ЛитМир - Электронная Библиотека

После окончания работы над фильмом у нее появилось время подумать о своих чувствах к Сэму Кендрику и признаться себе: она влюбилась в него. Роксана заметила, как Меган Силвер и Зак Мэйсон ходят рука об руку, и ей тоже захотелось такого простого, глубокого чувства, такой связи.

Той самой любви, которую ей предлагал Сэм. Да, он злится на нее, и он вправе именно так относиться к ней сейчас.

Роксана все понимала. Но, стоя на берегу и наблюдая, как он удаляется в сторону отеля, она знала, что должна попробовать до него достучаться. По крайней мере попытаться.

Или он навсегда уйдет из ее жизни.

Роксана побежала вдоль берега, по кромке воды, и коснулась плеча Сэма Кендрика.

Он обернулся, улыбаясь, но улыбка умерла, как только он увидел ее. Лицо Сэма застыло.

— Какого черта тебе надо? — резко спросил он. — Ты не можешь просто оставить меня в покое, Роксана? Чего еще ты от меня хочешь?

— Сэм, пожалуйста, дай мне шанс. Я просто хочу сказать тебе, что я очень сожалею. Правда. Очень.

Он холодно смотрел на нее.

Роксана сделала еще попытку.

— Сэм, я стала другой. Правда. Не можем ли мы начать все снова?

Кендрик постоял, с секунду смотрел на нее, потом медленно покачал головой:

— Нет, Роксана, не думаю. Я принимаю твои извинений. Хорошо? И на этом расстанемся.

Она отступила назад, в мокрый песок, обреченность в его голосе сказала ей больше самих слов.

— Я понимаю, слишком поздно, — прошептала Роксана, — но знаешь, Сэм, я ни о чем не жалею. Я люблю тебя. — На миг ей показалось, в его глазах вспыхнул свет. Но Кендрик отвел взгляд, и все исчезло.

— Ты права, — сказал он. — Слишком поздно.

Роксана Феликс осталась одна на берегу океана, стояла и смотрела в спину удаляющемуся Сэму Кендрику.

Вся группа улетала утром домой вместе с Сэмом Кендриком и большинством актеров. Том организовал для Зака, Меган, Фреда и Роксаны полет на личном самолете Говарда Торна днем; вместе с ними летели и они с Элеонор.

— Да, это проявление особого уважения со стороны фирмы, — пояснил он, когда они взмыли в ярко-голубое небо над Индийским океаном. — Поскольку мы в последний раз, судя по всему, можем насладиться таким комфортом, надо воспользоваться этой возможностью на все сто!

— Так вы, ребята, принимаете предложение Сэма? — спросил Флореску Элеонор, когда она села на удобный кожаный диван рядом с ним и Томом.

— Стать агентами? Нет, ни в коем случае, — сказал Голдман.

— Говори только за себя. А я, может, попробую, — ответила Элеонор, ткнув Тома в бок.

Он схватил ее руку и поцеловал.

— Элеонор Маршалл Голдман. Ну, что ты скажешь?

— Звучит потрясающе, кроме последней части —» Голдман «, — сказала Элеонор со смехом.

— Вы что, ребята, тоже? — с насмешливым ужасом воскликнул Флореску. — Боже, мне кажется, что это заразно.

Зак рассмеялся:

— Фред, ты-то слишком крепкий парень, чтобы заразиться.

— Ты правильно понял, — сказал режиссер, подмигнув Роксане. — Так куда вы собираетесь, когда фильм выйдет?

— В Бель-Эйр мы снимем квартиру, пока не подыщем новый дом, — ответила Элеонор. — А вообще дайте мне номера своих телефонов, а я потом сообщу, как дела.

— Роксана, » Парамаунт» предложил мне сделать римейк «Завтрака у Тиффани», — сказал Флореску. — Тебя интересует?

Довольная, Роксана кивнула.

— А ты серьезно?

— Абсолютно. Ты замечательная актриса, — похвалил в который раз Флореску и игриво добавил:

— Не говоря уж о том, какая ты классная девочка.

Она бросила в него подушечку.

Очень вежливые стюардессы суетились вокруг них, разносили бокалы с шампанским.

— Я думаю, мы должны поднять тост за фильм, — сказал Флореску, — потому что после такой работы никакая другая не покажется трудной.

Самолет наполнился смехом, когда они подняли бокалы.

