ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молодой мужчина в распахнутом светлом костюме двигался прямо к ней. Расстегнутый воротничок рубашки, рассеченный "ямочкой" волевой подбородок незнакомец из сверкающего автомобиля, бросивший стотысячную купюру за её жалкий букет... Кристина подалась вперед - их взгляды на секунду встретились...Круто развернувшись, мужчина растворился в толпе, словно его и не было. Лишь на одно мгновение мелькнула широкая спина в светлом пиджаке и рука, несущая кожаный баул. Точно такой же, какой подарил Кристине в Москве Строцци.

- К черту диеты и кофейный ритуал. Заказываю изысканный и питательный завтрак. За твой счет, разумеется! - Карлино категорически взмахнул руками, обозначая неоспоримость своих намерений. Рухнув в плетеное кресло, заскрипевшее под его могучим задом, толстяк принялся бурно обмахиваться салфеткой. Блестящее от пота лицо великовозрастного бутуза капризно морщилось: - Слаб человек, а аппетит силен. - Мне не до шуток, милейший. Моего хваленого юмора явно недостает, чтобы сделать спич из собственных похорон. - Как всегда небрежно-элегантный, ироничный и чертовски привлекательный Элмер Вествуд взял у официанта объемистое меню. Этот ресторан считался прибежищем состоятельных гурманов. А вот богемную публику здесь появляется редко, тем более - в такую рань. Именно из этих соображений тележурналист, шоу-мен и знаменитый плейбой Вествуд привел в "Розовый фламинго" знатока изысканной кухни Карлино. Он нуждался в совете друга и совсем не хотел, чтобы официанты проявляли чрезмерное старание, вертясь возле столика знаменитости, а смазливые девчонки кидались за автографом. Даже теперь из предосторожности Элмер расположился спиной к пустому залу и распахнутым на зеленую террасу дверям.

- Так значит, ветреница-Лара, наконец, бросила тебя. Мучимый бессонницей, ты вытащил в девять утра из постельки добренького Карлино, чтобы выплакаться на его мягкой груди? В таком случае закажу что-нибудь траурное, например, черную икру, - он с интересом изучал обширный список блюд.

- Не угадал. Лара снимается в Монреале. Высокохудожественная лента из спортивной жизни: "Смерть на лыжне" или "Ледяные объятия страсти". К её возвращению я, по всей видимости, буду занимать комфортабельный номер в римской тюрьме с обвинением в нарушении долговых обязательств.

- Это действительно так серьезно? Ты пробовал уладить дело мирным путем? - Карлино смягчился, приступив к дегустации принесенных блюд. - О! Великолепно! Настоящий паштет из телячьей печенки - с соблюдением всех необходимых премудростей. И знаешь, недурная икра! Как жаль, что в ней прорва холестерина. Никак не пойму, почему все соблазнительное - вредно, а полезное - непременно противно. Как овсянка и бег по утрам.

- Это дело вкуса. У тебя, очевидно. нет склонностей к мазохизму. Я люблю поразмяться на тренажерах.

- Да? - Брови Карлино с интересом поднялись. - Это теперь так называется?

- Ах, брось! Я серьезно. - Элмер не притронулся к коктейлю из креветок и это обстоятельство встревожило Карлино. Не переставая орудовать вилкой, он превратился в слух. - Выкладывай, свои проблемы, да побыстрей, остывший соус в артишоках омерзителен.

- Разумеется, будь я обычный гражданин, не боящийся огласки, все можно было бы как-то замять, отсрочив кредиты, договориться и так далее. Но над стариной Элмером постоянно кружатся стервятники, подстерегающие любую дурно пахнущую информацию. "Вествуд-банкрот"! От одного душка этой сенсации можно застрелиться! - Элмер отбросил нож, которым нервно ковырял филе.

- Перекуси, дорогой, искренне советую. Не уверен, что в тюрьме будет лучший повар. Понимаю, ты привык ужины превращать в завтрак, но вот обратная процедура у тебя пока не получается, - тоном доброго папаши заметил Карлино.

- Ты никак не хочешь врубиться в ситуацию. Отличный адвокат, Карло Ницетти привык справляться с самыми зубодробительными делами. Для него долговые обязательства - пустяшная проблема. Пойми же, дело в сугубой секретности моих затруднений!

Только тебе известно, что я поддерживал и продолжаю поддерживать слух о своем финансовом преуспевании, что я веду жизнь не по карману и при этом - полный кретин в бизнесе! Делаю хорошую мину при плохой игре: звоню на каждом углу, что мне везет и с женщинами, и с акциями, и с лошадками... А при этом вдруг обнаруживаю, что сижу по уши в дерьме... Вчера получил вот это письмо, - Элмер протянул другу конверт.

Карлино пробежал глазами текст официального послания, сообщающего о том, что в случае непогашения займа, сделанного синьором Вествудом в банке "Кронос", он будет привлечен к уголовной ответственности. На раздумье банк щедро отпускал клиенту 48 часов.

- Да, не похоже на любовную записку. Все, же не зря наша математичка называла тебя оболтусом, не способным возвести x в простой квадрат. Считать ты так и не научился, зато транжирить мастер, - Карлино примирительно улыбнулся толстыми яркими губами. - Это не упрек, это восхищение! Творческая натура, парящая в фантазиях и грезах... Что ей за дело до каких-то вонючих, пошлых бумажек...

- Зато ты хватал все призы на школьных турнирах, сражаясь с многоэтажными интегралами, а теперь обжираешься икрой на мои деньги. Элмер пододвинул другу вазочку с пышным салатом, увенчанным сбитыми сливками. - "Карлино - золотые мозги" - помоги! - Он с мольбой посмотрел на друга голубыми насмешливыми глазами, в которых его поклонники всегда находили отблески самоиронии, чувственности, дерзости и уверенности в себе, составлявшие букет персонального шарма Вествуда. Он вроде всегда чуть-чуть играл, слегка позировал, посмеиваясь над этим. Даже делая исповедальным тоном какие-нибудь супер-ответственные заявления, Элмер скользил на грани серьеза и шаржа. "Ну и олухи вы, ребята! Все уши в лапше!" - говорила его легкая полуулыбка. И "ребятам" - телезрителям и особенно телезрительницам это очень нравилось, - приятно, когда тебя по-свойски, по-приятельски водит за нос такой славный парень! В рейтинге телепередач "Корабль слухов на эфирной волне" или попросту КСЭВ Вествуда занимал одно из ведущих мест.

12
{"b":"53962","o":1}