ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да пошел он к черту, этот господин Артемьев! Не нужны мне его пятьдесят процентов и его тараканья жизнь, его признания и скрипичные страсти... Хозяйка Вальдбрунна сумеет устроить себе веселую жизнь! Доказывая это, я затеяла вкуснейший пирог - просто так, потешить себя-любимую.

Длинно и настойчиво зазвонил телефон. Я поняла, кто может пробиваться в Париж издалека, но ошиблась.

- Дикси, это ты? Голос очень бодрый - поздравляю. Случайно узнал о завершении твоей бумажной волокиты. Ты теперь что, баронесса?

- Чаки, спасибо, дорогой, можешь звать меня маркизой. Маркизой де Сад. Ты где?

- В данный момент в Гонконге. Но послезавтра буду в Вене - целых три дня! Вырвал отпуск у режиссера из-за тебя. То есть, из-за вас, маркиза! Не терпится взглянуть, как живут австрийские аристократки. Встретимся в Вене, Дикси, пожалуйста!

- Уговорил. Тем более, мне необходимо появиться в там для завершения последних формальностей. Устроим маленькую вакханалию в замке. Позвонишь мне в гостиницу, да, как всегда, в "Сонату", я не изменяю привычкам.

"А не дурно все начинается! Вальдбрунн приманил Чака. И вовсе неплохая идея отпраздновать новоселье в собственной усадьбе, пригласив ближайших "друзей" - завистников, и тех, кто плевал в тонущую Дикси, кто шептал гнусности за её спиной, - пусть порадуются. И, конечно, Чака, Сола, Рут и Алана. А ещё Скофилда и супругов Артемьевых!" - я демонически рассмеялась и подумала, что неплохо было бы порыдать, промочив подушку - выплакать всю накопившуюся горечь и с облегчением перевести дух.

Не удалось облегчиться в рыданиях : опять телефон. На этот раз Ал.

- Детка, я отснялся. Завтра утром улетаю. Ты бы не хотела попрощаться со мной? - Его голос звучал осторожно, будто предчувствуя отказ.

- Ал, я сегодня получила наследство и должна срочно навестить тетю, требуется её подпись на документе, - с лету наврала я. - Приглашу тебя прямо в свое поместье, как устроюсь, обещай не отказываться.

- Понимаю, понимаю, - пробурчал Алан. - Ну что ж, привет тете!

Я вскочила от трели таймера и вытащила из микроволновки чудесно подрумяненный слоеный пирог с осетриной и шампиньонами, но едва успела поставить его на поднос, как заурчал радиотелефон, брошенный на кухонном столике. Положительно, я сегодня именинница.

- Будьте добры, попросите к телефону мадемуазель Дикси, - его угрожающе одичавший английский звучал издалека, будто с другой планеты.

- Майкл? Ты где?

- Я в Москве, Дикси, мои на даче. Саша отлично сдал экзамены. Едет на гастроли с ансамблем в Бельгию... Я покрасил автомобиль.

- Спасибо, что звонишь. Можешь меня поздравить. Только сегодня получила бумаги на владение наследством. Они ждут подтверждения с твоей стороны.

- Странно - значит, это все не сон... Дикси, меня мучит... Нет, не то. Что ты делаешь?

- Пирог с осетриной. А вообще - снялась в эпизоде. Сыграла русскую женщину, провожающую на войну мужа. Кстати, вместо той актрисы, что ты вспоминал. Она запоздала с визой. Меня даже снимали без грима.

- Да, я знаю. То есть, я хочу сказать, что вы очень похожи. И ты хорошо умеешь играть.

- Эй, дядюшка, у тебя трудности с языком, а ведь ты обещал усиленно заниматься.

- Здесь много проблем с моей деревянной скулящей подружкой. Готовлю новый репертуар.

- Когда ты приедешь?

- Не знаю, как получится с документами - архивы пока молчат. Может, я вообще окажусь не тот Артемьев. А венок бронзовый привинтили к ограде. Я там был. Все на месте. Наши выгравированные имена совсем рядом. На века.

- Спасибо, даже если ты другой Артемьев.

- Будь счастлива, Дикси... Я... я... немного скучаю.

- Я тоже.

Связь оборвалась. Я осталась одна, как на опустевшем перроне... Ну зачем он только звонил! Тьфу! Обожгла руку о пирог, разбила тарелку...

Что-то случилось в атмосфере - мой телефон буквально обрывают первосортные поклонники. Вот! Еще один!

На этот раз оказался Сол.

- Детка, я у твоего дома. Промок до нитки. Нет, не в реке. Ты что, не заметила, что на улице льет, как из ведра? Не стал бы навязываться, но я проездом и срочное к тебе дельце имею... Спасибо. Что-нибудь прихватить? Это уже приобрел.

С плаща Сола действительно капала вода, лишь букет, купленный за углом, был сух и кожаная сумка, которую он умудрился засунуть под плащ.

- Э, да у тебя здесь Версаль! Вот, что значит разбогатеть! - Оценил он с порога мои ремонтные успехи.

- Решила устроиться по-человечески. Нахватала долгов. Но теперь могу все раздать.

- Не ожидал, кстати, что Артемьев вернет тебе деньги.

- Откуда ты знаешь?! - преградила я Солу вход в гостиную, но он отстранил меня, - "Потом" и тут же расплылся в улыбке привиде пирога: Здесь кого-то ждали. Сумасшедшй запах!

- Ну что там у тебя, Сол? - приступила я к делу как только Соломон подел к столу. - Надеюсь, ты привез бумаги для расторжения контракта с твоей "фирмой"? Баронессе Девизо не к лицу повадки мелкой авантюристки. Опускаем занавес, дружище.

- Дай мне проглотить кусок. Я же с дороги. А пока выпей и подумай: если фирма заинтересовалась скомпрометировавшей себя звездочкой, неужели она выпустит из своих клешней баронессу?!

- Что значит "не выпустит"? - оторопела я.

Ах, Дикси! - Сол наконец-то дожевал, вытер скомканной салфеткой рот и сделал трагическое лицо. - Ты не представляешь, детка, как я тебя отстаивал! Предлагал другие кандидатуры, твердил о твоих душевных недомоганиях, нежелании продолжать игру, но они вцепились как акулы!

Кулаки сжались сами собой. У меня было такое ощущение, что дело дойдет до драки. Во всяком случае, нам придется крепко схватиться.

- Садись поближе к лампе. Лучше рассмотришь цифры. - Он протянул мне бумагу.

- Что это?

- Чек на 10000 долларов от фирмы за отснятый материл.

- Они же признали сцены с Чаком мурой.

- Зато оценили кое-что другое. Где у тебя "видак"? - Сол протянул мне кассету и предупредил. - Копии, естественно, у них есть.

Я нажала кнопку и на экране тут же засиял наш островной Эдем. Молодчина, Сол, справился так, будто торчал все время чуть ли не между нами.

- Красиво, черт побери, красиво! - с причмоком прокомментировал он сцену на коряге. - Каково мне было это снимать? - Сол развел руками, показывая на вспухшие в паху брюки. - По-моему, у всей комиссии тоже стояло (у кого вообще может), но они вопили, что сыты эротикой по горло, тем более, "приморско-пляжной". А вот это смотрели с чувством.

77
{"b":"53967","o":1}