ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лоренс Тейлор продается просто великолепно, – воскликнула Эмма. Это была красивая женщина слегка за сорок. Эрни она не интересовала, потому что для него не существовало женщин старше тридцати пяти. Правда, он не стал пока увольнять ее. Пока. Все еще могло измениться.

– Естественно. Это наш лучший автор. Дайте-ка мне список, – сказал Эрни.

На минуту в кабинете воцарилось молчание. Эрни неожиданно заметил, что его подчиненные слегка смущены. Все стояли, опустив глаза.

– Что, черт возьми, происходит? – рявкнул он. – Я просил дать мне чертов список!

Миссис Датсон нервно сглотнула.

– Ну... вообще-то у нас возникли небольшие проблемы с последними публикациями.

Эрни непонимающе уставился на нее. Что значит проблемы? В последние публикации вошли самые высокооплачиваемые писатели, которым он специально расчистил путь, выкинув из издательства сопливых поэтов и сильно умных крючкотворов. Он потратил на рекламу кучу денег, сэкономленных благодаря сокращению штата, увольнению менеджеров по продажам, не справлявшихся с планом, и мерзких американских патриотов в твидовых пиджаках из отдела исторической литературы, которые начали нести какую-то чушь насчет гражданского долга «Блейклиз». Тогда ему удалось выручить крупную сумму. Акции тоже резко пошли вверх.

Эрни правильно сделал, что избавился от этого мусора и вывел на первый план успешных авторов. Роскошные плакаты, реклама по радио, выставки в магазинах, СМИ-кампании, ток-шоу на телевидении способствовали появлению шести новых бестселлеров, которые последние полгода по очереди возглавляли список «Нью-Йорк тайме».

– Что вы такое говорите? – Эрни принялся отчитывать Датсон, как несмышленого ребенка. – Книга Лоренса, черт бы его побрал, возглавляет список бестселлеров. У остальных тоже дела идут неплохо.

– Да, – нервно кивнула Эмма, – в том, что касается рейтинга. Но с тех пор, как мы отказались от рекламы, продажи слегка упали.

– Упали? Насколько?

– Шошанна на двадцать восемь процентов, Ричардс – на тридцать девять, Редд – на сорок один...

Эрни жестом оборвал ее:

– Ясно. Почему это произошло? Почему прекратилась реклама?

– Мы потратили слишком много денег, – сказал Дэвитс.

– Конечно, чтобы зарабатывать деньги, их надо сначала тратить, – рявкнул Эрни.

– Да, но если мы будем продолжать в том же духе, мы больше не получим прибыли от бестселлеров. У нас только один выход: пустить все на самотек, потому что у нас понизились и другие показатели продаж, – отозвался Дэвитс. Никто больше не осмелился бы рассказать Эрни, как на самом деле обстоят дела, но если сейчас не предпринять никаких мер, у компании могут быть неприятности и это в конечном счете может негативно сказаться на его личной карьере. – Писатели среднего уровня, любовные романы продаются очень плохо. Двое писателей, которых мы отказались печатать, только что были объявлены в числе авторов бестселлеров в «Сент-Мартинз пресс» и «Шустер»...

– Какая разница, кем они объявлены? Вы сборище дураков, – разъярился Эрни. – Если книги не продаются, в этом виноваты вы. Я не желаю слышать слово «невозможно». Такого слова не существует. Мой план отлично работал в Англии, и здесь он будет работать точно так же. Какие-то шесть чертовых бестселлеров. Сделайте так, чтобы они распродавались!

– Но... – начал было Дэвитс, но Эрни перебил его:

– Никаких «но», понятно? Убирайтесь. Вернетесь, когда объемы продаж придут в норму.

Все присутствующие разом поднялись и покинули кабинет. Глядя на их удаляющиеся спины, Эрни с удовлетворением отметил, что ни у одного из них не хватило смелости обернуться. Питер Дэвитс вышел последним и тихонько закрыл за собой дверь.

«Я им показал, – думал Эрни. – Нечего расслабляться. Пусть не забывают, кто здесь начальник».

Майкл со вздохом переключился на другую линию и снял трубку. От постоянных разговоров по телефону у него болела шея. Звонки от адвокатов, дистрибьюторов и инвестиционных банкиров не прекращались ни на минуту, но результат был один и тот же. Сейчас выход на рынок был бы безумием. Стоит только взглянуть на «Эдьюкейшн стейшн». И так далее и тому подобное.

