ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Планетарного? И тебя пригласили разобраться? Интересно, почему эти спецы по аномальщине Фильку Трошина привлекли, у них же целый институт пашет, - Женя подозрительно заглянул в круглые очки с минусовыми диоприями.

- А им мой материал понравился. В моей статье барабашки в канализационной сети размножались. Ужастик для домохозяек, что бы пальцы в сток не совали и трубы не засоряли отходами, - зловеще иронизировал Филя.

- Ты, старик, поосторожней с ними, с этими товарищами. Им эту страшилку на кого-то повесить надо. Стрелочник всегда нужен. Смотри, как бы тебя НЛО не похитило. Нет, серьезно, внимательней в их стратегию вникай. Ведь не спроста за тебя ухватились.

- Говорю - я ж талант. Может, гений. Интуичу запредельно. Теперь выбор - то ли мне шлангом прикинуться и от этого дела потихоньку слинять, либо... Либо переть как танк прямо на амбразуру. Надоело мне, если честно, на обочине отсиживаться, обрыдло. Самому стричься, свитерок в "Досе" простирывать, пельмени разогретые по три дня кряду жрать. Может, это мой шанс прорваться в иные сферы. - Теофил придвинул свой табурет вплотную к мощной казацкой фигуре. - Поможешь?

- Про социальную незащищенность понимаю. Самому без бабок хреново. Но рук пачкать не стану. Вернее, по мелочи не разменяюсь.

- Так это ж в качестве помощи другу. Слушай, что я придумал. Мне надо перед компетентными товарищами себя показать - мощь неординарного дарования. А тут как на зло! С ясновидением заклинило - авитаминоз что ли. Или воздействует некто целенаправленно на подавление. Так вот, Женя, подыграть мне надо, будто совершена попытка нападения на меня или... ну, на кого-то рядом. Тебя, к примеру. А я все детали "проинтуичу"...

- Старикан... - покачал вихрастой головой "казак", - Тухлый шанс. Скользкая история. Стремно таких бугров за нос водить. Да и демонстрировать тебе свои дарования не фига. Знаешь что у нас с особо осведомленными умниками случается? Я знаю, начитан. И уж если моим мнение интересуешься, то отгребай, милчеловек от этого омута подальше. Ну, в экспедицию, в туризм подайся. К тетке в Липецк гостить поезжай! А ещё лучше - инфекционный менингит срочно подхвати и своего светлого дара лишись. Кому ты нужен - не ясновидящий? Хочешь, документ медицинский устрою со всеми необходимыми прбамбасами?

- Сволочь ты, Женя, трус. Считай, что разговора не было, - Филя темпераментно собрал чашки. - Кончай чаевничать. К станку пора. - Он кивнул на книжный прилавок, у которого временно замещал Жетона зачитавшийся Перервиным старик - по совместительству попрошайка инвалид. Глаза у него сделались такие удивленные и так горячо катились по грязноватым щекам слезы, что прохожие не жалели мелких дензнаков на одноразовое вспомоществование жертве художественного процесса.

Жетон глянул на взъярившегося Трошина пронзительно, но ненормативные выражения, рвущиеся из алых уст сдержал и вывалился в узкую дверь, вулканически тряхнув, как обычно, киоск.

10

- Не проходите мимо духовного дефицита, соотечественники! Новые достижения наших любимых писателей. Ведь, они, родимые, ночей не спят, все для нас стараются. Два месяца - и новая книга. И не корысти ради. Ради любви к святому искусству. Лидочка Зулякова наша прелесть - семь миллионов тираж, сплошной бестселлер косяком выдает. А ведь, бедолага, компьютера в глаза не видела, над тетрадью школьной горбится... - зычным баритоном, подражая ярмарочному зазывале, голосил Жетон. - А примадонну иронического детектива вам представлять не надо. Свежий, свежий шедевр! "Мопсы в белых красовках". Дико закручено - восемь трупов и все в одном шкафу - собаки, люди. Обхохочешься.

Поторговал с час газетами и журналами, Филя накинул куртку и пристроился рядом, заминать неловкость случившегося разговора. Уж очень ему Жетон в разработанной операции нужен был.

Снег кружил на развалом, деликатно обтекая пестрые обложки.

Филя подержал на ладони покетбук детектива, рассмотрел портрет веселой дамы с прильнувшими к груди псами, взгрустнул не без зависти:

- Вот они, всенародные кумиры. Их даже собаки любят. А я всякую фигню с детства для единомышленников крапаю и никакого ответного чувства. Обидно - так ведь в понимании братьев по разуму нуждаюсь, всего себя наизнанку выворачиваю, а никому не надо, - Филя встал рядом с Жетоном и тихо продекламировал:

...Ненужен, недолжен, неверен

я кроме Тебя никому.

Создатель мой, Работодатель,

Податель глазам и уму.

Тюрьмой, кутерьмою тьмою

успешно стращают меня,

собой и особенно небом,

в котором не видно Тебя...

- Видно. Теперь всем все видно. Вот с издателями хуже. У меня тоже литературное наследие не слабое останется, когда паду здесь на трудовом посту. Не изданное, само собой... Но я все равно в Господа верую, а вот людей не люблю. Я постмодернист, - репликой в сторону отчитался Жетон, кажется, готовый к примирению.

- Дай почитать, - подольстился Филя.

- А ты мне свое. Лучше про любовь. Люблю про любовь, вроде щекотки. Прикольно. А сейчас шагай к себе, прозорливец, не мешай работать.

Довольный разрядкой напряженности Филя поспешил скрыться в своем лотке, но замер, услышав фразу подрулившего к прилавку с книгами покупателя. Покупатель был велик ростом, облачен в длинное черное пальто, напоминая тем самым рокового посетителя, заказавшего Моцарту Реквием. Голова его была нага, как девичье колено, бледна и несоразмерна мелка для толстой, непосредственно переходящей в затылок шеи, а голос звучал вкрадчиво:

- Ер.Орфеев имеется? В мягкой обложке? А Воронин?

Получив отрицательное мычание продавца, означающего полное недоумение, черный человек пошел прочь. Филя с обмиранием сердца заметил лиловатое пятно на его затылке, напоминающего очертаниями Южно-Американский континент. Еще Филя подумал, что пятно раньше сидело у лысого, как у Горби, а потом сползло... Нет, не об этом он думал, тупо глядя, как сел черный в черную же иномарку и незамедлительно отбыл.

Орфеев в мягкой! Разве такие совпадения бывают? Разве он не знает, что писателей статуса классика в таком оформлении приличные издательства не выпускают, а неприличные не печатают вовсе... И вся эта черно-лысая жуть не случайно... Ох уж, не случайно! Звонить Севану немедля, дать сигнал! Номер автомобиля отпечатался в памяти Теофила, как счет на талоне сбербанка, марка, естественно, осталась неопознанной. Ясно одно - не "мерседес", поскольку именно по эмблеме на капоте сортировал Трошин зарубежные автомобили на две категории: "мерс" - "немерс".

16
{"b":"53966","o":1}