ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пресса любит нас, – вмешался Джейк Гарольд, – мне даже удалось договориться об интервью с Эрни Фокстоном в программе «Доброе утро, Америка».

Майкл кивнул:

– Да, но почему не со мной? Это ведь наша серия. По лицу Джейка пробежала тень сомнения.

– Ты же знаешь, что по связям с общественностью я работаю с людьми из «Блейклиз». Они сказали, что ты отказался.

Чичеро помолчал.

– Да, может быть. – Он задумчиво поерзал на стуле, как будто пытаясь вспомнить. Встряхнувшись, он обратился к Феликсу: – Как у нас дела?

– Отлично, – с энтузиазмом проговорил Кастер. – Мы с вами приняли решение сократить руководящий состав фирмы, так чтобы каждый из руководителей выполнял несколько функкций, а также уменьшить дополнительные расходы...

– Ты хочешь сказать, что мы наняли всего несколько человек и сняли маленький офис, – перебил его Майкл.

– Именно. Добавьте к этому успех первого тиража новой серии, и прибыль за первый квартал составит...

Феликс радостно улыбнулся и выдал цифру.

– Ничего себе! – воскликнула потрясенная Рейчел. Майкл удивленно заморгал. – Ты уверен?

– Я несколько раз перепроверил цифры. Они зависят от деременных издержек...

– Но ты уверен?

– Да, – улыбнулся Феликс, – уверен.

– Я правильно понимаю, – спросил Джейк, ослабляя узел галстука, – что уровень прибыли позволит нам получить обещанный в контракте бонус?

– Точно: двести пятьдесят тысяч долларов, – облизнулся Феликс.

– Прежде чем пускать слюни, предлагаю всем вместе проверить цифры, – сухо проговорил Майкл. – У нас еще полно работы.

На шестнадцатом этаже Эрни Фокстон, сидя в своем дворце из хрома и стекла, обсуждал те же самые цифры.

– Замечательно. – Джин Феллоуз вертела в руках «Золушку», изданную «Грин эггз», но говорила она не о плотной глянцевой бумаге или изящных рисунках акварелью. Ее внимание было приковано к объемам продаж, спроектированным Питером Дэвитсом на стену кабинета. – Никогда еще детские книги не приносили такого дохода. Все дело в иллюстрациях.

– Ты выяснила имена и адреса? – осведомился Эрни Фокстон.

Феллоуз повернула мясистую шею в сторону президента компании.

– Да, как вы и просили, мистер Фокстон. Я узнала имена и адреса и составила для каждого по индивидуальному контракту с «Блейклиз» на год и на исключительных условиях.

Эрни потер руки.

– Прекрасно, пусть Майкл Чичеро заткнется.

Эрни не мог нарадоваться сам на себя. Обычно контракты на исключительных условиях заключались с главными инжерами или президентами фирм, но почему бы не сделать то же самое в отношении простых художников-оформителей и разработчиков шрифтов? Исключительные условия подразумевали, что, отказавшись работать на «Блейклиз», эти люди не смогут наняться в другую фирму, например, в ту, которую может организовать Майкл Чичеро, когда узнает о кончине «Грин Эггз». Им останется только торговать из-под полы гашишем каком-нибудь ресторанчике фаст-фуд. Эрни знал, что тако творческие люди. Сет Грин даже не поймет, что подпишет, а это уже его проблемы. Он будет работать на «Блейклиз» или не будет работать по специальности вообще. Для такого парня, как Сет, это будет равносильно смерти. То же самое касается и всех остальных сотрудников Чичеро.

– Ты разговаривала с книгопродавцами? Из «Амазон» и других компаний?

– Разумеется, – заносчиво проговорила Дженет Дженсен, – Наша офисная политика их не интересует. Им важно знать, что мы продолжим выпускать серию. Все они видели вас по телевизору, мистер Фокстон, и они вам доверяют.

– И правильно, – без зазрения совести сказал Эрни, – это серия «Блейклиз», и этим издательством руковожу я.

– Удачное стечение обстоятельств, – сказала Дженет, приторно улыбнувшись.

Эрни не стал возражать.

Сегодня вечером он позвонит Джейн Гренуй и скажет, как правильно преподнести Майклу плохие новости. Он запланировал потрясающий сюрприз. Диане, конечно, придется получить под зад дважды. Такого с ней еще не было. Ну и ладно, фригидная стерва. Фелисити права: пора избавиться от нее.

