ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как завороженный шел он по следу прямо в дверной проем. Среди обломков строительных плит, в сырой темноте, сразу увидел слабо светящееся очко открытого люка. Заглянул - металлические ступени-скобы ведут вниз - в черноту отвесной шахты. Прислушался - снизу доносился легкий металлический гул - тот, кто пришел раньше, спустился с лестницы. Вдохновленный азартом погони, Филя нырнул в дыру и начал осторожно сползать вниз, жалея, что забыл в машине перчатки - ледяные скобы жгли ладони. Снизу дохнуло подземельной сыростью, стало светлеть и показалась узкая платформа тоннеля, какие мелькают за стеклом мчащегося вагона метро. Увидел Филя забранные в сетку фонари, тусклый отблеск на рельсах, ожидающий отбытия состав цвета армейского кителя. Странный поезд состоял из двух миниатюрных, как кабинки канатной дороги, вагонов. Только с наглухо закрытыми окнами. Угрожающе загудел пущенный по кабелю ток, стал различим свет в щелях вагона и темная тень метнулась внутри, подобно пойманной птице. Когда состав дрогнул, готовясь к старту, Филя покинул наблюдательную площадку в шахте, перемахнул платформу и вспрыгнул на ступеньку последнего вагона! Таким ловким и отважным он бывал только во сне.

Чернота понеслась навстречу, прорезаемая частыми фонарями - состав мчал в узкий ход тоннеля, похожий на лилипутское метро. Поезд затормозил против ярко освещенного проема в бетонной стене. С его площадки, как с гондолы на ступени дворцовой лестницы, шагнул прибывший пассажир прямо в распахнутую дверь. За дверью уходил в глубину недр коридор с темными деревянными панелями и ковровой дорожкой на паркетном полу. По сторонам привычно-министерского коридора строго светились бра в матовых плафонах. Филя видел спину человека, удалявшуюся в полумрак дальнего перекрестка в сопровождении собственной суетливой тени. Когда спина скрылась за поворотом, Филя спрыгнул с подножки и двинулся вперед по ковровой мягкости, не слыша ничего кроме ударов собственного сердца. Испугаться он пока ещё не успел, загипнотизированный ох, и назойливым же вопросом: Что это? Что это? Да что же это, в конце концов?

Вскоре он оказался у входа в комнату, задернутого тяжелой портьерой. Но являться внутрь не стал. Затаился в бордовом, пропитанном пылью бархате, прильнул к прорехе любопытным глазом и застыл, парализованный увиденным.

Он словно попал в кадры кинохроники тридцатых годов, смутные, но цветные. Изображался кабинет Сталина в Кремле, только уменьшенный в размере и совсем без окон. Стены скрывали стеллажи с рядами книг, имелся ковер с развешанным именным оружием времен Чапаевско-Колчаковских битв, на письменном столе горела лампа на мраморной ноге под зеленым колпаком. Возле неё сидел сам вождь народов в защитном френче, за ним выстроились, как для группового фото несколько военных и гражданских лиц, а в кресле перед столом сидел брюнет с чеканным профилем. Зеленый ли свет лампы был тому виной, или естественное в такой ситуации помутнение восприятия, но Филе показалось, что профиль Севана необычайно бледен, а лица присутствующих похожи на маски в музее восковых фигур или восставших из могил мертвецов.

- Кхе... Мы решили пригласить вас, товарищ Вартанов для установления делового контакта, - проговорил Иосиф Виссарионович со своей известной всему миру ласкающе-изуверской интонацией. - Вижу, что надо кое-что прояснить. Или может быть вы, как начальник специального отдела странных явлений, сами объясните нам - мне и моим коллегам, что происходит? - Хитро улыбнулся рябой усач, щуря зоркие глаза.

- Я полагаю, что нахожусь в подземном бункере, выстроенном для руководителя СССР перед войной. Проделанный мною долгий путь в подземелье имел целью запутать следы - мы находимся, думаю, в районе Манежной площади?

- Но очень глубоко, - сказал худой офицер в мундире НКВД и маршальскими звездами на погонах. - Зовите меня Гелиус.

- Мы пользуемся здесь, в подполье партийные кличками или дружескими прозвищами, - объяснил вождь. - Товарищ маршал доложит основные пункты. Садись, Гелиус, зачем стоять, не на съезде. У нас дружеская встреча. - Он кивнул на свободное кресло в торце стола. Стриженный под бокс НКВдешник выполнил рекомендацию и обратил к Севану, казалось, грубо загримированное лицо. Его голос был похож на запись старого магнитофона, а глаза отражали свет лампы, как стеклянные. Устремлены они были прямо на сидевшего в центре комнаты человека.

- С тридцатых годов двадцатого века секретные службы Третьего рейха проводили работы в разных направлениях по выведению породы сверхчеловека высшей расы, которой предназначалось заселить землю, - размеренно проскрипел Гелиус. - Мы - род Алярмуса - единственное звено, выжившее в эксперименте. Сейчас воспроизводится четвертое или пятое поколение. Не стану приводить цифры, свидетельствующие о масштабах популяции и границах расселения. Беспокоюсь за ваш рассудок, коллега. Могу сообщить, что новые программы выживания, основанные на достижениях научно-технического прогресса и развращающем воздействии общественных институтов помогли нам в сокращенные сроки справиться с проблемам увеличения рода различными путями.

- Прости, что прерываю тебя, Гелиус, - вмешался генералиссимус. Думаю, будет разумно передать слово нашему историку, идеологу, для внесения некоторых уточнений. Иначе гость может понять не правильно, что происходит на планете, принадлежащей, как он полагает, роду "человека мыслящего". Прошу тебя, Лаврик.

От группы у стеллажа отделился мужчина в темном бостоновом костюме и круглых очках на полном белом лице. Он не стал садиться, а привычно занял место за спинкой кресла, как на кафедре, вдумчиво поправил дужку очков. Запах "Тройного" одеколона ударил в ноздри.

- Я не могу согласиться с Гелиусом относительно гносеологических корней армии Алярмуса. Мы здесь со времен сотворения мира. На правах наблюдателей и руководителей процесса цивилизации.

Верховный Архитектор, сотворив мир, позаботился о том, что бы в нем было не скучно - в застывшей благодати Эдема обитал наш прародитель. Именно он - ЗМЕЙ ИСКУСИТЕЛЬ - двинул маятник с мертвой точки, завел часы, отмечающие время противостояния Добра и Зла. Порода сверх существ всегда обитала на Земле в разных трансформациях как род, скрывающийся от людей. Нас назвали оборотнями, упырями, лярвами, вурдалаками, чертями, пришельцами - велико невежество человеческое. Ведь мы всегда были рядом, мы внедрились в плоть и кровь, мы наступали медленно и верно. Многие отпрыски людского племени несли в своих жилах частицы нашей крови. Вам хорошо известны имена двух лучших плодов скрещения последнего века - грузина Джугашвили и немца Шикльгрубера. На этом примере хорошо видно, как повлияли на ход земной истории малые дозы наследственного кода, дошедшие от Алярмуса.

36
{"b":"53966","o":1}