ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

36

Утром следующего дня Жетон отчитывал Теофила. Он сидел в киоске на стопке газет очень неустойчиво, рискуя завалить тесно уложенные поступления прессы.

- Ты б свою деревенскую клушу лучше дома держал. Вывел я тебя, как человека, в самую гущу... Можно сказать, хотел Ер.Орфееву представить. Вован твои стихи читал. И Петухов тоже. А ты сбежал, испугался уничижительной критики, - Евгений, отягощенный последствиями бурно проведенной ночи, потягивал баночное пиво. Лицо у него было жеванное, а усы, брови казались небрежно приклеенными. Бросалось в глаза отсутствие верхнего резца и припухлость губы.

- У тебя фейс, как у Брежнева, если побрить и зуб вставить. Вам "Домового"? Интереснейший номер. Триста рецептов китайской эротической кухни, - подал продавец журнал в окошечко. Сказки Людмилы Петрушевской классика.

- У Воронина травмы похуже - как из Чечни вернулся. Иностранных журналистов понавалило! Спонсоры по такому случаю к пиву водяры добавили. Четыре ящика. Возникли творческие дебаты. Насчет гения и злодейства. Совместимы ли? Американец один - Джордж Орвелл - разнервничался. Если, говорит, мы считаем, что художник может быть свободным от законов нравственности, обязательных для всех остальных людей, то мы достойны того, что бы нас совали носом в сортир. Зловоние и эпотаж для "ценителя" - знак творческой смелости и новаторства. А если уж при этом заметен талант, то эстеты вменяют ему в доблесть все, за что обычного гражданина привлекают к судебной ответственности. - Говорит американец и пальцем в мэтров тычет.

- То же мне, откровения! Ежу понятно, что талант пользуется экстремальными методами - шокирует и вовсю эпатирует ради того, что бы обратить на себя внимание. Будь он "порядочным человеком" - кто ж его заметит? Тут уж у них свое соревнование - кто гаже, - механически отреагировал Филя, рассчитываясь с покупателями.

- Вот, вот! Ты ещё скажи, что Воронин - большой мастер, но при этом маленький негодяй с рассчетливым умом. И объяви, что тебе не нравится смотреть на фекалийные массы и расчлененные трупы. Тебя назовут дикарем, неспособным к эстетическому восприятию искусства. Этого америкашку так и приложил наш Петухов: "Вы дики, господин Орвелл. От вас несет пафосом!" А тот очками гневно сверкнул: - А от вас - дерьмом!

И "Весну в Освенциме" прямо в художественное дерьмо питерца кинул. Можешь представить, что тут началось. - Жетон цыкнул прорехой в челюсти. Защищал честь отечественной культуры. Зуб все равно пластиковый был. Вот тебе и литературный фронт. Передовая.

- Дерьмовая у вас передовая. В самом прямом смысле.

- А у тебя стихи - говно... Это я уже говорил, кажется. Но мужики подтвердили, - лицо Жетона исказила неподдельное страдание. - Еле языком шуршу.

- Молчал бы лучше, - Филя наполнил чашку холодным крепким чаем и подвинул Евгению.

- А ты сноб. Замкнулся на разложившейся классике, остался в отмирающей культуре. Девочка у тебя сильно нервная. Ер. Орфеев на неё глаз положил после драчки с котом. Я ей намекнул, что поговорить, мол, с ней известный писатель желает. Она плюнула - вот те крест - плюнула! обмахнувшись крестом, Жетон демонстративно потер полу пострадавшей от плевка куртки.

- Орфеев... Где с ним можно встретиться?

- Он тебя читать не станет. Не тот полет. На предмет литературы он вообще с непьющими время не тратит.

- А на предмет побить морду?

37

- А вот и я! - Николай выбрался из иностранного, но без мерседесовской эмблемы автомобиля. Скромного, по классификации Фили. Кряхтя, размял спину и передал хозяину дома пакет со стеклянным звяканьем. Посмотрел на светящуюся низкими окнами хибару. Хмурый слякотный вечер кидался мелким дождем и тряс голыми ветками над изувеченным забором, тянуло дымком и масляной краской.

