ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошла неделя с тех пор, как она рассталась у дверей своего отеля с забавным Сантой. Он не появлялся больше и не позвонил. Стефано, вернувшись в Рим, лишь коротко осведомился:

- Тебя не обидел мой юный друг? Удивился, получив ваше сообщение о ночном побеге и подумал, а уж не напророчил ли шутя новое увлечение?

- Нет. Просто ему срочно понадобилось в Рим и я согласилась составить компанию. Ведь Санта всю дорогу пел. Мы больше не встречались. - Кристина решила не рассказывать о странном эпизоде с бижутерией. Стефано обеспокоится, да и не хотелось ставить певца в неловкое положение.

Кристина так и не нашла приемлемого ответа на смущавший её вопрос: как толковать просьбу Санты? Допустим, парню понадобился праздничный подарок для девушки, но что за странный способ его приобретения? Здесь что-то скрывалось, но что? Голова шла кругом, сопоставляя отдельные факты, и уж совсем сумасшедшей казалась мысль о том, что никаких фантомов разыгравшегося воображения не было: и у бабушкиного дома, и в римском аэропорту она видела этого человека, веселого вруна, называющего себя Сантой. Кристине начинали мерещиться заговоры, подвохи, обманы.

Ах, как необходим рядом умный, надежный друг! Кристина решила, что в первый же уик-энд навестит семейство Коруги и выложит Джено свои сомнения.

...Клуб "Малина со сливками" сиял рождественским великолепием гирлянды хвои, цветных огней, гигантские красно-белые букеты живых цветов и водопады сверкающей мишуры превратили уютный зал в сокровищницу Али-Бабы. Маленькая сцена, пятачком возвышающаяся среди накрытых столиков, служила, как правило, для показа забавных шоу, в которых принимали участие сами завсегдатаи клуба и заезжие знаменитости.

Этель Рокки расцеловала синьорину Ларину в обе щеки, как добрую знакомую, для чего ей пришлось подняться на цыпочки. Невозможно было представить, что образы гигантских творений из стекла, металла и камня рождались в носатой головке этой маленькой, быстрой, как воробей, женщины. Ее супруг, Джеромо, - добродушный толстяк с рыжей бородой, напоминал сонного кота, заснятого любительской камерой в мирном соседстве с птичкой. Совместными усилиями кот и воробышек водрузили на одетую в обтягивающее трико телесного цвета девушку Спасскую башню с часами, пришедшимися как раз на грудь. Голову Кристины украсила рубиновая пятиконечная звезда. Собственно, столь прямые ассоциации могли прийти в голову лишь человеку, знакомому с прообразом костюма - московским Кремлем. Зрителю же непосвященному виделась полуголая девица в лоскутах алого атласа, с циферблатом на груди и светящимся остроконечным шлемом на голове. Скорее всего, инопланетянка. Второй костюм, ожидавший Кристину, выглядел не лучше - она ещё могла угадать в летящих пестрых лохмотьях, прикрепленных к металлическому каркасу-обручу, обрывки карты бывшего СССР, но относительно других зрителей приходилось крепко сомневаться.

Показ коллекции Рокки, занимавший всего 15 минут, проходил в середине шоу. Кристина убедилась, что к моменту её выхода зал был переполнен гостями. Этель с блестящими от возбуждения глазами указывала ей в щелке занавеса именитые персоны. Но девушку мало интересовали люди, ничего не значащие в её жизни. Вдруг подвижное лицо Этель замерло, глаза округлились.

- Не может быть! Джеромо! - испуганно позвала она мужа. - Взгляни... Это он?

Взглянув на указанного женой человека, толстяк пожал плечами:

- Рино частенько бывает здесь. Человек разносторонних эстетических наклонностей. Хор мальчиков "Капелло" существует на его счет, в собственной студии грамзаписи Рино открыто благотворительное производство дисков для тех, кому не светит признание публики, да и строит он много...

- Не думаю, что мы могли бы принять заказ у этого человека, категорически перебила пространный доклад мужа Этель.

- Согласен без обсуждений, - сразу же сдался тот и невозмутимо удалился за кулисы.

Следуя за встревоженным взглядом Этель, Кристина увидела элегантного мулата, возвышавшегося за одним из центральных столиков. Два его белых спутника, несмотря на атлетические плечи и бычьи шеи, казались мелкими и темными, - так ярко и мощно выделялся в полутемном зале Рино: светлый костюм, ослепительно-белая рубашка, крупное красивое лицо и радужные искорки, сыплющиеся от бриллиантов, украшавших запонки, заколку у воротничка, перстни на смуглых пальцах.

- Акула теневого бизнеса? - спросила Кристина, уже привыкшая, что в Риме кишмя кишат мафиози.

- Еще какая! Конечно, все шито-крыто, а возможно, половину и присочинили, но достаточно и цитаты из его лучшей характеристики, чтобы держаться от этого человека подальше. Рино Бронзато - правая рука крестного отца одного из крупнейших мафиозных кланов. Кличку Бронзато, что значит Бронзовый, этот парень ввел в употребление приказным порядком. Его не устроило прозвище Потрошитель Рино, возникшее стихийно в соответствии с его истинной специализацией кровавого садиста, ублюдка.

Этель сделала испуганное лицо, Кристина рассмеялась:

- Мне уже раз двадцать представляли "крестных отцов" и прочих "кровавых сынков". Похоже, здесь мода на эти звания. Так у нас раньше про всех говорили "гебешник". Что значило - агент тайной государственной полиции.

...Выход Кристины в фантастических костюмах произвел фурор - в зале свистели и топали. Возможно, произвел впечатление комментарий Этель о русской манекенщице Кристи-Лари, показывающей Россию и Кремль, а скорее всего, зал уже был изрядно взбодрен горячительными напитками.

После завершения показа коллекции Этель и Джеромо пригласили Кристину пожинать за их столиком, она деликатно отказалась. Переодевшись в свой повседневный рабочий костюм, девушка уже собралась уходить. Выход из уборной преградила массивная фигура архитектора. Он успел выпить и заметно повеселел.

- Синьорина Ларин, мы с женой и наши друзья просим присоединиться к застолью всего на пять минут - они хотят поднять бокалы за новую Россию и за дружбу наших народов. Ростропович и Вишневская - это очень хорошо.

Кристи не могла отказаться. В веселой компании, состоявшей, в основном, из художников, её спрашивали о московских выставках, называли имена известных здесь российских авангардистов. Кристина охотно подхватила тост за дружбу. В какой-то момент галдеж за столиком внезапно затих и все лица повернулись в одну сторону: за креслом Джеромо стоял один из спутников Рино, шепча ему что-то на ухо. На лице толстяка отразилась растерянность, даже кончики рыжих усов зашевелились..

45
{"b":"53962","o":1}