказала Меган, наблюдая за человеком в очень дорогом сером костюме, вышедшем из спортивного автомобиля вишневого цвета. — Стэйси, может, тебе повезет. — Она вытерла руки о канареечную юбку с оборками.

Девять часов ровно.

Спасибо тебе. Господи.

— Я пойду за деньгами.

Ужасно уставшая, Меган подошла к маленькой кассе, в которой сидел Дженкинс.

— Итак, до понедельника, — мрачно сказал он.

Меган не собиралась менять решение. Всю ночь она крутила в голове слова Стэйси и поняла: девушка совершенно права. Неплохо быть официанткой в семнадцать. Но быть ею в двадцать четыре означает, что у тебя серьезные проблемы.

— Нет, я думаю, не увидимся. Я ухожу. — Она попыталась улыбнуться. Вот так-то, Меган, раболепствуй, как и положено маленькому цыпленку вроде тебя. — Спасибо, Боб, но я думаю, уже хватит.

Даже сквозь клубы пара было заметно, как угрожающе сверкнули глаза хозяина.

— Ты не можешь уйти.

Меган пожала плечами:

— Я собираюсь ехать домой.

— Может, тебе стоит прочитать контракт?

— Контракт? — удивленно спросила Меган.

— Ты подписала его, когда нанималась.

Тот клочок бумаги? Его он называет контрактом?

Меган попыталась вести себя сдержанно:

— Послушайте, мне очень жаль, если это доставляет вам неприятности, но…

— Ты должна была предупредить меня за месяц. А раз не предупредила, то не получишь деньги за неделю.

Несмотря на жару, Меган побледнела.

— Боб, вы, должно быть, шутите. Вы можете нанять кого угодно. Зачем вам оставлять меня на месяц? Я ведь ленивая официантка, сами говорили.

— Ну уж, не настолько ты плоха. — Он жадно оглядел ее.

«Боже мой! — подумала Меган, вдруг догадавшись, что означают эти слова. — Он вовсе не хочет, чтобы я осталась, он просто собирается довести меня до бешенства, чтобы я отсюда вылетела без денег за неделю. Но он не представляет, как мне нужны эти деньги».

— О'кей. — Она оглянулась. — Если хотите, считайте, что это предупреждение за месяц. Я могу даже написать заявление, если скажете.

— Ты уверена?

Итак, она права. Сейчас он взбесился. Боже, он, должно быть, не сомневался, что она разразится слезами и убежит.

— Да, Боб, я совершенно уверена. Вы должны мне за неделю, без денег я отсюда не уйду.

— Почему ты…

— Меган. — Вошедшая Стэйси, красная с головы до пят, прервала их разговор. — Боб, извините, но нужна Меган, сейчас же. Мужчина спрашивает лично ее. Он больше ни с кем не хочет говорить.

Дек, вдруг подумала Меган.

— Ты же знаешь правила, Меган, никаких личных посетителей, — неприятным голосом и с отвратительным намеком проскрипел Дженкинс. — Я пойду с тобой.

— Боб, моя смена кончилась. Я могу встретиться с гостем.

Он накинулся на нее:

— Но не здесь! Здесь ты работаешь, здесь не место для встреч с дружками! Если ты хочешь остаться у меня!

— Меган?

Все трое резко обернулись на незнакомый голос и увидели высокого мужчину в черном шерстяном костюме от Йоджи Ямамото. На правом запястье у него были золотые часы, в руках — портфель из мягкой свиной кожи. От него пахло деньгами, уверенностью и абсолютной убежденностью, что его появление в этой дыре — сенсация. Ему это нравилось. Стэйси не могла отвести от него глаз. Меган перестала дышать.

— Черт побери, кто это такой? — строго спросил Дженкинс, приходя в себя. — Слушайте, мистер, ей не разрешается встречаться здесь с гостями. Во всяком случае, если она хочет сохранить работу.

— Она не хочет.

— И кто вы такой, чтобы делать такие заявления?

— Мое имя Дэвид Таубер. Я работаю в «Сэм Кендрик интернэшнл», — сказал Дэвид, одаривая Меган своей самой яркой улыбкой. — Я агент мисс Силвер. Правда, Меган?

