ЛитМир - Электронная Библиотека

Мигель опустил глаза, а Анна подумала: если он тогда и испытал приступ ревности, то сейчас явно жалеет об этом.

— Я уже начинаю привыкать к твоему характеру, — пошутила она. — Мне кажется, что ты не можешь не командовать мною.

Анна никогда еще не разговаривала с ним с такой мягкой улыбкой, и Мигель поневоле смутился.

Они оба понимали, что за последние несколько минут их взаимоотношения изменились. Неважно, что ждет их впереди, но он уже никогда не сможет забыть ее руки на своих щеках, ощущение ее губ на своих, ее жаркий шепот…

— Увидимся завтра, когда ты вернешься, — отрезал он и вышел из конюшни, не дав ей возможности возразить.

На следующий день Анна вернулась из Руидозо почти в полдень. Она привезла с собой антибиотики, которые прописал доктор Далтон, и мазь. Доктор был немного раздражен тем, что Мигель без его ведома снял подкову и поставил диагноз, но признал, что тот абсолютно прав. Анна прекрасно видела его смущение от собственной легкомысленности.

К удивлению Анны, дома ее встречали кузина Эмили и Гарлен. За ними шел Мигель. Значит, он прекрасно знает членов ее семьи.

— Анна! — Эмили подбежала к ней и крепко обняла. — Ты с каждым разом становишься все красивее!

Анна видела свою старшую кузину впервые после свадьбы Чарли и Вайолет. Гарлен тогда только родился. Теперь он был пухлым малышом, а Эмили светилась от счастья. Она так долго страдала, прежде чем ей удалось воссоединиться со своей любовью.

— Да уж, настоящая красавица, особенно в этой грязной одежде. Но тем не менее спасибо за комплимент, — рассмеялась Анна.

— Мигель говорит, что захромал один из скакунов. Твоя мать уже знает об этом?

Анна кивнула.

— Да, я рассказала ей вчера по телефону. Но она не беспокоится, так как уверена, что Мигель справится.

Она взглянула на Мигеля, который так и не проронил ни слова.

— Хло не тому доверяет, — сказал он. — Вот Анна действительно хорошо ухаживает за лошадьми.

— Ну что ж, я очень рада, что Хло не о чем беспокоиться. Было бы жаль, если бы ей пришлось прервать отпуск. Даже не помню, когда она уезжала отдыхать. Виатт иногда отлучается по делам, но твоя мать крайне редко покидает ранчо. Ей просто необходимо отдохнуть. Ну а как ты? — обратилась Эмили к кузине. — Нравится дома?

— Дома просто чудесно, — ответила Анна.

Она опустилась на колени, чтобы поздороваться с Гарленом. У него были светлые волосы и голубые глаза, как у его матери.

— Привет, Гарлен, — нежно проговорила Анна. — Ты уже умеешь говорить? Скажи: «мама», «папа».

Маленький Гарлен показал пальцем куда-то через ее плечо и произнес:

— Лошадка!

Анна рассмеялась, а Эмили всплеснула руками.

— Ну что поделаешь, если у него это в крови!

— Хочешь покататься, Гарлен? — спросила Анна ребенка.

Малыш радостно кивнул. Эмили сделала серьезные глаза.

— Анна, не сажай его на лошадь, а то потом уже не снимешь.

Анна снова рассмеялась и похлопала малыша по животику.

— Надо немного подождать, Гарлен. Подрастешь, и мы с тобой будем скакать целыми днями.

— Давай, давай, балуй его. Но я отплачу тебе тем же, когда ты сама родишь ребенка, — улыбаясь сказала Эмили.

Чувствуя себя чужим, Мигель постарался незаметно ускользнуть. Его волновал вид Анны в кругу семьи. Особенно когда она щебетала с Гарленом. Ему не хотелось представлять ее в качестве любящей матери. Легче было думать, что она не для этого предназначена. Тем не менее восхищенный взгляд, которым она смотрела на ребенка, запечатлелся в его мозгу, как и многие другие моменты, связанные с Анной.

Он подошел к грузовику, вывел жеребца и отвел его в конюшню. Потом достал лекарства и положил их в холодильник, решив обсудить лечение лошади после того, как кузина уедет.

А женщины тем временем продолжали оживленно обсуждать семейные дела. Вдруг Эмили с тревогой проговорила:

— А где Гарлен?

— Не знаю! Я не заметила, как он ушел! — воскликнула Анна.

