ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я... я не могу... Это очень дорого, - испугалась Кристина.

- В счет приданого, девочка. И потом - ведь я до противного богат, могу доставить себе маленькое удовольствие. - Антонелли с гордой улыбкой подвел девушку к большому венецианскому зеркалу. - С такими спутницами меня просто не смогут не заметить!

Несмотря на обилие автомобилей, толчею любопытных и полицейский кордон, окружавший вход во дворец, Кристина сразу заметила автобус с эмблемой телестудии и похолодела. Она надеялась, что Вествуд не будет снимать празднество, что его заменит кто-то другой и разговор не состоится. Но русая голова Элмера маячила над толпой телегруппы, выгружавшей оборудование, и уж совсем не сложно было угадать, что приземистая фигура рядом с ним в темно-лиловом костюме принадлежит Рите.

Собираясь на бал, Кристина решила, что разговора с Элмером не будет. Она лишь покажется ему во всем блеске и исчезнет, как Золушка, в самый разгар веселья. Однако, Бэ-Бэ тоже заметила Вествуда и толкнула Кристину:

- Ну, все участники представления на месте. Кажется, нам предстоит стать свидетелями знаменательного события.

- Перестань накалять страсти, Бэ-Бэ. Девочка и так дрожит. - Взяв спутниц под руки, Антонелли направился по ковровой дорожке к распахнутым дверям дворца.

Они шли по ярко освещенному коридору между шеренг фоторепортеров и толпы любопытных прохожих, с завистью и восхищением наблюдавшей феерическое зрелище. Пару метров, - а на самом деле - непреодолимая пропасть разделяла тех, кто, вынырнув из недр роскошного автомобиля, направлялся в сияющий подъезд праздничного дворца, и прохожих, случайно заглянувших за приоткрывшиеся дверцы сказочной жизни высшего общества.

Кристина заметила в толпе озябшую девушку с покрасневшим носом. Ее восторженно блестевшие глаза впились в проходящую красавицу, в её платье, небрежно накинутые меха, искусно разметанные волосы. Вот так, на обочине сияющего потока, должна была стоять она, пожирая взглядом чужое великолепие. Чужое. Платье, меха, да и вся эта роль - чужие. Где-нибудь в московской библиотеке просиживает потертые джинсы её законный суженый очкастый паренек из интеллигентной семьи, не имеющей, как говорят в России, "ни кола, ни двора"...

Сознание ворованного, случайного счастья ещё больше будоражило Кристину. Да плевала бы она на великосветские сборища, родись в одной из роскошных вилл этого города. Не многим веселее, наверно, чем школьные дискотеки. Если привыкнуть. А привыкнуть просто невозможно. В банкетном зале все сияет от пышных гирлянд серебряного и золотого "дождя", от игры света, превращенного умельцами в волшебные переливы северного сияния. Будто расплавленные изумруды, сапфиры, рубины насыщают воздух радужным мерцанием, бурлят в пенящихся струях небольших фонтанов, окрашивают все вокруг феерической радостью детской сказки. А цветы, бриллианты, великолепные наряды!.

Превратившись в наблюдательницу, Кристина старалась запомнить все, чтобы потом "вешать лапшу на уши" московским знакомым. Жаль только - никто не поверит, да и кому это вообще интересно, - в чужом пиру похмелье... Ну, улыбнулся и поцеловал руку Кристи мэр Рима, ну, отвесил ей комплимент сам хозяин дворца, ну, провожали её восхищенными взглядами графы, парламентарии, художники, банкиры... И что? Суета сует... Исчезающая, как мираж, блестящая шелуха...

- Ты, детка, имеешь сегодня колоссальный успех. Я только и успеваю объяснять, что ты моя гостья из России, работающая в Риме фотомоделью. Бьюсь об заклад, что танцоры просто не дадут тебе ни минуты отдыха.

- Танцоры? - Кристина не сразу сообразила, что речь идет о развлечениях после ужина. Ведь она попала на бал!

- Ты очень рассеяна. Спящая красавица. Не волнуйся, я подмечаю всех, кто положил на тебя глаз. В случае неудачи с Вествудом мы толкнем тебя в объятия вон того красавчика, что смотрит сюда, - Бэ-Бэ с очаровательной улыбкой кивнула высокому брюнету в монокле. - Несколько экстравагантен, но зато именит, как черт, и, кажется, богат. Если не делает вид, пройдоха.

- Не пойдет. Мне больше по душе мэр.

- Хороший вкус, но, увы, он занят. У него трое детей, двое внуков и, кажется, четыре любовницы. Кроме того, он очень верный муж и, кажется, импотент.

- А грустный певец, тот, что похож на Пьеро?

- Гомик. И зануда. Строит из себя скорбного недотрогу, да так и высматривает среди толстосумов, кто бы его трахнул.

- Небогатый выбор для ищущей большого чувства девушки! - вздохнула Кристина. Она ещё пыталась шутить, чувствуя, как от самого присутствия Элмера где-то рядом, в шумной толпе, у неё начинают леденеть пальцы, а в душе тревожной сиреной завывает тревога.

... Столик Антонелли оказался на почетном месте, недалеко от эстрады. Кристина имела возможность наблюдать, как ловко перехватывает Вествуд покидающих сцену знаменитостей, чтобы перекинуться парой слов перед камерой.

- Добрый вечер, Стефано, и дорогие синьорины! Разрешите, я подсяду к вам на минуту, после того, как отсниму бомонд? Да, кстати, Кристина, ты сегодня настолько блистательна, что я просто не могу пропустить эффектные кадры. - Элмер подозвал оператора и не успела девушка моргнуть глазом, как оказалась под внимательным оком камеры. - А вот и наша восходящая звезда из Москвы. Стремительная карьера не случайность для Кристины Лариной. Взгляните сами, и вы убедитесь, что слухи о красоте русских девушек не преувеличены. Вы уже около года живете в Италии. Что вам понравилось у нас больше всего? - Элмер обратился к зардевшейся от неожиданности Кристине.

Она недоуменно пожала плечами, ни секунды не задумываясь над столь очевидным ответом:

- Рим, конечно, Рим!

- Я думаю, многие узнали цитату из полюбившегося во всем мире американского фильма "Римские каникулы", - обрадовался Элмер. - Ну, что же, слова принцессы, сыгранной блистательной Одри Хепберн, стали поистине формулой любви наших гостей к "вечному городу".

Кристина не очень вникала в треп Элмера. Она знала, что из отснятого на балу сохраняются мизерные лоскуты, а она, скорее всего, вообще исчезнет из этого репортажа.

- Дорогой, мы ждем тебя после завершения трудового дежурства. Хотелось бы кое с чем тебя поздравить, - ехидно напомнила Бэ-Бэ убегающему к новым собеседникам Элмеру.

37
{"b":"53962","o":1}