ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вайолет охотно кивнула.

— Я и так стараюсь не волноваться по пустякам, — сообщила она. — Но когда проснулась и увидела, что его нет… Я правда очень испугалась.

В нескольких шагах от них Сэм играл с собакой, и было ясно, что им очень хорошо вместе.

— Чарли, можно мы с Бастером сбегаем к конюшне и обратно? — спросил Сэм.

Чарли взглянул на Вайолет, затем — на Сэма.

— Вот твоя мама, спрашивай разрешения у нее. Сэм тут же уцепился за руку Вайолет.

— Можно, мам? До сарая и обратно?

— Ладно, беги.

До сарая было не больше ста шагов, и Вайолет какое-то время смотрела им вслед. Затем перевела глаза на Чарли.

— Вы ведь привезли Бастера для Сэма. Сторожить тут нечего, — сказала она.

Он со стоическим спокойствием сложил руки на груди.

— Даже если и так? Что с того? Разве не все равно, почему я привез сюда Бастера? Или вас с Сэмом? Важно одно — вы здесь. Но не надолго.

Не надолго! Слова подействовали на нее, как пощечина, и мигом вернули к реальности. Действительно неважно, почему он был столь любезен, что приютил их у себя. Главное — то, что Чарли не строит никаких далекоидущих планов. Да и она тоже. Хотя прекрасно понимает, что теперь им будет ох как нелегко проститься с Чарли Парди.

Ветер растрепал ее волосы, напомнив, что она лишь несколько минут назад поднялась с постели. С той самой постели, куда ее вчера вечером принес Чарли. А потом ушел, шепотом пожелав спокойной ночи.

Глядя на него сейчас, невозможно было поверить, что он вчера держал ее в объятиях, стараясь утешить. Судя по замкнутому выражению его лица, Чарли сожалел о случившемся. И уж во всяком случае, не собирался это повторять. Вайолет стало грустно от подобных мыслей, но она ничем не выдала своего разочарования. Лишь равнодушно пожала плечами.

— Вы уже завтракали?

— Выпил кофе, а Сэму налил фруктового сока.

— Пойду приготовлю что-нибудь. — И она медленно побрела к дому.

Не дойдя до дверей спальни, Вайолет услышала шум приближающегося автомобиля. Движимая любопытством, она подошла к окну.

Из пикапа — того же, на котором она приезжала вчера, — вылезла мать Чарли. Вайолет было заторопилась к себе в спальню, чтобы переодеться, но, взглянув еще раз в окно, поняла, что Джастина не собирается оставаться. Вручив Чарли какую-то бумагу и перекинувшись несколькими словами с Сэмом, она уселась обратно в машину и положила руки на руль.

Чарли наклонился к окну и что-то сказал матери, та в ответ лишь покачала головой. Через несколько секунд он отошел в сторону и поднял на прощание руку.

— Что-нибудь случилось? — спросила Вайолет, когда Чарли вошел в дом.

— Да нет, — удивился Чарли. — А почему вы спрашиваете?

Да потому, что в ее жизни постоянно случается что-нибудь плохое. Так что ей трудно верить, что все может быть нормально.

— Меня просто удивило, что ваша мама так быстро уехала.

— Ей некогда. Она ждет отца. Даже после стольких лет совместной жизни они с трудом переносят разлуку.

Вайолет тоже страдала, когда Брент проводил ночи вне дома, но совсем по иной причине. Он ведь ей изменял, а значит, если его нет дома, он с другой женщиной.

— Это, наверное, замечательно, — пробормотала она.

Чарли скользнул взглядом по стройной линии ее белой шеи, затем опустил глаза ниже, к ложбинке между округлыми грудями. Он вдруг живо представил, как хорошо было бы, каждый раз возвращаясь с дежурства, находить эту женщину в своей постели.

— Вы сказали это так, словно завидуете родителям.

— Наверное, завидую, — пожал он плечами. — Немного.

— Но ведь это ваши родители. Радуйтесь, что они так счастливы.

— Я завидую не им. А тому, что у них есть. Глупо, да? — хмыкнул он.

— Почему же глупо? Ведь каждому хочется быть любимым, желанным, необходимым. Это нормально.

Он повернулся к ней спиной, плечи его судорожно поднимались и опускались, словно ему вдруг стало тяжело дышать. В этот момент Вайолет поняла — вчера она не ошиблась, когда предположила, что сердце Чарли полно невыплаканных слез.

