1
2
3
...
51
52
53
...
84

Фелисити сделала глоток и подождала, пока обжигающее шампанское согреет желудок. Диана ее больше не интересует. Единственное, о чем следует сейчас беспокоиться, – это о том, как произвести благоприятное впечатление на итальянцев, для которых Эрни поручил ей устроить вечеринку. Надо связаться с секретаршей и попросить ее принести Ролодекс. Синьор Эмарти любит кубинские сигары, синьорина Вителло – поклонница бейсбола. Специально для нее Фелисити раздобыла мячик с автографом Марка Магуайра. Она не сомневалась, что их с Эрни вечер станет сенсацией.

Солнечные лучи взлетели вверх по древним стенам, окрасив охристые дома ванильным светом. Через час Цзюн Ли закончит «массировать» Эрни. Затем Фелисити позвонит ему и пожелает удачного дня, как образцовая женушка.

– Ну, тогда, я думаю, сделка состоялась. Эрни встал и с довольным видом обвел небольшой зал, отделанный деревянными панелями. В офисе «Медиа чинкве» меньше места, чем в его дворце из хрома и стекла, но зато здесь пахло большими деньгами. Эрни умел работать в любой обстановке, будь то Мэдисон-авеню, Уолл-стрит или даже этот кабинет, отделанный красным деревом оттенка бургундского вина, царство пожилого джентльмена, где тихо урчал кондиционер, а в воздухе витал сигарный дым и легкий аромат аниса из бутылки «Самбуки», которую Берталони всегда выставлял на стол, когда подавали кофе. Подумать только, эти сволочи фыркнули, когда Эрни попросил кофе без кофеина. Никто в этой проклятой стране не ел обезжиренной пищи и не пил диетической колы с кофе без кофеина. Ну и черт с ними, пусть посмеются. Последним будет смеяться он, когда «Блейклиз» откроет отдел игрушек и выкупит время на европейском телевидении. Он, Эрнест Фокстон, вытащил издательский дом из ямы, и теперь настало время расправить крылья. Эрни чувствовал себя неуязвимым.

– Si, si. – Берталони широко улыбнулся, как настоящий итальяшка, и Эрни ответил ему спокойной улыбкой. Бизнесмены здесь были похожи на мафиози из гангстерских фильмов: они все были помешаны на уважении. Берталони создал многомиллионную империю в этой стране с сумасшедшей политикой и нестабильной валютой и теперь хотел слыть уважаемым человеком. Эрни легко мог с этим смириться. Он умел лизать задницу, если это сулило ему выгоды. – Давайте вечером встретимся, выпьем. Я хочу познакомиться с вашей супругой.

Эрни от души надеялся, что Фелисити организует все по высшему разряду и не забудет про подарки. Она должна справиться. Эрни ни на секунду не сомневался в ней.

– Вообще-то она пока не супруга, а невеста. Я разведен, – сказал Эрни и тут же пожалел об этом. По морщинистому лицу старика пробежала тень сомнения.

– Разведены? Плохо. Семья – это очень важно.

– Согласен, но бывшая жена ушла от меня. – Эрни постарался придать своему лицу печальное выражение, хотя в душе веселился. – Развод только что завершился, и мы с Фелисити очень хотим пожениться.

– А-а, – кивнул Берталони. – Очень плохо, что жена ушла, синьор Фокстон, а вот женитьба – это хорошо.

– Сегодня вечером вы обязательно познакомитесь с Фелисити, – заверил его Эрни. – Уверен, она вам понравится.

Его люди болтали с итальянцами, и Эрни не мог не гордится ими. Все-таки он умел выбирать нужных людей. По возвращении в Штаты Эрни хотел немедленно открыть отдел игрушек и стать еще более крупной величиной в индустрии развлечений. Он живо представил себе, как люди, которые уже сейчас в страхе разбегались перед ним, будут жаться по своим углам. Он станет новым Дональдом Трампом и под руку с Фелисити будет появляться во всех нужных местах. И все его враги буду раздавлены. Например, Диана, глупая корова, которая упустила шанс разделить с ним успех. А еще Майкл Чичеро. Бедненький мальчик, у которого отобрали конфетку! Он считал себя всезнайкой и хамил Эрни, как какой-нибудь вышибала из ночного клуба.