Мысли Эрни переключились на новую горничную, специально нанятую для него Фелисити. Это была маленькая худенькая девушка евразийского типа с молочно-белой кожей и раскосыми глазами. Она ходила по квартире на четырехдюймовых шпильках и в облегающих черных платьицах. Он с наслаждением думал о том, какие ругательства польются из ее маленького ротика, дай он ей такую возможность. Фелисити навещала его каждые два дня. Она была всегда послушна, за исключением спальни, где давала волю чувствам и царапала спину Эрни ногтями. Он был не против. Фелисити почти ничего не ела, с большим энтузиазмом делала ему минет и любила направлять его в нужные места. Эрни нравилось ласкать губами ее аккууратно выбритую промежность. Иногда Фелисити оставляла там узкую полоску волос и прикрепляла крошечные бантики, которые так просто разглядеть было невозможно. Вчера вечером он впервые повел Фелисити ужинать и все время наслаждался изумленными взглядами окружающих.

Фелисити не уставала напоминать ему, что весь Нью-Йорк будет следить за тем, как он обращается с Дианой. «Точно так как они следят за моим бизнесом. Ничего страшного, пускай смотрят. Я покажу им, как делаются дела».

– Спасибо, что пришли. – Судя по тону президента, его подчиненным следовало побыстрее убраться. Он позвонил Эмме, сменившей Марсию на посту секретаря. – Эмма, соедини меня с сэром Ангусом Картером. И побыстрее.

Майкл решил отступить от правил и во второй половине дня отпустил всех сотрудников домой. Хелен с Карой радостно взвизгнули, собрали сумки и исчезли через две минуты. Руководители отделов проявили больше сдержанности, но и они тоже не стали возражать. На улице было 25 градусов тепла, а у людей вдруг появилась возможность приехать домой до часа пик и съесть дыньку на террасе, предаваясь мечтам о двухстах пятидесяти тысячах долларов.

Сегодня Майклу самому хотелось устроить себе выходной. Он любил свою работу, но все-таки не каждый день узнаешь, что вот-вот станешь миллионером. Отец расплакался, когда он позвонил и сообщил ему новость. Сейчас он мечтал о хорошем минете в исполнении Айрис, бутылке холодного розового шампанского «Тэттинджер» и... об остальном позже.

Он как раз заканчивал свои дела с Дианой Фокстон. Он с трудом удержался от того, чтобы попросить ее поблагодарить за чего Эрни. Майкл считал, что заслужил этот бонус. Но они заработали эти деньги только потому, что «Блейклиз» заработал даже больше. Об этом нельзя было забывать.

Диана подала ему на подпись последнюю пачку писем. Она очень спокойно восприняла сегодняшние новости, хотя в самом деле разве ей не должно быть все равно? Миллион долларов до налогообложения – не такая уж большая сумма для нее.

– Я почти закончил, – подмигнул ей Майкл. – Думаю завтра выйдет Сьюзен. Вы сегодня проделали замечательную работу. Теперь в оставшееся время можете пройтись по магазинам.

Она холодно взглянула на него.

– Откуда вы знаете, что я буду делать в свободное время?

– Я просто предположил... Диана сдавленно рассмеялась:

– Разумеется, так поступают все в этом офисе. Я бы предпочла, чтобы вы этого не делали.

Чичеро проигнорировал сарказм в ее голосе.

– И что же вы собираетесь делать?

Диана не знала, что ответить. Ей задали личный вопрос? Все в этом чертовом офисе игнорировали ее в течение многих недель, в то время как хваленые «подружки» изгнали ее из своей компании. Диана слишком хорошо знала законы общества, чтобы обманываться на этот счет. Скорее всего такой поворот событий связан с их с Эрни разрывом. Эрни сослужил ей плохую службу: Диана продемонстрировала нью-йоркским ведьмам, как делаются дела, а теперь эти завистливые стервы решили воспользоваться случаем, чтобы отомстить ей.

– Вообще-то я планировала сходить в музей.

Диана, конечно, хотела пройтись по магазинам, но нельзя же в самом деле дать Чичеро понять, что он ее раскусил. Молодую женщину внезапно охватила тоска. Она расправила бледно-голубую шелковую юбку. Почему, черт возьми, Эрни так и не перезвонил? Он, наверное, с ума сходит без нее. Иногда по ночам Диане отчаянно хотелось снять трубку и позвонить ему самой, и тогда ее удерживали только мысли о мщении.

38
{"b":"5395","o":1}