Он уже обсудил этот вопрос с Дианой. Она отреагировала так же, как и он. Майкл поймал себя на мысли, что за целый день ни разу не вспомнил о Брэде Бейли, с которым она, кажется, встречается. Диана собрала войско. Назавтра была назначена встреча коллектива. Майкл вздохнул. Кто-то уйдет сам, кого-то придется увольнять. А их только недавно приняли. Услуги «Голдман Сакс» стоили недешево, а теперь придется изыскивать средства, чтобы расплатиться с ними без учета рыночной капитализации.

Как же он ненавидел Эрни Фокстона!

Тина Армис, секретарша, вошла в кабинет с чашкой кофе и маффином. Кекс источал приятный аромат, как будто его только что вытащили из печи. Она молча поставила угощение перед ним. Не прекращая говорить, Майкл протянул руку и потрогал кекс. Так и есть, он еще теплый.

– Спасибо, – одними губами проговорил он. Губы Тины медленно расплылись в улыбке.

– Не за что, – сказала она.

Закончив разговаривать, Майкл переключился снова, не замечая, что Тина по-прежнему здесь. Затем он перевел на нее взгляд. Это была совсем молодая девушка, лет двадцати двух – двадцати трех с длинными светлыми волосами, фиалковыми глазами, маленькой грудью и длинными ногами, выгодно подчеркнутыми миди. Тина являла собой образец американской красоты. Откуда она приехала? Может, из Бронкса или из Вильямсбриджа? Майкл остановил взгляд на ее юбке, которая плотно облегала стройные бедра. Не заметив полоски трусиков, он решил, что на ней стринги. Горячая, должно быть, штучка.

Он повесил трубку.

– Ты что-то хотела, Тина? Сегодня был очень трудный день.

– Знаю. – Девушка нервно сцепила руки. Майкл улыбнулся. – Простите за беспокойство, мистер Чичеро.

– Ничего, я весь к твоим услугам.

– Честно говоря, я по личному вопросу. – Она густо покраснела. – Надеюсь, вы не сочтете меня слишком назойливой, но я хотела пригласить вас на свидание. Например, мы могли бы поужинать завтра.

– Что? – потрясенно воскликнул Майкл. Это было так безыскусно. Он привык, что женщины к нему клеились, но...

– Вы смеетесь, – расстроилась девушка. – Простите. Я знала, что это плохая мысль.

– Да нет, что ты, – поспешно сказал Майкл. Тина – хорошая девушка. Не всю же жизнь страдать из-за Дианы.

– Вы правда хотите пойти? – просияла Тина.

– Не просто хочу, – Майкл вдруг представил себе, как эти длинные ноги обхватят его талию, – а я даже заеду за тобой в восемь.

Глава 35

– Ребята, мне правда очень жаль.

Тоби Робертс взглянул на Майкла с Дианой и начал переминаться с ноги на ногу, как школьник, пойманный директором школы за курением.

– Я хотел остаться. Мне здесь очень нравилось. У нас все здорово получалось. Но в той фирме мне... м-м... предложили...

Диана бросила взгляд на Майкла. Тоби был последним классным специалистом, который уходил от них в «Эдькжейшн стейшн». Выход на рынок не состоялся, и «Империал геймз», потеряв возможность соперничать с Эрни Фокстоном, вынуждена была перебраться с Западной Четвертой улицы в маленький офис на пересечении Восьмой авеню и Тридцатой улицы. А перед лучшими программистами замаячили машины, оплачиваемые отпуска и огромные зарплаты.

Тоби последний поддался этому искушению. Майкл, конечно, был очень расстроен. Еще утром он сказал Диане, что ждет от него заявления об увольнении.

– Я знаю, что они тебе предложили, – проговорил Чичеро. – Надо быть сумасшедшим, чтобы отказаться от такого.

Тоби выглядел по-прежнему смущенным.

– Знаешь, моя девушка хочет, чтобы мы поженились и все такое...

– Вот и отлично. Соглашайся на эту работу. Я бы сделал то же самое.

– Ладно. – Тоби пожал обоим руки. – Надеюсь, ребята вас все будет в порядке.

Произнеся эти слова, он обвел взглядом маленький тесный офис, забитый взятыми напрокат факсами и телефонными аппаратами, и на его лице появилось скептическое выражение.

65
{"b":"5395","o":1}