ЛитМир - Электронная Библиотека

Если детский отдел станет приносить прибыль, то «Грин эггз» получит необходимые средства, но Майкл Чичеро тогда уже не будет иметь к нему никакого отношения.

Эрни улыбнулся при мысли об изворотливости Джека Файнмена. Благодаря соглашению с «Гренуй и Байфт» от Майкла утаили суть контракта, согласно которому «Блейклиз» предоставлялась практически полная свобода действий, тогда как Майкл оказывался лишенным каких бы то ни было прав. Очень скоро Чичеро поймет, что с Эрни Фокстоном шутки плохи.

Пусть пока радуется. Счастливый служащий – мотивированный служащий. Прежде чем вышвырнуть Майкла на улицу, Эрни хотел получить от него по максимуму.

В свои тридцать лет Майкл Чичеро, выбившись из нищеты, считал, что ему подвластно все в этом мире. Ничего, Эрни Фокстон преподаст ему хороший урок.

– Итак, что вы об этом думаете? – громко осведомился Эрни Фокстон.

Эрни без спроса распахнул простую деревянную дверь и увидел молодую женщину, видимо, секретаршу, которая вытянулась по стойке «смирно». Помещение было обставлено без изысков, очень аккуратно и практично. Здесь не было и намека на черную кожу и позолоченные часы, как в остальных кабинетах «Блейклиз», не говоря уже о роскоши в апартаментах Эрни. У Чичеро не было ни стульев от Имс, ни персидских ковров ручной работы. Секретарша сидела в крохотном предбаннике, в котором стояли крутящиеся стулья из разряда функциональной офисной мебели.

Чичеро, однако, прохаживался по кабинету так, словно Эрни предоставил ему крыло дворца в Версале.

– Потрясающе! – Майкл заглянул в угловой кабинет, побольше двух других, предназначенный для руководителя отдела. – Вы даже предоставили нам отдельную кухню, – рассмеялся он. – Сьюзен так рада, что ей больше не придется бегать за булочками по два раза на дню.

– Вы наняли еще сотрудников? – спросил Эрни. Ему было наплевать, что там думает Сьюзен. Она, конечно, хорошенькая, но таких в Нью-Йорке пруд пруди. Он не занимался продвижением женщин по службе, и ему не хотелось трахнуть эту Сьюзен, так что он моментально забыл про нее.

– Да. На прошлой неделе я говорил с Феликсом. Все придут сегодня, чтобы внести последние изменения в книгу, которая готовится к печати. Конечно, им придется привыкать ко всему этому. – Майкл обвел офис мускулистой рукой, и Эрни понял, что жалоб по поводу кабинетов не будет. Для Майкла Чичеро то, что он видел вокруг себя, было роскошью.

– Мы с Дженет должны побеседовать с вашими иллюстраторами, – приветливо улыбнулся Эрни. Адвокаты посоветовали ему лично познакомиться с теми людьми, от которых зависел успех «Грин эггз», чтобы потом легче было избавиться от них.

Больше всего он боялся, что Майкл уйдет до того, как «Блейклиз» переманит к себе его сотрудников. – Мы гордимся тем, что знаем в лицо всех своих сотрудников.

– Хорошо. – Майкл с трудом скрывал неприязнь к этому человеку. Он ненавидел эту чертову корпоративную культуру, в рамках которой руководители называли своих подчиненных семьей или командой, а потом без колебаний увольняли неуспевающих работников. Кроме того, у этого тщедушного англичанишки был маникюр на руках и легкий искусственный загар. По мнению Майкла, Фокстон вообще не был похож на мужчину. Но у него имелись деньги. Пока Майкл не получал от Фокстона ни меморандумов, ни рекомендаций по управлению делами. Ничего, только доллары, беседы с финансистами и чеки-чеки-чеки.

Больше никакой дешевой бумаги и тонких обложек, напомнил себе Майкл. Ему никогда уже не придется разъезжать по Бруклину и Лонг-Айленду на грузовичке, набитом книгами. Этим будет заниматься специальная служба «Блейклиз».

Эрни протянул тонкую руку, и Майкл осторожно, чтобы не раздавить, пожал ее.

– Рад видеть вас в «Блейклиз», – сказал Эрни. – Нам нравятся талантливые люди. Мы верим, что вы здесь добьетесь успеха.

