ЛитМир - Электронная Библиотека

Майкл ощутил знакомое покалывание внизу живота, которое всегда возникало у него в преддверии чего-то важного. Тихонько выйдя из квартиры, он прошел по улице и нырнул в метро, не обращая внимания на окружавшую его толпу людей.

Он больше не мог думать о своих книгах, как в то время, когда они с Сетом проводили вечера в его крохотной студии в Альфабет-Сити, поедая пиццу и стараясь не обращать внимания на тараканов. Они спорили, переиздать ли «Золушку» или выбрать нечто менее заезженное. Они наливались немецким пивом и рассуждали, каково быть ребенком.

– Люди склонны считать всех детей глупыми, – разглагольствовал Сет, запихивая в рот пиццу и с любовью глядя на фотографию своего экс-бойфренда, который раньше всегда возбуждался при виде Майкла. Чичеро в конце концов привык к этому. Каждый человек имеет право на собственную жизнь. Майкл готов был терпеть, лишь бы Сет не целовался с мужчинами у него на глазах.

– Да уж. Дети обычно делают то, чего от них ожидают.

– «Король Лев», – скривился Сет. – Неужели мы не можем сделать что-то получше? Разве динозаврик Барни из мультика – это предел нашей фантазии?

– А ты слышал, – заговорил Майкл, четко выговаривая каждую букву, потому что уже начал ощущать действие пива, – что произошло в одной школе в Алабаме? Учительнице попался смешанный класс, и она решила, что лучшим способом сплотить детей и повысить их успеваемость будет повысить их учебную планку. Она забросила подальше все учебники и стала пичкать их Шекспиром.

– И что из этого вышло?

– Все они начали получать высшие баллы на экзаменах.

– Вот видишь, мы должны дать детям возможность читать древние тексты, умные рассказы с настоящими прилагательными и многосложными словами.

– Ты что, в писатели вдруг заделался? Ты ведь только картинки рисуешь.

– Я рисую страшные картинки. Темные леса.

– Горы в голубой дымке. Дай-ка еще пиццы, жмот. Ты рисуешь чудовищ огромного роста с большими зубами, а еще величественные замки, которые похожи на настоящие.

– Да, а не замки Микки-Мауса.

? Мы сделаем на этом деньги, – улыбнулся Майкл.

Теперь он уже не думал о детях. Наверное, он превратился в одного из алчных бессердечных бизнесменов, но сейчас для него имели значение исключительно объемы продаж. Заключение контракта с книгопродавцами было лишь первым шагом на пути увеличению прибылей. Теперь надо грамотно представить обложки, наладить контакт с литературными обозревателями, заручиться поддержкой прессы. Кроме того, оставалась еще проблема пространства. Какой смысл в том, чтобы «Барнс энд Ноубл» закупила серию книг, если они не будут выставлены на видном месте. Успех розничных продаж во многом обусловлен тем, что книги стоят на передних полках, где их могут увидеть мамы.

Поначалу любая новая серия вызывала интерес. Но если книги не распродавались за первый же месяц, их вытесняли дешевые ужастики или очередные части «Суит-Вэлли-Хай». Если так случится, то у «Грин эггз» в ближайшие несколько лет не будет никаких шансов.

«Сейчас мне предоставляется уникальная возможность, – думал Майкл, выходя из метро. Народу на улицах было по-прежнему мало. – Вот приду в офис и еще раз просмотрю презентацию». Нужно, чтобы сначала в его книги поверили люди из «Блейклиз», потом книгопродавцы и только потом – читатели. В последнее время жизнь Майкла состояла из сплошных встреч. Сегодняшняя должна была определить будущее «Грин эггз».

Сегодня на рецепции сидел Гарри. Поздоровавшись с ним, Майкл попросил ключи, но охранник сказал, что их уже взяла одна дама. Молодой человек весьма удивился: Сьюзен, конечно, отличалась трудоголизмом, но даже она никогда не приходила на работу в такой час.

Выйдя из лифта, Майкл распахнул дверь в офис и застыл на месте. Он видел перед собой самую красивую попку на свете, обтянутую скромным и вместе с тем невероятно сексуальным зеленым хлопком. Майкл резко втянул в себя воздух и почувствовал знакомое стеснение в паху. Он знал, что должен что-то сказать, но не мог вымолвить ни слова.

