ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра в имитацию. О шифрах, кодах и искусственном интеллекте
Тёмный ручей
Универсальное устройство
Пока смерть не обручит нас 2
О, мой босс!
Континентальный сдвиг
Счастливая лиса Джунипер
Троица. Будь больше самого себя
Широкая кость
A
A

- Да кто "они"?

- Ну не армия же подземного Камармуса твоего, во всяком случае. Круто завинтил, ясновидец... Знаешь, от нищеты твоей ещё и не такое в башку въедет. Фантазия разыграется.

- Это не фантазии! Ты много не знаешь. Есть тайные силы. Есть, есть факты,... есть Тея в конце-концов! - упрямо бормотал Филя.

- Говоришь - загадочная дочь Источника... Эх, Моцарт... Проверил я, что за чудо такое к моему другу из глухомани нагрянуло, - линялые брови нахмурились и сигаретная затяжка была особенно глубокой. Дым Николай выпускал долго, словно колеблясь, стоит ли договаривать до конца. Важничал.

- И что откопал? Агентша ФСБ?

- Все намного прозаичней, Филя. Дед ненормальный, распустил слух, что прячется в болотах, так как открыл способ добычи золота и правнучку от плохих людей скрывает. Скрывал, верно. Да не потому, что волшебство тут задействовано. История твоей девчонки вполне с жизненным реализмом стыкуется. Пол сотни лет назад на хуторе жила семья - отец, мать и молоденькая дочь. Война громыхала в стороне, но занесло на хутор подбитого немецкого солдатика. Спрятали они раненного, выходили. В результате интернациональной дружбы забеременела девушка. Солдатика нашли наши партизаны и подстрелили на глазах любимой. Девочка родилась недоношенная, больная. Сама молодая мамаша умом сдвинулась. Ну, любила немчика своего, сам понимаешь, трагедия. Пришло время и девчушка эта сама дитя нагуляла. То ли от медведя, то ли от охотника, то ли от заезжего молодца. Родила и померла. У одинокого уже деда снова на руках девочка - правнучка. Слабенькая, от рождения в развитии отстающая. У него, думаю, давно крыша поехала - возраст преклонный, жизнь не сладкая. Тут любой сбрендил бы. Торговал старик травами. Говорил сельчанам, что родилась правнучка от Духа Источника и берег её, как зеницу ока. Ты ж сам деда видел - крутая шиза. Все золото искал, из трав золотистый краситель делал, что бы девочке мозги запудрить. А когда и до их глуши цивилизация дотопала, стал доставать золото в импортных баллончиках.

- Откуда ты все это знаешь?

- Ты ж мне про поездку в Карелию и скандал рассказывал. Пришлось проверить. Не сердись - у нас всех причастных к операции проверяли. Меня тоже. Так что, гостья твоя - немного отсталая в развитии, замороченная безумным стариком и плохой наследственностью, но вполне реальная вумен. А все остальное - источник, Камармус твой - байки. Народный эпос плюс вымыслы творческого человека. Поэтическая аллегория.

- Пусть так. Но как же с этим? - выдвинув ящик шифоньера, Филя достал планшет и извлек на свет пластикового красного абажура давние "сувениры".

- Узнаешь?

- Ого, как от времени зачерствела, - Николай поковырял ногтем коричневую фигурку - как чугунная стала. Буква Т здорово отчеканилась. Куча ж лет промелькнула!

- А это твоя, - Филя двумя пальцами расстелил перед Николаем продолговатый кожаный чехол с пометкой Н.

- Чулок какой-то... - гость брезгливо отпрянул. - Со змеи что ли шкуру содрал? Шутки у тебя, Теофил, не здоровые.

- Это не шутка. Я хотел предупредить тебя. Я много узнал про род Алярмуса. Они ведут тайное наступление, они заражают людей вирусом, превращающим в нелюдей! Они устраивают вылазки, что бы уничтожать нас самым страшным образом!

- Стоп! - Николай протянул руку над столом, рассекая дымовые пласты. - Минуточку...Что-то у тебя концы с концами не сходятся. Враги, значит, наши, зверски и показательно убивают тех, кто, по существу являлся их сподвижниками!

- Нет... - опешил Филя. - Допустим, Дженкинс и Коберн - сами приспешники Алярмуса. Может и американец насчет тюрем что-то плохое проповедовал - не знаю. Но Тамару я знаю! С актриской одной познакомился близко...

