ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рука Санты скользнула к её колену, лаская кожу, и в глазах появилось нечто такое, от чего Кристина села, поджав ноги и перевела разговор.

- Твое ранение на голове совсем не шуточное. Утром ты выглядел чуть живым. Да у тебя и сейчас бывает сильная боль. А ведь это из-за меня...

- Изрядно побаливает. Хотя после ванны и трапезы сильно полегчало. Санта потрогал ушиб, поморщился и показал Кристине пальцы. - Опять, кажется, кровит.

- Ну-ка, давай посмотрю! - Она пододвинулась и положив кудрявую голову себе на колени, осторожно разобрала густые слипшиеся пряди. Края пореза разошлись, сочась свежей кровью. - Ужас! Здесь надо накладывать швы. Или хотя бы повязку. - Оглядевшись, Кристина потянулась к рубашке Санты.

- Оставь. Приложи листик йодистых водорослей, а над ним заплети стягивающую косичку - вот и будет шов с повязкой. Сутки я ещё как-нибудь продержусь. - Он застонал, но тут же, заметив страх Кристины, засмеялся. Я очень живучий, детка. Ну, просто, как собака.

Кристина завершила операцию, но Санта удержал её руки, пристально глядя в испуганные глаза.

- Твои ноги я спас. Теперь очередь губ. Эти ублюдки сдирали пластырь вместе с кожей! - Санта скрипнул зубами. - Я достану их, Кристи.

Он прижал её к себе, обнимая и покачивая, как ребенка:

- Ты, моя бедная, затравленная, одинокая девочка. Мужественная и сильная девочка Кристина. Ну, поплачь, поплачь, детка, а я прошепчу тебе песенку... - Легонько раскачиваясь, Санта тихо запел что-то печальное, ласковое... - Это старинная колыбельная, про сиротку, попавшего в бурю, но спасенного Девой Марией. Жаль, совсем горло сорвал, только мурлычу, как кот.

Кристина замерла, прислушиваясь, а когда песня кончилась, подняла на него блестящие от слез, благодарные глаза.

- Поцелуй меня, Санта.

- Санта-Рома. Меня зовут Романо...

- Невероятно, что ужасы и горе так тесно соседствуют с радостью! Какой-то крохотный кусочек времени, и прямо сразу, без перехода границы, я ныряю в блаженство, - сказала Кристина, не отрывая взгляда от вечернего неба, в котором кружила, то появляясь, то исчезая, совершенно розовая от закатного солнца чайка.

Они лежали, тесно прижавшись, боясь пошевелиться, спугнуть то невероятное, что произошло с ними. От первого, нежного поцелуя, до последних, дурманящих ласк прошло несколько часов. Нет, целая вечность, превратившаяся в чистейшее наслаждение.

- Еще вчера, записанные в смертники, сегодня мы предаемся любви, наивные и забывчивые, как дети. - Грустно продолжил Санта. - Вот и эта птица кружит над морем, наслаждаясь синевой, свободой, простором, ощущая силу в своих легких крыльях, высматривая зорким глазом мелькнувшую в волнах рыбку... И всего лишь маленького кусочка свинца, пущенного сдуру мальчишкой или пьяницей, достаточно для того, чтобы наступил конец. Тьма... Согласись, девочка, - Санта приподнялся на локтях, окидывая Кристину восторженным взглядом, - было бы обидно умереть вчера.

- И ещё обиднее будет сделать это завтра...

- Знаешь... - Санта взял длинную светлую прядь и медленно разжимая пальцы, задумчиво смотрел на рассыпающиеся, струящиеся волосы. - Как песочные часы, - так и скользят в вечность... Знаешь, ты мне тогда уже показалась странной. Стояла у дома, держа на ладони кленовый листок и что-то шептала - нежная, испуганная, как дикая лань. Потом сидела у камина, рассказывая небылицы своим завораживающим голосом...

Кристина недоуменно подняла брови:

- Каким-таким голосом?

- Русский акцент очень чувственный. И сильный. Он сразу создает ощущение мощи, значительности, власти... Поверь, я знаю толк в звуках... Ты казалась хрупкой и в то же время опасной.

- Опасной? Но почему?

- Я знал уже многое про тебя. Об этом расскажу потом. Но то, что я знал, притягивало. Ницше писал: "Мужчина любит игру и опасность. Но почему он любит женщину? Потому что она и есть все это". А ты была вдвойне, втройне опасна... Прежде всего потому, что притягательна...

- А, во-вторых, потому что русская? Русские все шпионы, воры и убийцы? И ты даже не нашел нужным сказать мне свое настоящее имя, - нахмурилась Кристина.

Санта рассмеялся.

- Просто моя детская кличка куда скромнее. Святой. Их так много в Италии. На каждом углу. А Рим - всегда один.

- Значит, теперь я могу звать тебя Рома? Не верю. Это ты специально придумал, зная, что я влюблена в этот город.

- Это придумала моя мать. Она назвала меня Романо. Сладкоголосая Лидия была цыганкой, поющей под бубны и мандолину... Мама безумно любила "красивое" - породистых лошадей, шикарные машин, богатые дома, яркие украшения и шелка... Поэтому-то и выбрала моего отца. А потом велела всем звать сына Ромой... "Рим - это так прекрасно. Особенно для певца". Мне едва исполнилось три года, но мама пела вместе со мной и была уверена, что вырастит знаменитого певца... Все цыганки немного провидицы, - шутливо заметил Санта. - И, наверно, она знала, что когда-то в жизни сына появится девушка, которая станет звать его Рома... Санта искоса глянул на Кристину. - А ведь и вправду, детка, я так хочу стать твоим покоренным Римом!

- Никудышная я завоевательница, милый. Все жар-птицы, ухваченные жадной девочкой в волшебном саду, оказались воробьями... Но об этом лучше не вспоминать сейчас. Сейчас в моих руках сам Рома! Санта-Рома!.. А где твои родители, Рома? Твоя мать тоже певица?

- Молчи. - Санта опечатал губы Кристины поцелуем. - Не время для длинных монологов. Мне много надо рассказать тебе, дета. Только я сам ещё не все понимаю. А тому, что понимаю, ты прост не поверишь. Мы были сегодня очень близки, когда стали просто мужчиной и женщиной. Но Санту и Кристи разделяет пространство, похожее на пропасть... - Он виновато посмотрел на девушку. - Я не такой уж "святой", детка. И в том, что тебя едва не убили, наверно, есть и моя вина.

- А то, что я жива, наверняка, на твоей совести! И уже за это Санта заслуживает награду. О, нет! - засмеялась Кристина, отметив недоумение Санты. - Не от меня, - я сама награждена тобой. Твоей близостью, твоей заботой, самоотверженностью... Перестань, я серьезно, ведь ты сам говорил о птице... Той, что в любой момент могут подстрелить... А если не случиться у нас больше серьезного разговора... И, возможно...

67
{"b":"53962","o":1}