В субботу днем Зак Мэйсон и Меган Силвер лежали в кровати в объятиях друг друга.

— Перестань пялиться на телефон, — приказал Зак.

— А я и не пялюсь.

— Нет, пялишься. Ты целый день ждешь звонка. Когда Иоланда утром позвонила, ты подпрыгнула на три фута.

— Не правда, — обиженно сказала Меган, а потом хитро улыбнулась. — Только на два.

Мэйсон засмеялся, обнял и стал целовать ей руки.

— Ты наконец прекратишь это? Мы ничего не делаем, только целый день занимаемся любовью.

— А у тебя есть предложения получше?

— Вообще-то нет, — ответила Меган, устраиваясь между его ногами.

Они нежно поцеловались.

— Деклан был совершенно сбит с ног, когда ты позвонил, — сказала Меган. — Он думает, что я Золушка, встретившая прекрасного принца.

— Так и есть, — сказал Зак, гладя ее по голове.

— Ты шутишь? Не принца, а лягушонка, — захихикала она, увернувшись от него. — Я поверить не могу, что остаток жизни проведу в автобусе.

— Ты будешь романы писать. Сама сделала выбор, детка, — напомнил ей Зак.

— Не меняй тему разговора.

Зазвонил телефон. Они вздрогнули.

— Возьми ты, — еле дыша, сказала Меган. — Это, наверное, тебе.

Он покачал головой:

— Нет, детка. Ты написала этот проклятый сценарий.

Ты и снимай.

— Возьми трубку!

— Нет, ты возьми.

— Возьми эту чертову трубку, Зак! — закричала Меган.

Он схватил трубку.

— Зак Мэйсон. О, привет, Том. Да, она тоже здесь…

Роксана Феликс сидела одна в своих шикарных апартаментах, устроившись в любимом кресле, и читала последний сценарий Флореску, пытаясь не думать о фильме. С тех пор как она дала пресс-конференцию по возвращении в Штаты, ей стало жить намного легче. Она ничего не забыла. Но она открыла для себя одну истину: демоны рассыпаются в прах, если их вытащить на свет. Все люди из косметического бизнеса приползли к ней на брюхе. Даже коротышка Боб Элтон попробовал снова снискать ее расположение. Но они ей не нужны. Гораздо лучше быть женщиной, а не просто красоткой, продающей всего лишь удачное сочетание генов. Элеонор Маршалл и Фред Флореску показали ей, что она обладает иным даром, который имеет смысл развивать. Талант актрисы будет расцветать год от года, а не увядать и исчезать, как красота. Вот чем можно поистине гордиться. Роксана пыталась сосредоточиться на сегодняшнем дне, а не на прошлом, не думать все время о телефоне, бесполезно стоявшем в комнате и не звонившем.

Она стала другой, более зрелой.

Но телефон зазвонил.

Роксана вскочила и кинулась к нему так быстро, что тот даже не успел звякнуть второй раз.

— Элеонор? — спросила она.

— Боюсь, что нет, — послышался тихий голос на другом конце провода.

Сердце ее остановилось.

— Это Сэм Кендрик.

— Привет, — сказала Роксана.

— Извини, я забыл. Ты ведь сегодня открываешь премьеру фильма. Мне надо было об этом подумать.

— Наплевать на фильм, — быстро сказала Роксана. Она почти не дышала.

Сэм рассмеялся:

— Я хотел спросить: назначена ли дата европейской премьеры?

— О Сэм… — выдохнула Роксана.

— Я видел твою пресс-конференцию, — сказал он и помолчал. — Я чуть не позвонил, но понял, что у тебя будет нервная реакция на меня. Извини, я был слеп, Роксана.

— Ничего, — ответила она, чувствуя, как сердце снова забилось в груди. О Боже, будет ли у нее еще шанс? Она старалась овладеть собой. — Я знаю, что дала тебе все основания для ненависти.

— А ты слышала, мы с Изабель разводимся?

— Да. Слышала. Сожалею, — вежливо солгала она.

— А я нет, — мрачно бросил Кендрик.

Оба молчали. Роксана снова поймала себя на том, что почти не дышит.

— Я вот подумал: а что, если нам с тобой вместе выпить кофе и постараться получше узнать друг друга…

— Что, начнем сначала? — прошептала она.

— Да, что-то в этом роде, — признался Сэм.

Она представила себе его улыбку, его красивую сильную руку, сжимающую телефонную трубку.

99
{"b":"5394","o":1}