ЛитМир - Электронная Библиотека

Купцы входят, становятся на дорожке в двадцати шагах от трона, низко кланяются.

Крупно - его величество. Он сидит на троне, уперев руки в колени, сверкая шелком и золотом. Это красивый мужчина средних лет - ему за тридцать, ближе к сорока.

Левый министр:

- Ваше величество, торговцы из Когурё привезли товары к празднеству по случаю шестидесятилетия ее величества царицы-матери.

Купцы кланяются снова.

- Приветствуем ваше величество!

- Рад видеть тебя, Ёнган, - говорит царь Онджо. - Здоров ли твой батюшка?

Предводитель каравана, вежливо склонив голову:

- Здоров, благодарю вас, ваше величество.

Царь кивает.

Предводитель:

- Я привез вашему величеству письмо и подарок от вашего брата, царя Когурё.

Купцы Кёльсан и Чинмо выходят вперед. В руках у Кёльсана свиток, у Чинмо - шкатулка. Приближаются к трону, кланяясь, передают свою ношу царскому слуге. Он берет сперва письмо, кланяясь, вручает его царю, затем принимает шкатулку, ставит ее на столик перед троном. Царь разворачивает свиток. Читает. Усмехается кривовато, сворачивает свиток, кладет на столик. Открывает шкатулку. Улыбается, теперь уже без всякой кривизны в улыбке. В шкатулке - серебряная чаша, искусно изукрашенная снаружи и полированная внутри.

- Я благодарен брату, - говорит царь.

Купцы кланяются и, пятясь, выходят из зала.

Мальчик и его слуга входят во дворец. Стража у ворот низко кланяется, приговаривая: "Ваше высочество". Мальчик проходит, не оглянувшись.

Галерея перед входом в тронный зал. Купцы выходят из дверей. На галерее стоят, ожидая их, слуги и охранник. Рядом с ними - придворная дама. Дама кланяется:

- Моя госпожа желает вас видеть. Следуйте за мной.

Купцы спускаются вслед за придворной дамой по ступеням. Идут вдоль дворца, заворачивают во внутренние дворы. Мощеная дорожка подходит к внутренней стене, в ней круглая арка, за аркой виден сад. Они входят.

Сад маленький, но посередине его декоративный пруд, а посреди пруда - беседка, к которой с трех сторон подходят поднятые над водой дорожки, на одной из них выгнутый мостик. Дама ведет купцов на мост. Сопровождающие - слуги и охранник - остаются на берегу пруда.

Покои царицы, старшей жены государя Онджо. Цветные занавеси, золоченое дерево, роскошные вазы, шитая золотом скатерть на столе. Царица молода, очень хороша собой. Цветные шелка, замысловатые шпильки в волосах. Она нервничает. То садится к столу, то вскакивает.

Из-за двери женский голос:

- Его высочество царевич Тару здесь, ваше величество.

Царица вскакивает.

Входит мальчик, за ним следом слуга. Мальчик, кланяясь:

- Здравствуйте, матушка.

Царица:

- Негодник! Где ты был? Почему я должна искать тебя? - подходит ближе, гневно смотрит на слугу. Размахивается, влепляет ему пощечину: - Так-то ты следишь за его высочеством! Почему ты позволяешь ему бегать невесть где!

На покрасневшей щеке слуги ссадина от царского перстня. Мальчик косится на слугу, глаза виноватые. Слуга низко склоняется:

- Виноват, государыня, велите казнить...

Царевич:

- Он не виноват, матушка, я потихоньку ушел! Там прибыл караван с севера, я хотел посмотреть...

Царица:

- Когда же вы повзрослеете, ваше высочество! Когда же вы поймете, что вам нечего делать среди черни? Сколько еще я должна краснеть за ваше поведение? Смотрите, у вас грязь на подоле и царапина на щеке! - слуге: - Что стоишь? Приведи лекаря! Его высочество ранен!

Царевич, протестуя:

- Матушка, это же ерунда...

Царица:

- Боги, боги, за что караете? Ваше высочество, вы могли пораниться сильнее. Вы могли заразиться. Вы могли умереть!

Царевич, потупясь:

- Простите, матушка, я больше не буду... Не надо лекаря...

Царица вынимает из рукава платок и прикладывает к поцарапанной щеке. Нежно:

- Я же волнуюсь, сын мой. Вы должны понимать. Пожалуйста, больше не убегайте. Хорошо?

