1
2
3
...
79
80
81
...
100

Внезапно ее кольнула ревность: она вспомнила о Роксане. Хищный волчий взгляд темно-серых глаз Зака вдруг смягчился, и он стал так хорош…

Кончай валять дурака.

Она отвела глаза.

— Но у нас есть еще один вариант, как выбраться отсюда. Надо взять направление, и мы наверняка выйдем на какую-нибудь тропу.

— Это звучит как-то не слишком…

— Слушай, весь остров — пять миль поперек и семнадцать с севера на юг. А джунгли занимают меньшую его часть.

Так что это вполне реально.

— Да? Я думаю, это еще вопрос, — сказала Меган, глядя на свою лодыжку.

— Слушай, Меган, ты ведь не собираешься меня подводить, правда? — спросил Зак. — Ты столько работала над сценарием и вряд ли хочешь, чтобы фильм застопорился.

Мы должны вернуться. Ты что, забыла? Мы ведь снимаем фильм!

Она засмеялась:

— Да, конечно. Если не считать того, что меня можно заменить в два счета.

— А меня нет, — сказал Зак.

Он поднялся, пошел в заросли и поднял ветку. Попробовал на прочность.

— Не будь так самоуверен. Ты не представляешь, что сейчас можно делать с помощью компьютерных технологий, — сказала Меган, восхищенно наблюдая за гибкими движениями упругого тела Зака. Она смотрела, как играют мускулы у него на спине, как надуваются мышцы, особенно на бедрах, обтянутых брюками из телячьей кожи. — Помнишь «Ворона»? В главной роли был Брендон Ли, сын Брюса Ли. Его застрелили на середине съемок.

— Правда? — спросил Зак, отбросив ветку, которую попробовал на прочность. Он внимательно посмотрел на Меган, потом с силой наступил на середину палки и разломил надвое.

— Это правда. Но фильм закончили, используя компьютерную технику. — Она засмеялась. — Может, такой прием хорошо бы попробовать для роли Роксаны?

— Отличная мысль, — мрачно согласился Зак.

— А тебе не стоило бы так пренебрежительно относиться к своей подружке, — съязвила Меган.

Зак бросил на нее быстрый взгляд:

— Она мне не подружка.

— А, ну да, — пожала плечами Меган. Незачем сейчас спорить с ним.

— Она-то нет. Но во всяком случае, не тебе говорить, ты ведь любимая собачонка Дэвида Таубера.

— Да пошел ты к черту! — сердито бросила Меган, обжегшись крапивой. — Я не собачонка. И вообще, мы расстались.

— Да неужели? — тихо спросил Мэйсон. Он отбросил ветку, подошел к ней и встал очень близко. Меган даже слегка отпрянула. Но Зак потянулся к вырезу ее майки, вытащил золотую цепочку, блестевшую на загорелой коже, и высвободил звездочку с буквой «Д». Подбросил ее на ладони. — Но ты все еще носишь его личный знак?

— Я просто забыла снять, — резко ответила Меган.

— Ах-ах-ах.

— Черт побери, а что ты так распсиховался? — зло сказала она, вырывая у него из рук звездочку. — Ты думаешь, сам очень умный? Вы с Роксаной одинаковые. Только потому, что вы знаменитые, вы считаете, что весь мир должен стоять перед вами на коленях. Черт бы вас побрал! Вы друг Друга стоите! Господи, да только посмотрите! Все дикие животные вокруг потрясены тобой! Ну еще бы, ты ведь поешь в рок-группе!

— Это я думаю, что я умный?! А кто из выпускников колледжа наводил критику на мое французское произношение в первый же день знакомства? Ты понимаешь, каково мне было тогда? Ты как будто запихнула меня обратно в начальную школу. А разве не ты склочничала со мной на репетициях? Никогда я не думал, что мне должны лизать задницу, Меган, но люди это делали. И девицы вроде тебя тоже не оставляли в покое, все старались принизить меня, неуча. В общем, никто со мной не держался естественно, разве что другие музыканты. Но имей в виду: в любой момент, когда захочешь встать передо мной на колени, пожалуйста, моя Дорогая.

— Ты, сукин сын! Только в твоих мечтах! — воскликнула она. — Я бы не стала трахаться с тобой, даже если бы ты остался единственным мужчиной на земле!

— Правда? Тогда, золотце, я именно тот мужчина и есть.

