ЛитМир - Электронная Библиотека

«Боже, как интересно», – саркастически подумала Диана.

? А как же обработка документов для картотеки?

– Будете продолжать заниматься документами. Это дополнительное задание.

Диана резко вскочила на ноги и грозно двинулась на Майкла Чичеро. К ее вящему раздражению, он только усмехнулся.

– Хотите уволиться? – осведомился он насмешливым тоном. – Ничего страшного. Это очень простая, примитивная работа, которую мог бы выполнять любой ребенок. Я понимаю, почему вы не хотите упорствовать. Вам не нужна заработная плата.

– Дело не в зарплате, – вспылила Диана, – а в работе.

– Какой работе? Вы должны только собирать документы в папки, отвечать на телефонные звонки и варить кофе. Знали бы вы, как тяжело приходилось Сьюзен Кац, когда она только начинала работать на меня. Вы, может быть, думаете, что писать отчеты – это верх сложности?

– Нет, конечно. – Диана снова опустилась на стул. – Я не собираюсь увольняться, мистер Чичеро.

– Тогда почему вы вдруг вскочили и так грозно на меня воззрились?

Диана покачала головой:

? Я... я просто устала сидеть в одном положении. Мне здесь очень нравится, – проговорила она, кипя от негодования, – и я с радостью займусь отчетами.

– Отлично, – Майкл опустил взгляд на блокнот, который держал в руках, чтобы только не пялиться на ее соблазнительные груди, – тогда давайте начнем.

Уйти из офиса Диане удалось только в половине пятого.

– Не возражаете, если я уйду пораньше, Сьюзен? – спросила она. – У меня голова раскалывается. Это, наверное, мигрень.

Сьюзен Кац усмехнулась:

– Ну разумеется. Я задержусь еще на пару часов. Если вы убрались в холодильнике, то можете быть свободны.

Судя по выражению ее лица, ей не терпелось поскорее нажаловаться Майклу.

– Спасибо, мэм, увидимся завтра. – Дружелюбный тон дался Диане с великим трудом. Не говоря больше ни слова, она выключила из сети компьютер и привела в порядок свой стол, Она так устала, что не могла больше думать ни о чем. Она мечтала побыстрее оказаться в лимузине, который отвез бы ее в спа-салон. Какого черта она сказала Майклу Чичеро, что не собирается увольняться? Ладно, завтра скажет. Поскорее бы уйти отсюда.

Как только закрылись двери лифта, Диана немного повеселела. Завтра она уволится, и все эти мерзкие секретарши с их травяными чаями и документами могут идти ко всем чертям. Надо найти другой способ завоевать Эрни. Например, романтическое путешествие. Да, вот это другое дело. Выйдя из здания, она увидела знакомую фигуру Ричарда, который ждал ее возле приятно урчащего лимузина. Когда он распахнул перед ней дверцу и пробормотал что-то насчет прекрасного дня, она почувствовала себя так, словно у нее гора с плеч свалилась. Она мечтала о горячей ванне. Американцы редко принимали ванну, они предпочитали душ, но Диана, как истинная англичанка, любила подолгу мокнуть в воде, источающей аромат изысканной соли от «Флорис», а потом долго растирать все тело маслом ши из магазина «Окситен». «Вот сейчас приду домой, – думала Диана, – скину эти кошмарные босоножки, переоденусь к ужину и почувствую себя человеком». Можно позвонить Фелисити и вместе сходить на какой-нибудь мюзикл типа «Сдается внаем» или «Чикаго». А может, лучше позвонить Анн-Мари, француженке и специалисту по рефлексотерапии, и пусть она в течение часа растирает ей ступни.

Эрни любил, чтобы бар в лимузине всегда был полон напитков, хотя сам он в течение дня пил редко. Бар нужен был для того, чтобы производить впечатление на партнеров. Однако сейчас Диана была благодарна ему за предусмотрительность. Она смешала себе бурбон с колой и с наслаждением стала потягивать коктейль из хрустального бокала, глядя, как за тонированными звукоизолирующими окнами медленно проплывают городские пейзажи.

Постепенно она начала расслабляться. Тугие узлы напряжения в спине стали ослабевать. На улице было темно и прохладно, но зато впереди показался дом с приветливо освещенными окнами. Эта дурацкая работа неожиданно показалась Диане неудачной шуткой. Завтра она точно уволится. Пусть эта сука Сьюзен сама варит себе кофе.