Царевич, взглянув на разбитую физиономию слуги, с тяжелым вздохом:

- Хорошо, ваше высочество.

Беседка над прудом. В беседке накрыт стол, расставлены мисочки со сластями, по боковой дорожке служанка несет поднос, на нем чашки и чайник.

За столом сидит женщина - явно важная дама. Ей шестьдесят, но выглядит она моложе, в черных волосах - седая прядь, лицо худощавое и несколько суровое. Наряд шелковый, но не бьет в глаза роскошью. Просто красивое платье.

Входят купцы. Женщина встает легко, как молодая, идет навстречу предводителю.

Купцы кланяются. Женщина:

- Здравствуй, племянник! Давно не виделись, - оглядывает его, чуть ли не вертит. - Хорошо выглядишь. Вижу, торговля процветает.

Предводитель купцов, кланяясь:

- Да, дела идут неплохо, тетя. А это мои помощники.

Помощники кланяются тоже.

- Я Кёльсан, госпожа.

- Я Чинмо, госпожа.

Тетушка кивает, возвращается к столу, садится. Показывает жестом на табуреты. Купцы усаживаются, первым, непринужденно - Ёнган, затем, стесняясь и робея - Кёльсан и Чинмо.

Входит служанка с подносом, выставляет на стол чашки с крышечками, чайник, еще какую-то посуду. Госпожа жестом отсылает ее, служанка, пятясь, уходит.

Тетушка:

- Ну, рассказывай.

Ёнган, поклонившись:

- В Когурё сейчас спокойно, тетя, но полагаться на Пуё нельзя. Вы же знаете царя Тэсо. Он не забывает обид, и, хотя его обидчик скончался десять лет назад, продолжает строить козни и лелеять коварные планы. Само существование Когурё обижает его. Впрочем... вам это, наверное, теперь не очень интересно, госпожа.

Тетушка:

- Почему же, мне как раз очень интересно. Значит, у Когурё, как всегда, проблемы на севере, выходит, царь Юри не смотрит на юг. Понимаю. А что в Лолане? С тех пор, как наш союз с Лоланом распался, до меня редко доходят новости... И скажи мне, откуда ты привез соль. И кстати, почем она нынче?

Ёнган:

- О чем сначала - о Лолане или о соли?

Тетушка смеется.

- Давай сначала про соль.

Уже темнеет. Купцы возвращаются из дворца, идут по городу к постоялому двору.

Ёнган:

- Ну, Чинмо, видел ли ты сегодня великого человека?

Чинмо, неуверенно:

- Царь?

Ёнган и Кёльсан одновременно прыскают.

Кёльсан:

- Я же говорил. Продул! Не забудь отдать рубины.

Чинмо:

- Ну ладно, если не царь, тогда кто? Тот генерал в доспехах?

Кёльсан:

- Какой еще генерал? Там был генерал? А, в самом деле, был какой-то.

Ёнган:

- Ты снова не угадал, Чинмо. Сколько тебе лет? Восемнадцать?

Чинмо:

- Уже девятнадцать! При чем тут это?

Ёнган:

- Молодой, глупый. Я вовсе не про них, я про царицу-мать.

Чинмо:

- Э?

Кёльсан хлопает его ладонью по лбу.

- Вот же дурень. Тетушка господина Ёнгана. Это же царица-мать, госпожа Сосоно.

Глаза Чинмо округляются, рот раскрывается, ноги останавливаются.

- Царица-мать? Госпожа Сосоно? А... царь Онджо... брат царя Юри... Когурё... Чольбон... Госпожа Сосоно?!

Ёнган:

- Угу. Моя досточтимая тетушка, царица Когурё, женщина, основавшая три царства. Милая женщина, правда?

Кёльсан, протягивая руку ладонью вверх:

- Рубины гони.

2 серия

Вире, царский дворец. Через двор неторопливо идет в сопровождении свиты из служанок старшая царица. С ней рядом - ее сын Тару. Они прогуливаются и мило беседуют.

Царица:

- Вам нравятся ваши тренировки с генералом Хэ?

Тару, с энтузиазмом:

- Да, ваше величество! Представляете, я вчера победил одного солдата из охраны, генерал сказал: молодец!

Царица улыбается, видно, что она сомневается в честности этой победы, но все равно гордится сыном.

2
{"b":"539669","o":1}