1
2
3
...
25
26
27
...
84

– Хорошо, – слабым голосом проговорила Диана.

– Вы будете заняты печатанием и подшивкой документов.

Диана попыталась взять себя в руки. Ей кажется или ноги уже начали уставать? Она больше ни минуты не могла выдержать, хотя рабочий день еще толком не начался. Но Чичеро продолжал смотреть на нее – в этих босоножках на каблуках Диана была на пару дюймов выше, но он все равно смотрел свысока, как будто потешался над ее смятением, ожидая, что она в любую минуту повернется и уйдет.

Диана была ленивой и испорченной, но еще она была очень упрямой. Гордость заставила ее расправить платье и решительно вскинуть подбородок.

– Звучит заманчиво.

? Тогда приступайте. Приготовьте мне кофе, а заодно себе, сли хотите, а затем приходите в мой кабинет, и мы начнем.

? Хорошо, – согласилась Диана.

Он резко развернулся и зашагал прочь по коридору. «Ненавижу его», – подумала Диана. Она включила кофеварку и принялась искать фильтр. Хорошо, что Фелисити не видит ее сейчас. Все это так унизительно.

Эрни пригласил ее из чистого любопытства. Он каждый день общался со всякого рода шпионами и сплетниками и знал все их скрытые приемы. Эту Фелисити, хорошенькую мордашку из свиты Дианы, он помнил весьма смутно. Зачем женщине просто так звонить мужчине? В любом случае Эрни придавал слухам важное значение. Благодаря болтливым женушкам он несколько раз заключал весьма выгодные сделки. За кем, интересно, замужем Фелисити? Он не мог припомнить. Майра, правда, сегодня не позвонила – наверное, воспитывает другого мужчину, горячая штучка, – и Эрни пребывал в дурном расположении духа.

Консуэла приготовила изысканный завтрак и накрыла стол на террасе. Отпустив горничную, Эрни опустился на стул и стал ждать. Нечего слугам подслушивать деловые разговоры хозяев. Эти сволочи вполне способны купить акции через интернет-брокера и увести деньги у тебя из-под носа. Эрни не знал, насколько хорошо Консуэла понимает по-английски, но он не хотел рисковать. Он добился успеха в бизнесе, придерживаясь двух основных принципов: во-первых, ничего не воспринимать как должное, а во-вторых, не доверять никому.

Минут через сорок появилась Фелисити, и Эрни не был разочарован. Это была стройная молодая женщина, которая больше, чем Диана, соответствовала стилю Нью-Йорка: худенькая, с гладкими волосами платинового оттенка, в коротком платье из шелка цвета клюквы и в туфлях на высокой шпильке. Такие каблуки могут причинить нешуточный вред его спине. Эрни почти физически ощутил, как они впиваются ему в кожу, и от этого его пенис моментально напрягся. Он был заинтригован.

– Рад тебя видеть, Фелисити. Садись, пожалуйста.

Ужасный акцент, подумала Фелисити, усаживаясь таким образом, чтобы Эрни хорошо были видны ее бедра, стянутые жестким поддерживающим поясом. Сегодня она надела трусики, если, конечно, прозрачные танга от Кельвина Кляйна можно было назвать этим словом. А хорошая квартирка! Для деревенской простушки Дианы даже слишком роскошно.

– Потрясающий сад. Диана превзошла саму себя, – проворковала Фелисити, поворачиваясь лицом к хозяину дома.

– Да, ты права. Будешь сок?

Эрни наполнил бокал молодой женщины свежевыжатым соком из красных апельсинов. Он чувствовал себя неловко, потому что в отличие от Дианы не обладал способностью вести светские беседы. Кроме того, он не мог сосредоточиться, потому что перед глазами стояли ее алые туфли на шпильке, почти как у Майры Чен. М-м, неплохо.

– Спасибо. Ты, наверное, думаешь, зачем я пришла?

– Эта мысль приходила мне в голову, хотя мне в любом случае приятно тебя видеть, – ответил Эрни со всей галантностью, на которую был способен.

– Надеюсь... надеюсь, ты не сочтешь меня нескромной, если я попрошу держать наш разговор в секрете, – промурлыкала Фелисити.

Эрни насторожился: «Боже, она и в самом деле хочет открыть какой-то секрет».

– Ни в коем случае. Я сам весьма сдержан и требую того же от своих друзей. По мне так этого завтрака вовсе не было.

