ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Корректировщик. Блицкрига не будет!
Нож. Лирика
Чертов дом в Останкино
Магическая уборка для детей. Как искусство наведения порядка помогает развитию ребенка
Как устроена экономика
Хоумтерапия. Как перезагрузить жизнь, не выходя из дома
Сыщик моей мечты
Однажды в Америке
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
A
A

— Да нет, она не кусается, да и вообще безобидная. В детстве я очень любил играть с такими ящерицами. Даже держал одну под кроватью в коробке из-под обуви и кормил мухами.

Сэм состроил недоверчивую гримасу — он явно не верил, что Чарли тоже когда-то был маленьким.

Вайолет тем временем извлекла из сумочки несколько банкнот и подошла к Чарли. Ей, разумеется, ничуть не улыбалась перспектива одной дожидаться прихода буксировочной машины. Но и задерживать дольше незнакомца тоже было неловко. Он и так потерял много времени, помогая им. К тому же ей не хотелось бы, чтобы этот полицейский и Сэм подружились. Разговорчивый мальчик легко мог проболтаться и рассказать этому рейнджеру то, что тому вовсе не обязательно знать.

— Вот плата за звонок, — сказала Вайолет, протягивая деньги. — Если мало, я добавлю.

— Мне не нужны ваши деньги, — отрезал помрачневший Чарли.

— Вам, может, и не нужны. — Вайолет повернулась к автомобилю, спиной к Чарли, чтобы не видеть обиженных голубых глаз. — Но я предпочитаю заплатить.

Резкий холодный тон, которым говорила Вайолет, больно задел Чарли. Он никак не заслужил подобного обращения. Да и ей самой эта высокомерность совсем не шла.

— Вы так не любите принимать услуги от посторонних? — Он ласкал ее взглядом: ее глаза, губы, фигуру…

— Да нет, мне просто не хочется злоупотреблять вашей добротой, рейнджер Парди. Вы и так из-за нас потеряли много времени. Прошу вас, не думайте, что ваш долг — дожидаться вместе с нами машины. Мы и одни здесь не пропадем.

Она прогоняет его! Ему бы с облегчением рассмеяться, сесть в машину и умчаться на родное ранчо.

Вместо этого он почему-то решил, что не может вот так уйти и оставить их на произвол судьбы. Трудно сказать, что было тому причиной — то ли милое личико Сэма, то ли красивые ноги его мамы. Но он вдруг почувствовал, что, если после его отъезда с ними что-нибудь случится, он никогда себя не простит.

— Да нет уж, я подожду, пока придет машина, — произнес он и сел рядом с Сэмом. — На вашем месте я бы тоже перебрался в тень. Вы и не заметите, как жара свалит вас с ног.

Вайолет уселась по другую сторону от Сэма.

— Вы приехали в Нью-Мексико по делам? — спросила она.

Чарли не испытывал ни малейшего желания говорить о своих делах. Он так устал от работы. Да и женщину эту его дела ничуть не интересуют, она спрашивает просто так, из вежливости. Мама — единственная в мире женщина, которую волнуют его дела.

— Да нет, я еду домой.

— Домой? А вы разве живете не в Техасе?

— В основном да, но мой родной дом — ранчо Парди. Как только у меня появляется свободное время, я словно на крыльях лечу сюда.

Когда ему нужно было снять стресс и расслабиться, Чарли всегда приезжал на родное ранчо. Здесь он целыми днями мог ходить босиком по родной земле и любоваться голубым небом над головой. Иногда он любил вспоминать, как стал рейнджером. Но главное, что всегда его сюда тянуло, — это возможность уйти от суеты и побыть одному. А на сей раз, устало подумал он, одиночество необходимо ему больше, чем когда-либо.

— А мы с мамой путешествуем, — весело сообщил Сэм. — Хотим узнать много нового.

Глядя на ребенка, Чарли попытался представить жизнь Вайолет. Что осталось за ее спиной? Разбитое сердце, проблемы с мужем, тяжелая жизнь? Эй, Чарли, одернул он себя, кончай это дело, парень, не задавай лишних вопросов, ты ведь не на следствии. Тем более, что она, быть может, просто едет повидаться с друзьями или отдохнуть. Хоть на несколько недель ты должен забыть о том, что ты техасский рейнджер, пожить как обычный мужчина, внушал себе Чарли.

— Путешествовать, наверное, интересно, — откликнулся он наконец на реплику Сэма.

— Было интересно, пока машина не сломалась, — заметила Вайолет. — А ведь ей всего три года. Я за ней очень слежу и уж никак не ожидала, что она меня так подведет.