- Фазенда в стиле Совковый экзот. Помню я эту дырищу и бабулю твою с пирожками помню. Эх, и виллы в Каннах не пожалел бы, если б имел таковую, что бы вернуть те пирожки пухлые и невинность свою пионерскую.

- Осторожно, пальто не порви, здесь гвозди везде. Забор чиню. Краской воняет. Ставни Тея сегодня покрасила, - осторожно проталкивал Филя массивного гостя в дверь веранды.

- Погоди, - Николай извлек из своего пакета букет в зеркальном целлофане. - Для прекрасной дамы.

- Она спит. С солнцем ложится. Деревенская привычка. Мы на веранде посидим, что бы не будить. Я натопил пожарче, икебану вот хозяйка устроила. Завяли чего-то.. - Филя потрогал опавшие головки одуванчиков в старой вазе, изображавшей лебедя. Голова подсунута под крыло, блестит бусиной круглый глаз.

- Лебедя даже этого умирающего помню... - Николай сел за накрытый стол. - Ого, сколько наметали! Обслуживание на высоте.

- Картофель отварной, капуста провансаль, сосиски ностальгические.

- "Пальцы мертвеца" по рубль двадцать - помню, - Николай ткнул вилкой в кастрюльку с дымящимися сосисками.

- Нет уж, у меня темненькие, чуть копченые, как на ВДНХ, что в "городскую" булку тетеньки засовывали. Ой, как же я туда стремился, на Выставку эту - по сосисочному запаху шел.

- Чувственное вышло воспоминание. Ну, я коньячок разливаю, - за нас!

- За нас! И за тех, кто спит.

...Через час на веранде висел коромыслом дым, в тарелке Коли жались среди остатков "провансаля" задушенные окурки, кудри Теофила венцом стояли над вспотевшим лбом. Николай вышел "до ветру" и вернулся трезвый, как стеклышко.

- У меня школа хорошая. Приличную дозу могу на грудь взять, на меня не ровняйся, сохраняй чистоту помыслов. Разговор есть, - предупредил он, быстрым взглядом обшарив комнату.

- У меня тоже. Имеются серьезные соображения не алкогольного свойства. Я ж много не пил. Но сначала излагай ты - от первого микрофона.

- Тогда сразу о главном. Я про Логос твое сочинение сразу прочел. Тенденцию усек, в общем с критикой идеологического и культурного фронта согласен. Мистика там всякая - впечатляет. Но публиковать, думаю, рано. Надо ещё поработать, концепцию продумать.

- Да это же не для печати! Я тебе как другу... Это по делу нашему... разве не ясно - Арт Деко - тот же почерк!

- А... Так ведь нет никакого дела. Не поддерживают компетентные товарищи версию аномальных явлений. И вообще - сворачивают расследование. Есть мнение, не раздувать психоза на почве бытового мистицизма. Чувство страха и озлобленности не нужны нам сейчас, Филя! А если нужны, то не к сантехнике же! К конкретному врагу - кавказским наемникам, вахабитам, исламским группировкам. Народ-то что угодно заглотит. Но нам, людям думающим, необходимо сформировать правильную точку зрения, направить эмоции на точно очерченный образ врага. Для смури уже НЛО есть, есть "пришельцы" и прочие "реальные" угрозы цивилизации. Оставим их на совести ЦРУ. Ты мне втолковывал: технику убийства Коберна нельзя никак объяснить. А как насчет провокации конкурирующих ведомств? Отсюда и отсутствие улик, нагнетание таинственности, прямая издевка в виде анальных украшений! Они ж смеются над нами! Вот вам подарочек - нашпигованная жопа - любуйтесь, дорогие товарищи. И что ж вы, господа теперь делать будете?

57
{"b":"53966","o":1}