ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дикси рассмеялась - в скороговорке Скофилда была забавная неуклюжесть, плохо сочетающаяся с обычной чопорностью манер. Он все ещё видел в ней кинозвезду и как любой обыкновенный банковский служащий, исключая Эрика, млел перед загадочным миром богемы.

- Пожалуй, мне лучше изложить вам свои соображения по поводу цветов лично. Кроме того - надоела диета. Так когда нам лучше отведать свежих угрей ?

- Думаю ... Думаю, это необходимо сделать прямо сегодня. - Решительно отрезал Эжен. Сезон угрей уже проходит.

- А вы умело организовываете наступление, не оставляя женщине ни малейшего шанса покапризничать и набить себе цену !

- Боже мой, Дикси ! О, Боже мой ! Вы не женщина - вы грандиозная многомиллионная финансовая операция ... А здесь, я, действительно всегда иду напролом.

- Вы так обидели меня, Эжен. Мне просто необходимо было уличить вас в грубейшей ошибке. Я не "финансовая операция" как вы изволили выразиться - я женщина !

Дикси, действительно приложила все усилия к реанимации своей красоты. Пошли в дело заброшенные парфюмерные изыски - кремы, лосьоны, духи. Почти час она пролежала в ванне, вылив туда тройную дозу ароматизированного миндального молока. В шкафу оказались вещи, встреча с которыми принесла удовольствие. Дикси словно вылезла из берлоги после долгой спячки и обнаружила пробуждающийся, пронизанный солнцем лес.

Этот сентябрь и впрямь напоминал весну. Даже парочки влюбленных непременная деталь парижских улиц, удвоили свою активность. За окном ресторанчика, забыв обо всем на свете, целовались двое. Джинсовая куртка девушки расплющилась на толстом стекле, а парень, все прижимал и прижимал свою подружку, впиваясь в её губы.

- Похоже, они сейчас продавят витрину и вывалятся прямо на нас, - Эжен опасливо посмотрел на Дикси, сидящую спиной к окну и предложил поменяться местами.

- Ну, нет! Так я вижу лишь пустой зал и очаровательную престарелую пару в противоположном углу. А вы предлагаете мне волнующее зрелище чужой безрассудной молодости ... - Дикси потупила глаза. - Ведь за все эти годы, что мы не виделись, я превратилась из девчонки в зрелую даму. Если выразится деликатно.

- Вы превратились в удивительную красавицу, - Скофилд вздохнул, словно расцвет Дикси означал его поражение. - Я смотрел ваши фильмы. Медсестра в "Гневном марше" очень хороша. Фильм серьезный, поднимает глубокие психологические и социальные проблемы. А ваша героиня так трогательно запуталась ...

- Вы считаете, что легкомыслие этой француженки, полюбившей террориста, трогательно ?

- Но ведь она погибает, заплатив за ошибку.

- А вам не кажется безнравственной женщина, в первое же свидание уступающая мужчине ?

- Она была уверена, что влюблена по настоящему. И вообще нравственность - это нечто совсем другое. Зачастую её путают с ханжеством.

- Странно, мой отец думал иначе ...

- Господину Девизо приходилось ошибаться, - Скофилд сосредоточился на принесенных официантом блюдах, комментируя их Дикси. У него была нежная кожа, прямые пепельные волосы, разделенные косым пробором и внимательные светлые глаза под толстыми линзами очков. Золотая оправа поблескивала, придавая облику респектабельного джентльмена оттенок холеной добропорядочности.

- А вы стали чрезвычайно представительным господином Эжен. Даже очки вам идут - именно так должен выглядеть положительный герой в фильме о банковской империи.

- Я постарел. Скоро сорок. А порой кажется, что и все шестьдесят. Сьюзен ушла из жизни так неожиданно ... Я не думал, что когда-нибудь смогу снова получать удовольствие от жизни - от своего дела, деревьев в саду, от этих деликатесов, женщин ... То есть, я имел ввиду единственное число. Скофилд смутился. - Не знаю, стоит ли лезть с откровениями, но вы, Дикси значите для меня очень многое... Нечто, вроде первой влюбленности. Мне было двадцать пять. Да, именно тогда я начал работать под руководством Девизо, а вы, кажется, учились в школе. Помню даже цвет вашего форменного платьица и кудрявый хвост на макушке. Меня мучила зависть к вашим дружкам-гимназистам, а теперь мне кажется, что мы учились вместе давным-давно и я катал вас на раме своего велосипеда. - Скофилд неожиданно засмеялся. - Столь длинную речь в последний раз я произносил на Совете директоров.

- И столь же лирическую ? - Дикси кокетливо взмахнула ресницами, глянув на собеседника исподлобья. Давно никто не изъяснялся с ней так старомодно. И надежно. Да, именно - надежно. Это ощущение исходило от Эжена, согревая Дикси и превращая её в девчонку. Он, конечно, умел уважать, защищать и даже прощать слабости. Рядом с таким мужчиной женщина щебечет как птичка и совершает милые глупости.

За окном зажглись фонари, в покрытыми мелкими каплями стеклах расплывались карамельками липкие отражения рекламных огней.

- Вот так все и произошло, - закончил свой рассказ Эжен. В судьбу я не верю. Просто - жестокая случайность. - Он свернул и спрятал в карман носовой платок, которым промокнул навернувшиеся слезы.

Пять лет назад Эжена перевели в Париж, на должность директора французского филиала банка "Конто". Здесь он встретился с девушкой капризной, очаровательно-взбалмошной. Дочь крупного бизнесмена Сюзанна Лебланш объездила весь мир, увлекаясь то автомобильными ралли, то самолетами, то лошадьми. Замуж за Скофилда она вышла тоже набегу - между соревнованиями формулы №;1 и конным аукционом в Аргентине. Понимая, что Сюзанне необходим солидный спутник жизни, отец всячески способствовал этому браку. Экстравагантная девица согласилась, вытребовав для себя определенные свободы. А Эжен ничего не замечал - он просто потерял голову от счастья. Два года его брака стали хорошей школой легковерного супруга. Молодожены приобрели шикарную виллу в пригороде Парижа, им так же принадлежал дом на Ривьере и ранчо под Мадридом, с обширной коневодческой фермой, куда и зачастила Сьюзи. Чем больше независимости отвоевывала для себя жена, тем сильнее боготворил её Скофилд. Сына почтенных буржуа, робкого и щепетильного, ужасала и восхищала беспардонная наглость, с которой его жена манипулировала жизнью окружающих людей. Сильные натуры, влекли Эжена.

21
{"b":"53967","o":1}