Меган, почувствовала, что сейчас упадет в обморок, от радости у нее закружилась голова. Наконец, столкнувшись взглядом с Дженкинсом, она обрела дар речи.

— Это правда, Дэвид, — сказала она. Потом повернулась к Дженкинсу и, не в состоянии сдержаться, широко улыбнулась:

— Эй, Боб, знаете, вы совершенно правы. Можете взять себе эти деньги, потому что я ухожу. Немедленно. И знаете, что я хочу вам сказать? — Она наклонилась к его угреватому лицу:

— Я готова отдать каждый цент из причитающихся мне денег, чтобы увидеть на вашем лице такое выражение.

— Мисс Силвер, мы можем ехать? Мой «ламборгини» на стоянке.

Дэвид Таубер стоял в дверном проеме, красивый, как Адонис, и протягивал ей руку. Несмотря на убогую обстановку, на дурацкую форму в оборочках, Меган приняла его руку, как королева.

— А почему бы и нет? — сказала она.

Глава 10

Ей приятно было ощущать тяжесть рукописи в кейсе.

Она шла в свой офис и физически чувствовала ее вес. Страницы были аккуратные, а это означало, что мало кто держал ее в руках. Она испытывала легкое волнение, словно от наэлектризованной атмосферы.

С таким же ощущением в это утро она выехала из гаража, кровь кипела в венах, она хотела скорее оказаться в своем кабинете и начать работу над проектом.

Возбуждение.

«Увидеть свет» — хороший сценарий. Она знала это, она чувствовала нутром. С того самого момента, как противный дурачок Таубер из «Эс-Кей-ай» передал ей рукопись с претенциозной запиской. Видит Бог, когда брала ее, ничего особенного она не ждала. В конце концов, никто никогда не слышал о Меган Силвер — кто она такая, откуда? — и эта рукопись пришла не из отдела сценариев Сэма. Если бы не горячее желание немедленно заняться проектом, возможно, она отказалась бы сама смотреть сценарий, скорее всего спустила бы по цепочке вниз кому-то из «Артемис», какой-нибудь амебе на самом дне. И к тому же ей очень хотелось осадить Дэвида Таубера. Мужчины такого типа уверены, что все женщины должны падать перед ними, раздвинув ноги, только из-за их приятной улыбки и хорошего загара. Она в общем-то привыкла к типам вроде Таубера. Дешевка-выскочка, недавно из пеленок. Наверняка в гимнастическом зале, где он качает бицепсы, стены зеркальные.

Но она не могла отказать себе в том, чтобы посмотреть рукопись. Хотя Таубер и дурак, он классическая модель голливудских везунчиков. Он возник из ниоткуда с Коллин Маккаллум, а теперь еще и с Заком Мэйсоном и с супермоделью. Итак, она начала читать, собираясь просмотреть за десять минут.

Она закончила, дойдя до последней страницы, и немедленно позвонила Сэму Кендрику.

«Увидеть свет». Невероятная любовная история. Очень волнующий сюжет. И все это на фоне секса, наркотиков и рок-н-ролла.

Эта вещь сделает ей имя. О Боже, как замечательно и как страшно дать зеленый свет своему первому фильму!

— Похоже, ты счастлива.

— Привет, Том, — сказала Элеонор, взглянув на босса, появившегося в дверях кабинета.

Он был в неописуемом черном костюме, каштановые волосы на его фоне казались еще темнее, но он ничего не мог поделать со вторым подбородком, свидетельством возраста. Двигался он как человек, привыкший повелевать.

Она ощутила знакомый укол тоски.

— Я принес завтрак, — сказал Том, широкими шагами пересек комнату и положил пакет ей на стол. Он вынул пирожок с начинкой, бумажный стаканчик с кофе и протянул ей, улыбаясь:

— Кофеин. Очищенный сахар. Пропитан жиром. Ешь.

— Да я не могу есть такое, — со смехом запротестовала Элеонор. — Бедра сразу поползут. Пол хочет, чтобы мы сели на диету. Он вообще предлагает нанять повара-вегетарианца.

Голдман покачал головой:

— Да ты что? И Джордан хочет, чтобы я стал этим чертовым вегетарианцем. — Он наклонился к ней. — Вот почему люди ходят на работу.

26
{"b":"5394","o":1}