Они увидели ребенка одновременно. Малыш разгуливал в загоне для пони. На глазах у женщин он неожиданно перелез под перегородкой в загон огромного жеребца, отличавшегося горячим нравом. Анна похолодела от ужаса, не зная, как жеребец отреагирует на ребенка. Они с Эмили побежали к загону. В этот момент жеребец заметил Гарлена.

— Гарлен! Гарлен, иди к маме! — закричала Эмили.

Но крик матери только испугал мальчика. Он остановился и заплакал. За его спиной жеребец начал рыть копытом землю и фыркать.

От загона женщин отделяли два забора. Они бегом подбежали к первому, быстро вскарабкались на него. Анна боялась, что не удастся добежать вовремя. Раздался крик Мигеля, который стрелой промчался мимо них и приземлился в загоне в тот момент, когда жеребец начал разбег.

Эмили и Анна в ужасе наблюдали, как он бросился между ребенком и разъяренным животным, закрыв ребенка от нападения.

Потом все происходило как в замедленной съемке. Жеребец с разбега бросился на Мигеля, тот упал на колени, но продолжал прикрывать мальчика. К тому моменту, когда женщины попали в загон, жеребец ударил Мигеля еще раз, потом отбежал в угол, где остановился, фыркая, потрясая гривой и гарцуя на месте.

Эмили схватила ребенка, Анна взяла Мигеля за руку, и он, шатаясь, пошел за ней.

— Мигель! Ты ранен!

— Ребенок…

Анна оглянулась в ту сторону, где Эмили осматривала сына. Кузина кивнула ей с облегчением.

— С ним все в порядке, Мигель. Но ты, наверное, сильно ранен.

— Я не могу… вздохнуть. Я…

Если бы Анна не поддерживала его, он упал бы прямо в грязь. Анна в отчаянии посмотрела на Эмили.

— Позвони 911!

С Гарленом на руках Эмили поспешила в дом.

— Жеребец… — процедил Мигель сквозь зубы.

— Я позабочусь о нем, — твердо заверила Анна.

Мигель замотал головой, при этом его пальцы впились в ее руку.

— Уходи… немедленно. Он ударит тебя.

Она не могла поверить, что он в таком состоянии продолжает беспокоиться о ней.

— Ты сможешь перелезть через забор? — спросила она.

— Постараюсь, — выдохнул он.

Его бледность и затрудненное дыхание приводили Анну в ужас, она старалась не думать о том, насколько серьезно он мог пострадать. Первым делом надо вытащить его из загона, подальше от опасного жеребца, и вызвать врача.

Казалось, Мигель был на грани обморока. Тем временем жеребец приготовился к новой атаке.

Животному явно не нравилось присутствие посторонних в его загоне. Анна не могла припомнить, чтобы конь вел себя так агрессивно. Поблизости не было никого, кто мог бы прийти к ним на помощь. Только она могла спасти сейчас Мигеля.

Вдруг она заметила лассо, забытое кем-то на заборе. Сделав петлю, она шаг за шагом начала приближаться к вороному жеребцу, яростно трясущему гривой. При ее приближении он навострил уши, оскалился и снова начал рыть копытами землю. Потом быстро рванулся к ней. Анна в последний момент отступила с дороги, и когда конь промчался мимо, ей представилась возможность накинуть петлю ему на шею.

Несмотря на то что она отчаянно упиралась двумя ногами в землю, рывок был настолько сильным, что она упала на живот. Тем не менее ей удалось не выпустить лассо из рук. Жеребец поволок ее по земле, нейлоновая веревка ободрала руки до крови.

В тот момент, когда Анна почувствовала, что больше не сможет выносить эту боль, жеребец остановился. Она с трудом поднялась на ноги, подошла к забору и привязала веревку к столбу.

Убедившись, что жеребец надежно привязан, она подошла к Мигелю и опустилась рядом с ним на колени. Его лицо приобрело серый оттенок, он едва дышал.

— Мигель! Скоро мы отвезем тебя в больницу, — постаралась ободрить она его.

Он застонал и сделал попытку заговорить:

— Жеребец… Ты… привязала его?..

— Да, дорогой, я вынуждена была это сделать. Он собирался снова напасть.

Мигель пошевелил губами, собираясь сказать ей, какая она храбрая. Еще он хотел сказать, что она спасла ему жизнь. Но у него не хватило сил произнести эти слова.

18
{"b":"5398","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Воспитание без границ. Ваш ребенок может все, несмотря ни на что
Пустошь
Последний Фронтир. Том 1. Путь Воина
Законы большой прибыли
Исчезнувшие
Питер Пэн должен умереть
Пожарный
Танго смертельной любви
Мы были лжецами