ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну конечно, милая. Хотя не понимаю, зачем тебе это нужно. – Ладонь Фелисити сама собой сжалась в кулачок.

Что-то явно произошло, причем что-то плохое. Славившаяся своим хладнокровием Диана рыдает на улице. Фелисити как раз ехала в гости к Фокстонам, чтобы пригласи Диану завтра на ленч и заодно еще немного подпортить их шатнувшийся брак.

Фелисити выглядела примерно так же в тот день, когда узнала, что ее муж – гомосексуалист. У Дианы было лицо преданной, отчаявшейся женщины. И ей сейчас нужна поддержка Фелисити.

«Отлично, – подумала та, – попалась».

К тому времени, как они добрались до квартиры Фелисити снова пошел дождь. Диана лежала на неудобном кожаном диване, завернутая в просторный белый халат. По настоянию подруги она приняла горячую ванну с пеной – «после ванны жизнь становится намного лучше, милая». Она до сих пор плакала, но во всяком случае, ей удалось умыться и сбросить надоевшие туфли. Фелисити дала ей чашку горячего шоколада и большую пачку бумажных салфеток. Напиток у нее в кружке был обезжирен и безвкусен, но по крайней мере он был теплым. Сейчас не время выбирать, думала Диана.

Как хорошо, что у нее есть Фелисити. Она настоящая подруга. Благодарно улыбнувшись ей, Диана опустила голову на подушку и прислушалась к шуму дождя за окном.

– Я не хочу давить на тебя, дорогая, – ласково проговорила Фелисити. Без макияжа, дорогой одежды и высоких каблуков Диана Фокстон была... красива. К сожалению. А еще она казалась очень мягкой и уязвимой. Что произошло? Фелисити заправила прядку волос платинового оттенка за ушко, в которое была вставлена сережка с крупным каплевидным бриллиантом, и наклонилась вперед, стараясь скрыть хищное выражение лица. – Расскажешь все, когда будешь готова. Или совсем ничего не рассказывай! Как тебе удобнее.

– Все дело в Эрни. – Диана достала очередной носовой платок. Ей было жутко стыдно, но от правды все равно никуда не денешься, а Фелисити была так добра к ней. Она привезла Диану к себе, приготовила ей ванну, принесла тапочки и устроила ее в маленькой гостевой комнате. Диана знала, что ей можно доверять. Она сама развелась с мужем и поймет ее чувства. – Я застала его с любовницей.

? Застала его с любовницей? – Фелисити изобразила полное непонимание, хотя в душе ликовала.

– Да... да... он занимался сексом.

– С другой женщиной? – Фелисити оказалась прекрасной актрисой. – О, Диана! Тогда за ленчем я так надеялась, что ты ошиблась! Как он мог предпочесть кого-то тебе?

? Знаешь, кого? – с болью в голосе проговорила Диана. – Ты не поверишь. Это Майра Чен. Это была она с самого начала. Подумать только, я приглашала ее к себе на ужин. И все это время маленькая сучка...

– Боже, какая трагедия. И что ты сказала?

Диана всхлипнула и громко высморкалась.

? Я расскажу, я все расскажу тебе. Можно, я останусь здесь хотя бы на пару дней? Он не хочет уезжать из квартиры, а я пока не могу вернуться туда.

– Ну конечно, оставайся. – Наклонившись вперед, Фелисити погладила Диану по влажным волосам. – Оставайся у меня, дорогая, и ни о чем не думай.

Глава 17

Диана проснулась раньше звонка будильника. Бросив взгляд на часы, она увидела, что еще только четверть седьмого, но все-таки решила встать. Заснуть все равно уже не удастся.

Вчера вечером Фелисити развела уютно потрескивающий огонь в небольшом камине, который теперь, в предрассветных сумерках, казался холодным и мрачным. На столике рядом с кроватью стояла пустая бутылка шардонне. Никто ничего не убрал. Диана обвела взглядом квартиру подруги. Весьма прилично, для Манхэттена даже выше среднего. Но все это не шло ни в какое сравнение с одетыми в униформу слугами, изысканными интерьерами и антикварной мебелью их с Эрни дома.

Диана застонала. Голова кружилась после вчерашних возлияний, а на ногах появились небольшие мозоли. Кроме того, у нее не было сменной одежды. Нельзя же в самом деле явиться на работу в том же, в чем была накануне. Придется бежать домой.