В данных обстоятельствах. — На секунду их злые взгляды скрестились, а потом Мэйсон отошел от Меган. — Это нам не поможет, — сказал он наконец, потянувшись за веткой, которую только что бросил. — Нравится тебе или нет, но мы в одной связке до тех пор, пока не выберемся из этих джунглей.

— Да, — согласилась она, хотя лицо ее пылало от ярости.

— Придется объявить перемирие. Временное. Со взаимными оскорблениями разберемся, вернувшись в отель.

Меган отвела взгляд, снова прикусила губу и просто кивнула. От его слов ей стало страшно: вернутся ли они в отель?

Господи, как же ей хочется еще раз пройти по вестибюлю того отеля.

— Попробуй-ка вот это, — велел Зак, подав ей ветку с раздвоенным наверху концом.

Потом он надломил вторую ветку, уравнивая ее с первой.

— Зак, что ты делаешь? — спросила Меган.

— Ты у нас сможешь ходить, — объявил Мэйсон, с победным видом поднимая обе палки. Он улыбнулся. — Костыли, любезно предоставленные самой матерью-природой.

— Да ты совсем выжил из ума, — заявила Меган, но, посмотрев на него, серьезно добавила:

— Возможно, ты прав.

— Ну попробуй, ты ведь не можешь наступать на больную ногу. Будет лучше, если мне придется нести тебя на, руках в самом крайнем случае. Я сберегу силы на дорогу. — Он подошел и помог ей встать на костыли. — Ну как?

— Я бы предпочла, конечно, поехать в такси, но и это неплохо, — сказала Меган, проверяя, как держат ее палки.

Они казались надежными. — Ты совершенно точно рассчитал мой вес, — удивилась она.

— Конечно, я часто за тобой наблюдал, — сказал Мэйсон.

Она посмотрела на него, но он отвернулся.

— Я думаю, нам надо идти на юго-восток, — заметила Меган. — Помню, что, когда я смотрела на лес с обрыва, он был пореже именно там.

— У тебя есть компас?

— Нет, но мы можем пойти по солнцу. Оно поднимается на востоке, садится на западе..

— Правильно, — заметил Зак, стукнув себя по лбу. — Это же надо — забыть такое! — Он прикрыл глаза от солнца и взглянул на небо.

Меган старалась не пялиться на освещенное солнцем тело Зака Мэйсона — свет подчеркивал каждый натянутый мускул, очень привлекательную гриву черных волос, ниспадающих на спину, и слегка выпуклый, но многообещающий бугорок между ногами… Она, покраснев, опустила глаза, прежде чем он успел заметить ее похотливый взгляд и поставить на место.

И вовсе он меня не интересует, сказала себе Меган. Это просто потому, что он в этом своем киношном наряде и с; длинными волосами кажется диким.

— Эй, Гайавата, — окликнула она его. — Ну так как?

Куда идем?

— Я думаю, сюда, — ответил он. — А почему Гайавата?

— Ты похож на краснокожего индейца в этих штанах, — засмеялась Меган.

Зак посмотрел на штаны и засмеялся:

— Я понимаю, что ты имеешь в виду. Но ты даже слегка испугала меня. Я ведь на четверть чероки.

— Да не может быть! Правда?

— Мать моего отца. — Он кивнул.

Меган вздрогнула. Вот откуда эти странные глаза. Глаза хищника.

— А я никогда не слышала, — сказала она.

— Ну да, конечно, об этом ты не читала. Я горжусь этим, — сказал Мэйсон, подходя к Меган. — Я старался оберегать семью от прессы как только мог. Если бы узнали, что во мне есть индейская кровь, мне бы никогда не прорваться. — Он помог ей перешагнуть через бревно. — Ты готова?

— Как всегда, готова, — сказала Меган. Она переставила один костыль, подвинула правую ногу, потом левую. — Ax! — вскрикнула она, морщась от нового приступа боли.

— Я все-таки тебя понесу, — сказал Зак, рванувшись к ней.

Меган отмахнулась.

— Нет, все в порядке. Я справлюсь. — Она сделала еще один шаг. Потом еще. — Видишь, все нормально. Дай минут десять потренироваться, и я вообще побегу. — Она улыбнулась, стараясь, чтобы улыбка получилась веселой. Если Зак подумает, что ей больно, он усадит ее к себе на плечи.

И тогда уйдет три дня на то, чтобы выбраться отсюда. Нельзя показывать ему, как сильно на самом деле болит нога.

У Меган мелькнула мысль: а что бы сделал Дэвид Таубер на месте Зака? И холодок пробежал по спине от этой мысли.

80
{"b":"5394","o":1}