«Что, черт возьми, он имеет в виду?» – подумал Майкл, скрывая эмоции за улыбкой.

– Спасибо. Мои ребята скоро придут, и я пришлю их к вам.

– Отлично. И помните, что вы теперь член семьи «Блейклиз», – добавил Эрни. Затем он фальшиво улыбнулся Сьюзен Кац и вышел за дверь.

Закрыв за Эрни дверь, Сьюзен взглянула на своего красавца босса. Он смотрел в окно, облокотившись о подоконник. В офисе пока никого не было: работники креативного отдела никогда не появлялись на работе раньше десяти часов. На секунду она представила себе, что Майкл сейчас повернется, задерет ее коротенькую юбку оттенка бургундского вина, сорвет кружевные чулки, бросит на стол и затрахает ее до полусмерти.

– Что будем делать? – спросила она.

Майкл повернулся и протянул ей аккуратно сложенный лист бумаги, который он извлек из кармана пиджака.

– Это список звонков на сегодня. Я составил его вчера вечером.

– Да, мистер Чичеро, – вздохнула Сьюзен.

Ну конечно. Работа. Глупо предполагать, что в жизни Майкла есть что-то еще.

Первые недели на новом месте прошли для Майкла Чичеро как в тумане. Дни сливались в один нескончаемый изматывающий, удручающий кошмар. Пока Сет и другие иллюстраторы работали с производственной командой «Блейклиз», он нанимал распространителей, встречался с книгопродавцами и устраивал презентации. По вечерам он был выжат как лимон, но по-прежнему не хотел уходить с работы. Сьюзен Кац неохотно желала ему спокойной ночи, подводила губы карандашом, поправляла длинные блестящие волосы и шла домой, а он оставался и спускался в бар только тогда, когда уже физически не мог вынести ни одного телефонного звонка.

Дела шли как нельзя лучше. Отдача была огромная. Майкл как будто превратился в вечный двигатель. Он питался редкими сандвичами, которые удавалось перехватить в течение рабочего дня, а по утрам вставал на час раньше, чтобы выделить дополнительное время для работы. Каждую ночь ему хотелось отмечать успех.

Для полного счастья ему не хватало женщины.

Разумеется, недостатка в подружках Майкл не испытывал. Никогда. Бедная Сьюзен. Если бы Майкл встретил ее в каком-нибудь баре, то не долго думая задрал бы ей юбку. Но работа была для него понятием священным. Три раза в неделю он снимал девушек, преимущественно тех, с которыми уже трахался раньше. Это были чистенькие, глупенькие пустышки с привлекательной внешностью. У них были большие груди, тонкие талии и упругие округлые попки. К сожалению, большинство из них отличались редкостной тупостью, чего Майкл терпеть не мог. Он был с ними неизменно вежлив, добр и никогда не лгал. В девяти случаях из десяти они хотели встретиться с ним снова. Ему нравилась Дженет, которая носила бюстгальтер на два размера меньше, так что ее кремовые колышущиеся груди переваливались через край черного кружева, и Эльза, инструктор по теннису, обладательница потрясающей попки, округлой, упругой и выдающейся. Он смеялся, когда она жаловалась на нее.

Hv когда женщины осознают, что мужчинам не нравятся подростки? Каждый раз, когда Эльза наклонялась, чтобы поднять то-нибудь с пола, Майкл ощущал стеснение в паху.

К сожалению, всех этих женщин и использованных презервативов было недостаточно. Ему нужна была женщина, с которой можно было бы поговорить после того, как она сделает ему минет, если можно, профессионально. А если бы она не владела техникой, он бы с удовольствием дал ей несколько практических уроков.

Когда Майкл встретил Айрис, он подумал, что нашел такую женщину. Они познакомились в баре на углу Двадцать четвертой и Восьмой улиц. Она работала в юридической конторе и надеялась в один прекрасный день стать адвокатом. У нее были красивое тело, округлая попка и пышная грудь, и она знала несколько слов, состоящих более чем из двух слогов. Майкл пригласил ее на свидание и был удивлен, что она не согласилась переспать с ним в тот же день. Не сделала она этого и во второй раз. Когда на третьем свидании она все-таки легла с ним в постель, Майкл обнаружил, что она неплохо умеет делать минет. Она, конечно, не была мастером, но в целом все было вполне прилично. Он был полон энергии, и она тоже.

19
{"b":"5395","o":1}