Молодая женщина посмотрела на свое отражение в зеркальных кухонных шкафчиках. Под ее прекрасными глазами залегли круги, а стресс и алкоголь зрительно состарили ее лет на десять. Диана в панике стала рыться в сумочке и извлекла оттуда солнцезащитные очки от Гуччи с полупрозрачными розовыми линзами. Она теперь может в буквальном смысле смотреть на мир через розовые очки. Смешно. Ничего розового в ее жизни больше нет.

За окнами шумел уже давно проснувшийся Сохо. Диана увидела торговца-китайца, который спешил на своем велосипеде на рынок, чтобы успеть купить свежие продукты раньше конкурентов. Манхэттен походил на одну большую лабораторию по проведению дарвиновского эксперимента, и до вчерашнего дня Диана приветствовала соревнование. В своем пруду она считалась крупной рыбой. В ее кругу выживали самые стильные, а в чувстве стиля Диане невозможно было отказать.

Теперь ее судьба целиком и полностью будет зависеть от обслуживающего персонала. Швейцар видел, как Майра вошла в дом; у Эрни не хватило такта держать ее подальше от собственной квартиры. Понадобится день, чтобы слухи просочились на все уровни нью-йоркского общества, и самое большее через три дня в газетах начнут появляться статьи, в завуалированной форме намекающие на случившееся. Тяжело будет пережить радость врагов, но сочувствие друзей – еще тяжелее. И разумеется, слухи дойдут до Англии. Проклятие.

Диана сжала пальцами ноющие виски. Помощи ждать неоткуда. Вопрос в том, какдать достойный ответ? Продолжать жить с Эрни, как будто ничего не произошло? Ни в коем случае, ведь он даже отказался уволить Майру. Остаться здесь? Она бросила взгляд на дверь спальни Фелисити на противоположной стороне жемчужно-белой гостиной. Слава Богу, у нее есть хотя бы одна настоящая подруга, но невозможно же доставлять ей такие неудобства. Кроме того, Диане невыносима была мысль о том, что каждый вечер придется делиться с кем-то подробностями о дурацкой работе и неудавшемся браке. Нет, лучше всего снять на деньги Эрни роскошную, полностью меблированную квартиру и ждать, пока он не одумается. Диана почувствовала, как внутри ее нарастает гнев. Он так просто не отделается!

Ее бедный папочка столько выложил за их волшебную свадьбу!

Утренний шум за окном усиливался. «Не хочу появляться на работе в таком виде», – думала Диана. Вернувшись на цыпочках в свою комнату, она набрала номер водителя. К счастью, Ричард оказался на месте и обещал заехать за ней через двадцать минут.

Одевшись и налив себе чашку кофе, Диана задумалась о более насущных проблемах. Что бы надеть сегодня на работу? Она вдруг очень обрадовалась, что в ее жизни появилась эта проклятая работа. Там можно спрятаться от Эрни, Консуэлы и даже Фелисити. Она будет звонить из офиса, а Фелисити и Наташа смогут подсказать ей, где остановиться. Затем она попросит Консуэлу перевезти ее вещи и будет себе жить-поживать, пока Эрни не попросит ее вернуться.

Глядя в окно на жизнь Сохо, она решительно сжала кулачки. Где водитель? Она взяла сумочку и тихонько прошла к двери, бесшумно закрыв ее за собой. Коридор в доме подруги оказался серым и холодным. В нем даже не было батарей. Диана вздрогнула. Чем быстрее она разберется с Эрни, тем лучше. Она нажала на кнопку вызова лифта, рассудив, что лучше она подождет Ричарда в вестибюле, чем будет отбиваться от очередных расспросов Фелисити. Ей и без того тяжело сидеть в грязной одежде. Диана тяжело вздохнула: Фелисити, конечно, очень добра, но она хочет знать все подробности. Так, наверное, она понимает дружескую поддержку. Но Диане не хотелось выворачивать наизнанку все свои семейные дела. Ей хотелось все исправить и жить, как раньше.

Опустившись на обитую черной кожей скамейку в вестибюле, Диана стала смотреть в окно. Что она потребует в обмен на свое возвращение? Увольнение Майры, обещание больше не гулять на стороне и какой-нибудь ценный подарок. Она уже присмотрела себе ожерелье из бриллиантов с изумрудами и такие же сережки от Картье, которые сверкали подобно каплям морской воды в окружении звезд. Африканские изумруды имели бледно-зеленый оттенок, напоминающий ракушки в море, омывающем греческие берега.

31
{"b":"5395","o":1}