Она поднялась и обернулась к двери.

– Что вы на меня уставились? – спросила Диана Фокстон.

Глава 18

Фелисити развернула записку от Дианы и пробежала глазами несколько аккуратных строчек. Да, она в самом деле ушла. Вечером Диана собиралась переселиться в отель «Парамаунт» и приступить к поискам наемной квартиры.

Фелисити прижала хрустящую бумагу к загорелой груди. Ее так и распирало от возбуждения. Мурлыкая веселую песенку, она зашла в ванную и стала готовиться к длинному дню.

Намыливая длинные золотистые волосы густым жасминовым кондиционером, который специально для нее делали в салоне «Фредерик Феккаи», она легко убедила себя в том, что делает Диане одолжение. Эрни Фокстон никогда не изменится, и если Диана не может смириться с его похождениями, то они просто не подходят друг другу. Иногда нужно идти в ногу со временем. Если бы Диана сбросила несколько фунтов, она вполне могла бы соответствовать облику современной нью-йоркской женщины. Выйдя из душа, Фелисити включила мощный профессиональный фен и принялась мысленно выбирать платье и макияж.

Первым делом надо все рассказать Натти и Джоди. Пусть нерушимый брак Фокстонов станет жертвой сплетен и язвительных статей в газетах. Фелисити остановила свой выбор на лимонно-желтых облегающих брюках из джерси и спадающем с плеч топе из шелковистой пряжи крупной вязки. Чувственная ткань стекала по ее телу подобно расплавленному маслу, выгодно оттеняя загар. Нет, в обществе Нью-Йорка Диане не место, самоуверенно размышляла Фелисити. Видимо, за океаном жизнь совсем другая. Они вечно делают из мухи слона! Надо открыть им с Эрни глаза.

Нет ничего удивительного в том, что в первые месяцы своего пребывания на Манхэттене Диана имела такой успех, думала Фелисити, расчесывая волосы и спрыскивая их средством для придания блеска. Но как быстро она потеряла свои позиции: подумать только, стала рассказывать нью-йоркским женам о какой-то там Майре Чен. Мало того, она устроила Эрни скандал и ушла из дома. Нанеся на тонкие скулы немного румян, Фелисити с одобрением посмотрела на свое отражение в зеркале. Ну почему Диана не могла просто выйти из комнаты, сделав вид, что ничего не произошло? Всем было бы только лучше...

Она сама спровоцировала скандал. Может, у нее была неосознання мотивация. Да, да, доктор Модал, психолог Фелисити, скорее всего скажет именно так.

Пройдя на кухню, Фелисити по привычке насыпала в кофемолку гранулированный ореховый мокко без кофеина и нажала на кнопку. В холодильнике стоял приготовленный с вечера фруктовый салат. Молодая женщина привыкла держать себя в форме.

Они женаты всего полгода! Даже в Америке первым женам обычно не удавалось отсудить у мужей много денег. Разумеется, в Нью-Йорке самые лучшие адвокаты по разводам. Но они оба англичане, хоть у Эрни и имеется двойное гражданство. С решительным видом Фелисити накрасила губы ярко-красной помадой и мастерски подвела глаза. Кажется, она где-то читала, что у англичан какой-то странный семейный кодекс, по которому жены при разводе остаются практически ни с чем. Надо будет разузнать поподробнее.

Налив кофе в чашку. Фелисити посмотрела на свое отражение в зеркальной дверце шкафа. Великолепно. Она выглядела как истинная богатая американка с Манхэттена. Таким женщинам противопоказано состоять в разводе. Фелисити не понаслышке знала, что значит быть на задворках общества. Тебя не приглашают ни на какие важные мероприятия, за исключением тех случаев, когда нужна свободная женщина, некоторые хозяйки вообще не включают тебя в список гостей, и в ресторанах тебя сажают за худшие столики.

Молодая женщина содрогнулась. Такого больше никогда не повторится. Она совершила ошибку, и жизнь преподала ей урок, а теперь, похоже, ей представился второй шанс. На этот раз она не допустит промаха.

Как только по городу распространится слух об истеричном поведении Дианы, все женщины старше двадцати лет поймут, что Эрни скоро пополнит список холостяков. И вот тогда надо будет действовать быстро.

33
{"b":"5395","o":1}