ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тем временем дерущиеся уже были на ногах, разойдясь и приготовясь к новой схватке, как боксеры на ринге. Темнокожая женщина с изодранным в кровь лицом пятилась в сторону Кристины, не замечая её, а Бэ-Бэ, в лохмотьях развевающегося шелка приближалась к Джеку, ища у него защиты. И вдруг - лезвие мелькнуло в воздухе, негритянка победно взвизгнула, поймав нож, а Джек, нырнув за дверь, видимо, держал её изнутри, не пуская рванувшуюся за ним вслед Бэ-Бэ. Прижавшись к двери, она с посеревшим лицом, следила за приближающейся противницей. Намерения у негритянки были, по-видимому, самые серьезные - с воинственным воплем - "Прощайся с жизнью, ублюдок!" - она метнулась к своей жертве, сжимая нож. Кристина не поняла сама, как рванулась вперед, сбив с ног не ожидавшую нападения женщину.

В следующую секунду Бэ-Бэ уже сидела верхом на своей сопернице, скрутив ей руки и вдавливая лицом в грязь. Почти тут же взвыла на улице сирена полицейской машины. Очевидно, кто-то из жителей дома, привыкших к подобным потасовкам, вызвал карабинеров. Бэ-Бэ бросила женщину, смачно двинув ей напоследок острым носком туфли в ребра и схватив за руку остолбеневшую Кристину, метнулась прочь.

Чудом разминувшись с полицейскими, они сели в машину и Бэ-Бэ, включив мотор, резко нажала на газ. "Альфа-ромео" понесся по темным улочкам, взвизгивая шинами на поворотах, а вместо объяснений из кривившихся злобой уст Бэ-Бэ вырывался поток ругательств. Кристина поняла совсем немного. Очевидно, это был отборный лексикон, не входящий в словари.

- Сукин сын, мразь, - уловила Кристи обвинения в адрес Джекки. - Так меня подставить! Отдать меня на растерзание своей сучке! Подонок - ты ещё откусишь свой ..., черномазая свинья!

Вдруг Бэ-Бэ резко затормозила и вопросительно уставилась на свою спутницу:

- Куда мне деваться? Домой нельзя. Он прирежет меня... Он достанет меня из-под земли!.. - Бэ-Бэ уронила всклокоченную голову на руль и зарыдала. - Послушай! - она заискивающе схватила Кристину за руку. - Едем к твоему защитнику! Подружка, мне может помочь только всемогущий сеньор Антонелли. Ты не представляешь, в какое грязное дело втянули меня эти черномазые!

- Наркотики! - ужаснулась Кристина, и Бэ-Бэ виновато опустила глаза.

Через час обе девушки сидели в кабинете Стефано, ожидая появления хозяина.

- Что произошло, детка? Ты вытащила меня из постели! - торопливо вошел он в комнату и, увидев Бэ-Бэ, недоуменно замолчал.

- Это моя подруга Бербера. Ей нужна помощь... - пролепетала Кристи, не уверенная в том, можно ли называть малосимпатичную ей особу подругой, да и стоит ли втягивать Стефано в неприглядную историю... Не с такой просьбой предпочла бы она обратиться к этому человеку.

- Стефано, вы оказались провидцем: у нас с Берберой, действительно, плохие дела. Правда, я толком не поняла, что произошло. Лучше она сама все вам расскажет.

Чтобы не мешать разговору Кристина вышла на балкон. В воздухе замерла предгрозовая тревога. По всему горизонту беззвучно мерцали зарницы, кроны деревьев в парке казались высеченными из камня - ни дуновения, ни трепета листа. А ведь через полчаса здесь, вероятно, будет свирепствовать ливень, ломая ветки и бросая в стекло водяные потоки. как тогда, на подмосковной даче, где начала свое восхождение к успеху такая неопытная, жадно рвущаяся к пиршеству жизни девчонка.

Срок контракта Лариной с "Каратом" подходил к концу. Как Золушка на балу, ожидающая удара часов, Кристина все время помнила об этом. Но не одна она.

Менеджер рекламного отдела фирмы, сеньор Марджоне, ведающий подбором кадров, пригласил Кристину к себе в кабинет и дал понять, что если синьорина Ларина окажет ему внимание, он постарается сделать все возможное не только для продления сроков контракта, но и для повышения гонорара.

Всего полгода назад предложение влиятельного итальянца показалось бы девочке "с обочины" даже лестным, а в его блестящих под оплывшими веками глазах и аккуратных усиках, возможно, обнаружилось бы нечто привлекательное. Но нынешней Кристине перспектива интима с Марджоне казалась омерзительной.

Дело даже не в том, что о Марджоне ходили нелестные слухи. Девчонки говорили, что лучше вываляться в дерьме, чем побывать в постели извращенного, сладострастно-жестокого типа. "Гнусная скотина, ему бы в гестапо служить", - сказала как-то молоденькая шведка, вылетевшая с работы, якобы, по причине несоблюдения условий контракта, а на самом деле - не угодившая Марджоне. Заручившись поддержкой Антонелли, Кристина решила, что в критический момент попроси его о защите. И теперь шанс обращения с просьбой был использован на вздорную Бэ-Бэ, которую Стефано, возможно, придется вытаскивать из какой-то неприглядной истории. Скорее всего, он просто пошлет их обеих к черту. Что за святая благотворительность?!

Резкий порыв ветра, превративший парк в бушующее море, принес первые тяжелые капли дождя, и почти сразу же по навесу над балконом забарабанил ливень.

- Иди к нам, девочка! - тронул её за локоть Стефано и сопроводил в кабинет.

Бэ-Бэ, очевидно, только что обливавшаяся слезами, со знанием дела поправляла макияж. Вид у неё был победный.

- Мы обстоятельно поговорили с синьориной Пьюзо. Несомненно, она особа эмоциональная и очень экстравагантная, но довольно наивная. Красивая женщина часто становится добычей негодяев. - Стефано достал из бара бутылку вина и бокалы. - Есть повод отведать очень старого и чрезвычайно редкого вина.

Он налил в бокалы мерцающее темным гранатом вино и заговорчески посмотрел на девушек:

- Предлагаю с сегодняшнего дня заключить тройственный союз, каждый из участников которого обязуется соблюдать законы чести и взаимовыручки - быть откровенным, не врать, - да, да, милые дамы, это относится в первую очередь к вам, и не отказывать в помощи попавшим в беду. Эта заповедь, скорее, касается меня. Вследствие сказанного мы переходим на дружески простое обращение. Я для вас - Стефано, вы для меня - Кристи и Бэ-Бэ. Таков мой первый тост. Гостьи переглянулись и пригубили вино.

- Оно, действительно, великолепно! - воскликнула Бэ-Бэ и осушила свой бокал.

24
{"b":"53962","o":1}