ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако ей пришлось нелегко. Лицо Нины к концу рабочего дня серело от утомления. Питалась она хорошо: девушка не позволяла себе есть дешевые бобы, картошку, овощи с местного рынка, рыбу и цыплят, которых там иногда продавали. Нина сама готовила. Правда, не все время. Она искренне обрадовалась, когда миссис Мински, ее соседка, принесла ей яблочный пирог.

– О Боже, детка, – хмыкнула она, – да они тебя совсем заездили! Неужели твоя мама никогда не говорила, что ты слишком красива, чтобы работать? Тебе нужен мужчина, который позаботился бы о тебе. Вот у меня есть внук, Карл…

– Спасибо, миссис Мински, но я хочу работать, – заявила Нина тоном, не терпящим возражений.

Пожилая дама оставила острую тему.

– Если коллеги-мужчины не назначают тебе свиданий, то они не мужчины и им лучше самим выпить все те лекарства, которые они делают. – Произнеся эту фразу в заключение беседы, миссис Мински степенно удалилась.

Нина не удержалась от смеха. Свидания! Да будто они ее не приглашали! Почти все на этаже, начиная от научных работников и кончая приходящими проверяльщиками, уже попытали свое счастье. Нина очень уверенно дала им понять, что ее это не интересует. Им бы стоило разозлиться, но кто станет злиться на тихую мисс Рот, этакого труженика-муравья, который только и знает, что считает да строчит отчеты. Она все время приклеена или к телефонной трубке, или к экрану компьютера.

Короче говоря, Нина создала о себе определенное мнение. Она, конечно, красотка, но мужчины ее не интересуют. Она старалась держаться подальше от компаний, собиравшихся поболтать возле радиаторов. Она делала свое дело и постепенно осваивалась в фирме. Довольно скоро парни оставили ее в покое.

Все, кроме Ивана Кинслэйда, который чувствовал что-то. Работа, на которую он ее нанял, была простая – заполнить формы, разобраться с цифрами. Сначала, казалось, она была просто счастлива заниматься этой чепухой, но через месяц Иван заметил, что Нина Рот все дольше задерживается в других отделах, выспрашивает, чем занимаются сотрудники.

А однажды утром в понедельник она явилась прямо к нему.

– Доброе утро, Нина. У тебя какие-то проблемы? – спросил он, подвигая поближе к ней конфеты.

– Есть идея, – сказала Нина, сразу приступая к делу.

Ивану это нравилось. Рот отличалась от остальных девушек, которые у него работали. Она казалась старше своих лет. Иван был эмигрантом, бежал из России, учился в Англии, прежде чем объявиться в Бруклине. Иногда ему казалось, что Нина испытала немало трудностей. Она походила на человека, прошедшего сквозь горнило жизни и сумевшего выстоять.

– Ну давай, выкладывай.

– Мы тратим слишком много денег на продажу товара. Посмотрите. – Нина развернула перед ним таблицу с цифрами. – Вот сколько мы теряем, продавая наш товар оптовикам. Если бы мы больше внимания уделяли розничной торговле, отдачи от наших усилий было бы больше.

– Ты так думаешь?

– Да, я точно знаю. Я сама была клиентом, и я знаю, чего хочет клиент.

Кинслэйд внимательно посмотрел на серьезную молодую женщину.

– Ну что ж, попытайся, если хочешь, – вот и все, что он сказал Нине Рот.

На следующий год Нина старалась заполнить свой восьмичасовой рабочий день до предела. Больше сделать было невозможно при всем желании. Она попыталась изменить методы торговли фирмы «Долан», организуя курсы, создавая новую политику, с помощью которой можно было полнее удовлетворить потребности клиентов. Она хотела тратить силы и средства на тех, кому идет товар, а не на саму компанию. Фирма «Долан» стала славиться дружелюбием и профессионализмом. Заказов поступало все больше. Иван прибавил Нине зарплату.

Нина открыла новый счет в банке с первым вкладом – пятьсот долларов. Каждый лишний заработанный цент она откладывала. Она ждала момента, когда сама сможет начать что-то делать.

На второй год Нина уговорила босса купить тридцать новых компьютеров. Это, конечно, проделало большую брешь в квартальном бюджете, но быстро окупилось. Производительность выросла на два процента, а канцелярские издержки значительно снизились.