Швейцар подмигнул Диане, когда она проскользнула в холл, послав ему натянутую улыбку. Диана не любила подолгу беседовать с обслуживающим персоналом, но привыкла быть неизменно вежливой и дружелюбной. Эрни же предпочитал игнорировать прислугу. Тяжелые позолоченные двери лифта бесшумно раскрылись, Диана вошла внутрь и нажала кнопку пентхауса.

В квартире повсюду горел свет, хотя у Консуэлы сегодня был выходной на полдня. Наверное, она забыла выключить свет, уходя. Диана скинула босоножки и блаженно застонала в предвкушении ароматной ванны.

В следующее мгновение она буквально приросла к полу. Из спальни слышался голос. Женский голос, который не принадлежал ни одной из подруг или горничных. Диана почти физически ощутила выброс адреналина в кровь. Может, это грабитель? Вряд ли. В доме надежная система безопасности. Даже в шахте лифта имелась сигнализация. Может, Консуэла пригласила в гости кого-нибудь из подруг, пока хозяйка на работе? Пусть сама потом разбирается. Эрни жутко разозлится. Вздохнув, Диана снова обулась и тихонько двинулась по направлению к спальне.

Там действительно оказалась женщина. Она была выше и намного худее Дианы. Со спины она казалась тощей как жердь. Она стояла перед шкафом-купе, в котором хранились личные вещи Дианы и в который не было доступа даже мужу и лучшим подругам. При виде того, что было надето на женщине, Диана не на шутку разозлилась: это было одно из ее любимых платьев вечерний туалет из шелковистого алого бархата, скроенный на манер тоги, покрывавшей тела римских богинь. Платье как тряпка висело на острых плечах обидчицы. Чувствуя, как в душе закипает слепой гнев, Диана перевела взгляд на ноги женщины обутые в новые потрясающие босоножки от Маноло Бланка, которые она только на прошлой неделе приобрела в фирменном бутике. Сейчас Диана взирала на них с отвращением. «Никогда больше не надену эту пару, – думала она. – Неужели в Америке сейчас так просто найти работу, что Консуэла не постеснялась проделать подобное по отношению к хорошей хозяйке?»

Диана неожиданно обрела утраченный голос.

– Прошу прощения, – громко и холодно отчеканила она. – Что вы здесь делаете?

Неизвестная резко обернулась и с открытым ртом уставивилась на Диану.

Это была Майра Чен.

Глава 16

Диана, не отрываясь, смотрела на женщину, потеряв способность связно мыслить.

Как это отвратительно, как мерзко! Как... как глупо. Майра Чен. Мысли об этой женщине одолевали Диану в течение многих дней, а теперь она видела ее во плоти. Крошечная частичка Дианы – самый дальний уголок ее мозга, который говорил своей хозяйке: «Ты пьяна», когда той случалось выпить лишнего, – не смогла удержать ее от того, чтобы не окинуть критичным взглядом лицо и фигуру соперницы. Она не обратила на нее должного внимания в тот памятный вечер. Единственное воспоминание, которое сохранилось у нее о Майре, – это безвкусное, вызывающее платье.

Алое платье Дианы повисло на Майре так, как запах гнили в чистом воздухе. Оно было ей очень велико. Внезапно Диане стало стыдно за собственное тело. Складки ткани, свисавшие со спины китаянки, выглядели немым укором. Надо сбросить несколько фунтов, сказала себе Диана. Больше никакой сметаны яичного желтка с икрой. Она постаралась отбросить от себя эти мысли. Существует всего три ключа от лифта. Консуэла не имеет дела с такими людьми, как Майра, а второй надежно спрятан в сумочке Дианы.

Майру впустил Эрни. И он же позволил ей надеть платье Дианы. Может, Эрни сделал ей дополнительный ключ?

Майра покраснела и дышала тяжело, как выброшенная на берег рыба.

– Мы не думали, что вы вернетесь так рано, – пробормотала она наконец.

Диана облокотилась на дубовый дверной косяк. Она чувствовала прилив крови к голове и щекам. Она отчаянно пыталась взять себя в руки. Кто это мы?

29
{"b":"5395","o":1}