У Чарли чуть не сорвалось с языка язвительное замечание — надо, мол, всегда быть готовым к худшему, — но он вовремя спохватился. Не его это дело, да и она уже, наверное, слышала нечто подобное от мужа или отца ребенка, кем бы он ни был.

— В такую жару даже с самой лучшей машиной может случиться все что угодно, — мудро рассудил Чарли.

— Мамочка, мне хочется пить, — заявил Сэм. — Мы еще долго будем здесь сидеть?

— Не знаю, Сэм. В машине есть вода, я сейчас принесу.

Как только Вайолет отошла, Сэм поднял с земли прутик и начертил: «Моя мама хорошая».

Чарли не удивился. Ему в этом возрасте тоже казалось, что его мама — самая замечательная на свете. Да и сейчас он думает о ней так же. Он любит и уважает отца, они всегда были лучшими друзьями, но, если Чарли хотел поплакаться кому-то в жилетку, он всегда шел к матери.

— Да, очень симпатичная у тебя мама, — согласился Чарли рассеянно. Он мысленно перенесся в маленький домик на родном ранчо, где нет телефонных звонков, факсов и сотовых телефонов. Где нет, впрочем, и городского транспорта, смога и тяжкого бремени работы. Много месяцев минуло с тех пор, как он был там в последний раз, а сейчас одиночество будет для него целительным бальзамом.

— Сегодня мама совсем не плакала, — доверительно сообщил Сэм.

— А что, мама часто плачет? — осторожно поинтересовался Чарли.

Сэм кивнул, и та серьезность, с которой мальчик произнес эти слова, глубоко тронула Чарли. Он даже не подозревал, что еще способен на сочувствие. Весь последний год ему казалось, что его сердце окаменело.

— Да, — ответил Сэм. — С тех пор как мой папа ушел от нас, чтобы жить с ангелами на небе, мама часто плачет. Раньше такого не было.

Чарли не нашелся что ответить, да и не пришлось: подошла Вайолет с бутылкой фруктовой воды. За три года работы детективом он в совершенстве овладел искусством выуживать из людей нужные сведения, но подталкивать к откровенности ребенка было противно. Да и вмешиваться в чужую жизнь он не хотел. Чужих страданий ему хватает и на работе.

Минут через пятнадцать на шоссе показалась аварийка. Чарли с готовностью вызвался помочь низкорослому механику в замызганном комбинезоне. Они заменили порванный ремень, но их попытка завести двигатель окончилась неудачей.

— Какая температура была в машине? — обратился механик к Вайолет.

Она беспомощно посмотрела на Чарли, затем перевела взгляд на механика.

— Не знаю. Я услышала предупредительный сигнал, потом из-под крышки капота повалил дым столбом. Больше я ничего не могу сказать.

Механик покачал головой.

— Боюсь, мадам, здесь дело серьезное.

— Что вы имеете в виду? — встревоженно воскликнула она.

— На ремонт уйдет не меньше двух дней, это уж точно. Да и то если не придется ехать за нужными деталями в Альбукерке. А ехать, скорее всего, придется.

Сердце Вайолет сжалось.

— Ремонт будет дорого стоить?

— Да, влетит в копеечку, — мрачно кивнул механик. — Сотен шесть, а то и семь баксов — это только за детали, не считая работы.

— Ничего себе. — Вайолет не была готова к неожиданностям такого рода. У нее была с собой приличная сумма денег, но на ремонт ее не хватит. Правда, у нее имелся счет в банке, но без крайней нужды она не хотела снимать деньги, чтобы не навести Рекса на свой след. — Тогда я попрошу вас отбуксировать мою машину в Рюидосо и поставить ее на время в какой-нибудь гараж. У меня сейчас нет денег на серьезный ремонт.

Чарли не произнес ни слова. В конце концов, ему дела нет, как она распорядится собой, своей машиной и ребенком! У него как-никак отпуск. Меньше всего ему сейчас хочется вникать в чужие проблемы. Но если ей необходима помощь или просто совет, он не в силах оставаться безразличным.

— Если вас, Вайолет, где-то ждут, вы можете спокойно доехать туда автобусом, а на обратном пути забрать машину, — промолвил Чарли.

Вайолет взглянула на него, и Чарли почувствовал, что оставаться безучастным он уже не сможет.

— Автобус нам ни к чему. Нас никто не ждет. Как вам уже сказал Сэм, мы просто собрали вещи, сели в автомобиль и поехали путешествовать. Как вы думаете, в Рюидосо есть какая-нибудь работа для женщин? Мне нужно будет заработать денег на ремонт.

3
{"b":"5397","o":1}