Это была трудная, выматывающая работа. Нина пыталась изменить систему, сложившуюся за десятилетия, но коллеги тем не менее прислушивались к ней. Даже легкомысленные мальчики, считавшие, что женщина не должна диктовать мужчинам правила игры.

– У тебя была хорошая мысль насчет Огайо, – сказал ей представитель Среднего Запада после одного из заседаний. – Это поможет нам хорошо начать.

– Спасибо, – холодно поблагодарила Нина.

Но красивый молодой незнакомец не понял намека.

– Ты знаешь, кстати, это платье тебе очень идет. Давай поужинаем вместе и продолжим обсуждение.

– Если вы хотите продолжить обсуждение, пришлите мне тезисы.

– Доброе утро, мисс Рот, – приветствовал Нину Элли Хендри, появившись в ее офисе в девять утра с огромным букетом роз. – Как насчет ленча? Мы могли бы поговорить о компьютерной стратегии.

– Во-первых, я, как правило, ем одна. Во-вторых, розы, конечно, очень милы, но у меня на них аллергия, – заявила Нина.

– А знаешь, ты прямо восходящая звезда. – Менеджер по финансам Джок Макалистер склонился над ее компьютером, стараясь заглянуть Нине прямо в глаза. – У тебя есть немного свободного времени? Ты могла бы поделиться со мной своими секретами?

– О них я могу рассказать здесь и прямо сейчас, Джок. – Нина мило улыбнулась.

Он наклонился еще ниже.

– Упорный труд и воображение, – сказала она, пытаясь не рассмеяться.

– Ты что, фригидная? Или у тебя кто-то есть? – завопил Джок, как капризный мальчишка.

Нина холодно посмотрела на него. Вот такими все они и были, эти мальчики, изнеженные и избалованные, начинающие ныть, если не могли получить желанную игрушку.

Сейчас она получала двадцать шесть тысяч долларов в год, полностью себя обеспечивала и независимость свою очень ценила. Миссис Мински, конечно, может считать, что у нее должен быть мужчина, который станет защищать ее, но Нина была полна решимости никогда ни на кого не полагаться. Она не уважала мужчин, и у нее не было времени для всех этих любовей. Джефф Глейзер слишком сильно ранил ее сердце. Нина не хотела больше рисковать, чтобы никогда в жизни не испытать снова такую боль.

– Да, у меня есть парень, – солгала она.

Джок запыхтел, как голубь, обхаживающий голубку. Ну конечно, иначе разве могла бы она не ответить на его предложение?

– О’кей. Ну вот мы и объяснились, и все друг про друга знаем, – великодушно заключил он.

После этого ее окончательно оставили в покое. Да, Нина – красавица, но она была «вне рынка».

Нина взбиралась по ступенькам служебной лестницы спокойно, серьезно, не отвлекаясь. Не тратя время на друзей, не оборачиваясь на ушедшую любовь. Ей на все было плевать. Она считала, что эти «развлечения» только для слабаков.

Телефон на столе трещал как сумасшедший. Это звонил Эдвин Йенсен, представитель престижной фирмы, «охотник за головами» в фармацевтическом деле. Нина сумела создать себе репутацию, сказал он ей, а фирма «Дракон» как раз ищет исполнительного директора по развитию бизнеса. Не заинтересует ли мисс Рот это предложение?

Нина отложила недоеденный сандвич с огурцом, которым заменила свой ленч, и глубоко вздохнула. Корпорация «Дракон». Ничего себе. Богатейшая из богатейших, фирма «Дракон» имела фармацевтическое дело, аптечные магазины и магазины здоровой еды по всей Европе и по всем Соединенным Штатам. Начальники там высоко оплачивались, система премиальных была очень хороша. Сотрудников также обслуживали дорогие машины компании. Главная штаб-квартира располагалась на Парк-авеню и являла собой плод невероятной фантазии архитекторов, воплощенный в мраморе и золоте. Кожа цвета бургундского вина и дуб источали старомодную элегантность.

Нина никогда не обращала внимания на этого британского гиганта. «Дракон» не выделялся своими политическими пристрастиями, он был известен только невероятными прибылями.

20
{"b":"5396","o":1}