- Это ещё где и с кем?

- Не важно. Хорошая девчонка, даже набожная. Правда... Правда в фильме поганом снималась... Ее тоже хотели убить! Я сам видел! Сам! горячо зашептал Теофил, придвинув разгоряченное лицо. - Ну как тебе ещё доказать?!

Не расхохотался Николай, не отмахнулся, а сострадательно вздохнул:

- Если честно, не ты один подвергся психозу. Слышал я уже подобную версию. Весьма популярна в кругах творческой интеллигенции, что по инстоляциям разны толчется, - осуждающий взгляд окатил Теофила холодом. Кому-то сказочка эта очень нужна, что бы под шумок делать свои делишки. Бабки делать, добрый ты человек, капиталец в надежных банках сколачивать! А страшилку в гостиничном номере организовать - это им раз плюнуть. Не то, что "ограниченный контингент" в Афгане.

- Хорошо, допустим, какие-то группировки в верхах враждуют, подсовывая друг другу нераскрываемые злодейские преступления. Допустим кому-то нужно раздуть шумиху вокруг Арт Деко. Но... - Филя придвинулся к собеседнику вплотную, снял очки и заглянул в голубые глаза. - Но я-то сам видел. Я видел их, Коляныч, вот как этот "чулок" с твоей меткой. ясновидением я только прикрылся!

- И "чулок" - ловкая ДЕЗА, направленная против меня. Пойми же: тобой манипулируют очень ловкие и опытные люди!

- Нужен я им...

- Не ты - я! Поразмыслил я и смекнул: не зря Трошина в гостиницу пригласили, не зря мы с тобой у дверей лбами столкнулись! Не спроста твои стихи мне секретарша притащила, а они, незнамо как, на столе мэра оказались! Слушай меня внимательно, Филя: особый интерес проявляют враждебные элементы к правительственному аппарату, идейным и духовным лидерам. У меня много врагов. Возможна провокация, желание скомпрометировать. Ты ж сам знаешь, какие подводные течения скрывает большая политика.

- Уж очень ты непробиваемый стал. Ну и черт с тобой, начальник.

- А ты меня за живое не цепляй! - Николай побагровел и потянулся к вороту Филиного свитера, но тот вскочил, гордо вскинув голову, как молодой Пушкин.

- Да я ж тебе как другу... Как другу помочь хочу! У меня от всего этого заворот мозгов случился. Смотри, Колян, поздно будет...

Николай обмяк, опустился на табурет.

- Полагаешь, у меня ноу пароблем? Кругломордый, гладенький такой хозяин жизни. Ан нет, Филя. Они тоже - и на уровне живота и на уровне головы. Только на другом витке. А вьется эта спираль в бесконечность и не на всякого Бел Гедеса, оказывается, находиться свой Майкрософт. Есть мастера получать приключения на жопу без всяких поощрительных призов, - он похлопал себя ладонью по раблезианскому бедру. - Я то после быстротечного для меня афганского подвига больше на амбразуры не лез - бочком, бочком. по линии наименьшего сопротивления к удобному месту протискивался - и себе спокойнее и другим проблем меньше. Философия такая - разумный эгоизм, переходящий в глобальный пофигизм при определенном состоянии окружающей среды. А состояние среды, сам понимаешь, вредное. Смертоносное даже для отдельных индивидуумов... Ясно же уже всем как божий день - святоши в социуме не выживают! Нельзя выбраться из драчки с чистенькими руками. А кто ж тебе без драчки место под солнцем уступит, кусок жирного пирога отстегнет? Кто позволит двигать стаю ощерившихся двуногих животных к разумному, вечному? Сунься-ка в народ с позитивными реформами! Это тебе не Древняя Иудея - так руки и оттяпают. Чистота духа, о которой ты талдычишь, поэт, сплошная для нас абстракция. Отстраненность для неё прежде всего требуется, невмешательство, а следовательно - эгоизм. Для этого уходили праведники в пустыню и жили там на столбе в бочке. На столбе от соблазнов оборонялись! Чума, мор, пороки, варварство - им все по фигу. Святость духа молитвой поддерживали, а добрых людей искали с фонарем. С фонарем, Филя! Оно и понятно: откуда ж им взяться, если поводыри стадо бросили и от бед житейских в бочки попрятались...

58
{"b":"53966","o":1}