– Я знала, что ты все правильно поймешь, – пробормотала Фелисити. – Честно говоря, я не знала, к кому еще могу обратиться. Но я очень беспокоюсь за нашу дорогую Диану и думаю, ты должен знать, что говорят люди.

Брови Эрни сошлись на переносице, и он наклонился вперед на плетеном стуле.

– А что именно говорят люди, Фелисити?

Эрни ворвался в офис и на ходу швырнул пальто перепуганной Марсии.

– Что у меня назначено на сегодня? – осведомился он.

– В десять тридцать у вас встреча с Голдман Саш, потом обед с Домом Флойдом с...

? Достаточно. Распечатай и принеси мне вместе с кофе. И побыстрее, – рявкнул Эрни.

? Да, сэр.

? И приготовь мне отчеты по продажам по регионам за прошлый месяц. Чего ты ждешь?

Почувствовав настроение шефа, Марсия быстренько извинилась и ретировалась. Хлопнув дверью кабинета, Эрни бросился в черное кожаное кресло и стал яростно крутиться туда – сюда.

Слава Богу, у Фелисити хватило ума прийти непосредственно к нему. Что было бы, не поставь она его в известность? Эрни любил сплетни, за исключением тех, которые касались непосредственно его самого. Как посмела Диана плакаться в жилетку двум самым отъявленным сплетницам Нью-Йорка, Джоди Гудфренд и Наташе Закерман? Их мужья наверняка будут сегодня потешаться над ним за ленчем. К настоящему моменту эта история известна, наверное, всему городу. Эрни не сомневался, что в ближайшие дни об этом будут писать все светские колонки. Он посмотрел в окно на стены соседних небоскребов. Сколько людей будут читать о нем... обсуждать его... смеяться над ним.

Поначалу Эрни пришлось в Нью-Йорке очень трудно. Панацеей оказалась общественная жизнь. Диана и Эрни, золотая пара Манхэттена. «Я хороший муж, – думал Эрни. – Я ни слова не говорю, когда она тратит огромные деньги на подарки для своих английских родственников, а она потом болтает о малейших семейных неурядицах в уличном кафе, выставляя меня на посмешище всему городу».

Мысленно он уже видел заголовки газет: «Семейные скандалы «принцессы» Дианы». Столь тщательно выстраиваемая репутация пошатнулась без всякого повода. Непохоже было, что Диана – поклонница секса с мужем. Кроме того, он никогда не позорил ее публично – не брал Майру в их любимые рестораны и не показывался с любовницей на светских мероприятиях. Если Диане что-то не нравилось, почему она не поговорила с ним? Но нет, со злостью подумал Эрни, она предпочла обсуждать свои проблемы с этими сплетницами. С таким же успехом она могла и написать об этом на первой полосе «Нью-Йорк тайме».

Крутанувшись в своем ортопедическом кресле, он сделал глоток ароматного кофе, который Марсия принесла в чашке лиможского фарфора. Это не помогло ему успокоиться. Какой смысл быть богатым и могущественным, если над тобой смеются?

За пять минут подобных размышлений Эрни пришел к выводу, что он жертва. Его обманули. Глупая корова. Да как она посмела!

Он вытащил из ящика стола отчет о распространительской деятельности и, вооружившись желтым маркером, принялся вычеркивать целые разделы, выискивая, где бы можно было сократить штат и увеличить прибыль. Для него оставалось загадкой, каким образом издательство до сих пор держалось на плаву. Непонятно, ради чего «Блейклиз» держала столько сотрудников. И теперь вот новая проблема: у Эрни был целый отдел по связям с общественностью, который занимался тем, что решал вопросы с прессой, причем делал это весьма эффективно, за что и получал хорошие деньги. Дома эту же функцию выполняла Диана. Только теперь она будет привлекать к нему то самое внимание, которого он всеми средствами старался избежать.

Ну почему она такая твердолобая, раздраженно думал Эрни. Марсия принесла отчет по продажам, который босс грубо вырвал у нее из рук. Кого Диана пытается обмануть? Они оба с самого начала понимали, каким будет их брак. Она что, рассчитывала просто так пользоваться всеми благами и жить в роскоши? Поначалу ему нравилось заниматься сексом с Дианой, но в последнее время это стало жутко скучно. Они не подходили друг другу в этом плане.

26
{"b":"5395","o":1}