Ею неожиданно овладело желание утешить его. Оно оказалось сильнее голоса разума, который призывал ее остерегаться близости с этим мужчиной. Она молча подошла к нему и тихо положила ему на спину ладонь.

— Что вы делаете? — с изумлением обернулся он.

Не смущаясь этим вопросом, она не отняла руки.

— Пытаюсь дать вам понять, что вы не одиноки.

— Еще бы! — Чарли нарочно говорил с издевкой. — Моя семья размерами не уступает штату Техас. Я отнюдь не одинок. Да и будь иначе, тоже не страдал бы. Мне и одному неплохо.

— Будь это так, вы не стали бы завидовать близости ваших родителей, — возразила она.

— А я и не завидую. Даже не знаю, с чего это я вдруг ляпнул такое. И мне тем более непонятно, почему вы на этом зациклились, — резко произнес он.

Вайолет не смогла бы объяснить, что с ней произошло, почему ей вдруг захотелось, чтобы Чарли открыл ей свою душу. Ведь на самом деле ей совершенно незачем знать, что скрывается под этой крепкой броней. Узнав правду, она начнет его жалеть и привяжется еще сильнее. А это было бы непоправимой ошибкой.

— Разве техасским рейнджерам дозволено лгать?

Чарли с каменным лицом схватил ее за плечи.

— Вы ничего не знаете обо мне и о моей жизни! А знали бы, так поняли, что я никогда не буду таким, как отец. Слышите, никогда! Потому что со мной рядом нет женщины, которая бы понимала, что значит для меня работа рейнджера. Которая любила бы и поддерживала меня, несмотря ни на что.

— Тысячи женщин выходят замуж за полицейских. А вы просто не способны привязаться к женщине по-настоящему и используете работу как оправдание. Только обманываете вы в первую очередь самого себя, — спокойно возразила Вайолет.

— Как же, как же! — Чарли издевательски усмехнулся. — Вы, не сомневаюсь, захотели бы связать свою жизнь с мужчиной, которого пять дней в неделю не бывает дома. И чувствовали бы себя при этом счастливой.

Нескрываемый сарказм в голосе Чарли пробудил у Вайолет желание залепить ему пощечину. Но она не только не сделала этого, но даже нашла в себе силы не рассердиться. Потому что он был прав. И они оба это понимали.

— Я, быть может, нет, — дрожащим голосом ответила она, — а какая-нибудь другая женщина — сумела бы.

Лицо Чарли приняло еще более насмешливое выражение.

— Еще бы! И что это будет за женщина, Вайолет? Красивая, умная, сексуальная? Будет ли она той женщиной, с которой мне захочется провести остаток жизни?

Почему-то Вайолет не хотелось думать о том, что Чарли может встретить другую женщину. Такую, с которой он захочет провести остаток жизни. И он станет обнимать ее, а она будет в ответ улыбаться, целовать, заниматься с ним любовью. Ее пронзило острое чувство собственности. И страха. Она не та женщина, которая нужна Чарли. Ей не место рядом с ним. Ибо, узнав, от какого кошмара она спасается бегством, он не только отвернется от нее, но и вполне может взять под арест.

— Мне неизвестно, какие женщины вас привлекают. И потом, вы уже много раз говорили, что вам никто не нужен.

— А если я скажу, что меня привлекаете вы? — В его глазах вспыхнул огонь, и Вайолет почувствовала, что слабеет с каждой минутой все больше.

— Я отвечу, что вам или скучно, или вы сами не знаете, чего хотите.

— В данный момент я как раз очень хорошо знаю, чего хочу, — усмехнулся он.

Не дав ей опомниться, Чарли запустил руки в вырез ее халатика. Почувствовав на плечах его пальцы, Вайолет вздрогнула.

— Вы сами не понимаете, что… что говорите. И что делаете, — пролепетала она, млея от этого нежного прикосновения.

— Ошибаетесь, прекрасно знаю. И знаю также, что вести себя так с вами — безумие. Но чувства сильнее меня.

— А что же вы чувствуете? — тут же сорвалось с языка Вайолет.

Краем глаза наблюдая за ситуацией во дворе, она видела, что Сэм благополучно играет с Бастером, позабыв про взрослых.

Не сводя глаз с лица Вайолет, Чарли скользнул руками ниже.

22
{"b":"5397","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Карлики смерти
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Что скрывают красные маки
Uber. Инсайдерская история мирового господства
Лестница в небо. Краткая версия
Факультет уникальной магии. Возвращение домой
Спасенная горцем