«Я раздавил его, как червяка, – думал Эрни. – Когда я вернусь в Нью-Йорк, я разузнаю, чем он сейчас занимается, и добью его окончательно. Надо, чтобы люди знали, что будет с теми, кто перейдет дорогу Эрни Фокстону».

Диана не успела осознать, что происходит. Его губы были безжалостны. В следующую секунду Майкл резко притянул ее к себе. Он был таким большим, таким сильным. Никогда еще Диана не встречала мужчину с такими мускулами: его рука была толщиной с ее бедро. Женщина чувствовала себя поверженной, подавленной, ее мягкие груди упирались в каменную твердь мужской груди. Внизу живота вдруг стало очень горячо. Впервые в жизни Диана испытывала столь сильное влечение к мужчине. Волоски на коже встали дыбом, а соски предательски напряглись, превратившись в твердые вишенки. Между ног стало мокро. Диана попыталась отодвинуться, но ничего не получилось. Дыхание Майкла обжигало ее лицо и шею. Сквозь ткань одежды она чувствовала его член. Он был просто огромен. Он так отличался от мерзкого тощего члена Эрни. Кажется, он был даже немного длиннее, чем у других мужчин, хотя Диана знавала в своей жизни немногих, но больше всего ее потрясала его мощь. Наверное, если Майкл попытается взять ее, это будет очень больно. Он опустил ладони на ее ягодицы, лаская и разминая их. У Дианы участилось дыхание. Она с ума сходила от желания.

Майкл слегка отстранился, чтобы видеть ее лицо.

? Пойдем отсюда.

Его голос был низким и настойчивым. Сама мысль об отказе показалась смешной. Он просто не даст ей уйти. Она не могла ни дышать, ни видеть.

– Да, – пробормотала Диана.

Майкл распахнул дверь и решительно вышел из кабинета. По коридору к ним приближался Опи. Диане вдруг стало страшно что Майкл передумает, возьмет себя в руки и вернется к работе.

– У нас встреча, – рявкнул Майкл, так что Опи невольно попятился. Когда Чичеро пребывал в таком состоянии, спорить с ним было опасно. Молодой человек бросил сочувственный взгляд на Диану. Похоже, бедняжка по уши в дерьме.

Опустив голову, Диана проследовала за Майклом к выходу. Она мучилась от вожделения и смущения. Нельзя, чтобы кто-то из коллег увидел ее с раскрасневшимся лицом, блестящими глазами, влажными губами, словно у нее жар. Уставившись на спину Майкла, Диана думала о том, что она сошла с ума. Надо немедленно прекратить все это и вернуться назад.

– Майкл, – мягко проговорила она.

Такси с визгом остановилось. Мужчина повернулся и окинул ее взглядом, под которым Диана снова почувствовала себя голой. Его глаза застыли прямо у нее между ног. Такое впечатление, будто по ее телу прошлись его сильные пальцы. Диана невольно застонала.

– Садись в машину, – спокойно проговорил он.

Диана села в такси, и Майкл втиснулся рядом с ней. Наклонившись вперед к водителю, он положил руку ей на колено.

– Вест-Бродвей и Хадсон, – сказал Майкл.

Выйдя из машины, Диана постаралась придать своему лицу выражение спокойствия. Она хотела взять себя в руки во время поездки, но это оказалось невозможно. Майкл положил руку ей на ягодицы и начал ритмично и настойчиво поглаживать их. Он обращался с ней как с игрушкой. По временам она начинала стесняться своей попки, но, чувствуя желание и возбуждение Майкла, она и сама заводилась. Чичеро же все это время продолжал спокойно беседовать с шофером, обсуждая провальньный сезон «Мете», пока Диана прилагала титанические усилия что бы не закричать от наслаждения и страсти.

На ней были стринги из тонкого шифона, так что под платьем практически ничего не было, но та ничтожная полоска ткани, которая прикрывала промежность, намокла и стала прилипать к телу. Закусив губу, Диана молчала до тех пор, пока такси не остановилось и Майкл не вытолкнул ее наружу.

Бросив шоферу двадцатку, он быстро набрал код на входной двери. В вестибюле Майкл вежливо поздоровался с консьержем, а Диана вместо приветствия чуть не застонала. Наверняка этот человек понял, в каком она состоянии. Он, конечно не пялился на нее, но не заметить ее волнения не мог. Разве можно скрыть такое? Она вся горела. Майкл повернулся к ней.

52
{"b":"5395","o":1}