ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна вскочила на ноги со сжатыми кулаками.

— Ты пользуешься моей карьерой как щитом! Ты просто не хочешь признаться, что боишься полюбить меня!

В мгновение ока он схватил ее за запястье и заставил снова сесть на кровать.

— Мигель! Твои ребра! — ахнула она.

— Забудь о моих проклятых ребрах! Ты сама напросилась. И вот получила! — Он резко притянул ее к себе. Анна уперлась руками в его плечи.

— Я хочу, чтобы ты наконец понял, что ослеп именно ты! А вовсе не я.

Легкая усмешка пробежала по его губам.

— Нет. Все-таки именно ты ослеплена, Анна. Раскрой свои глаза. В моей душе глубокие шрамы. И их нанесла женщина. Возможно, я трус, но мне хочется думать, что я не буду больше дураком.

Глаза Анны наполнились слезами.

— Не я нанесла тебе эти раны! Я бы никогда не смогла обидеть тебя. Но если ты не понял этого до сих пор… то вряд ли когда-нибудь поймешь.

Вид ее слез заставил его сердце сжаться. Она была подобна прекрасному ангелу. Вынудить ее плакать — значит совершить ужасный грех. Но он должен быть жестоким ради ее же блага. Сейчас она этого не понимает, но когда-нибудь обязательно поймет, печально подумал Мигель.

Он нежно стер слезы с ее щек.

— Анна, — мягко проговорил он, — я понимаю, что нарочно ты никогда не обидишь меня. Сейчас ты думаешь, что мы можем пожениться и жить как в раю. Но так не будет. Мы слишком разные люди.

— Если ты опять имеешь в виду мою карьеру…

— Конечно, я имею в виду именно это! И я должен быть честным перед тобой, Анна. Я эгоист. Если бы ты была моей женой, я не отпускал бы тебя от себя. Не разрешал бы играть толпам людей. И тебе бы очень скоро это надоело.

Она покачала головой.

— Я больше не хочу играть перед толпой.

— Это ты так думаешь. — Его глаза потеплели, и он нежно погладил ее по обнаженному плечу. — Ты молода. Сейчас в тебе происходит борьба между сердцем и разумом.

Но позже ты поймешь, что именно тебе нужно, и это окажусь не я.

С тяжелым вздохом Анна поднялась с кровати и подошла к окну, из которого открывался вид на гору. Эта гора так похожа на Мигеля, подумала она. Суровая, неприступная и тем не менее прекрасная.

Слезы снова полились из ее глаз, но она даже не заметила этого, настолько была поглощена своими мыслями.

— Почему ты считаешь, что ты прав, Мигель? Ты обладаешь ясновидением?

Она услышала, как скрипнул матрац, и ощутила горячее дыхание у своего лица. Он заключил ее в объятия, и она вся вспыхнула, когда его обнаженные ноги коснулись ее ног.

— Я гораздо старше тебя, Анна.

— Года не всегда приносят людям мудрость. — Она обняла его. — Когда тебя разлучили с сыном, ты перестал верить, что однажды снова будешь счастлив. Но мы можем быть счастливы, Мигель. У нас будут дети, и мы можем взять Карлоса в свою семью.

— У Карлоса теперь есть семья.

— Но ведь его отец ты. Ты нужен ему.

— Это в тебе говорит твоя романтическая натура. Но на самом деле у Карлоса есть все, что ему нужно. Богатый дом, самая лучшая частная школа, мать и отчим. Нет, ему вовсе не надо, чтобы мы вмешивались в его жизнь.

Анна хотела возразить, но он быстро отошел от нее, взял джинсы с кровати и поспешно натянул их. С каждым днем его здоровье укрепляется, подумала она, скоро ему вообще не нужен будет никакой уход. Она с ужасом представила себе, как он скажет ей об этом. Надо что-то придумать, чтобы переубедить его, заставить понять, что они созданы друг для друга.

Надевая рубашку, Мигель оглянулся и, видимо, что-то прочел на ее лице. Ему потребовалось собрать все свои силы, чтобы тут же не уложить ее в постель.

— Ты приготовила завтрак? — хрипло спросил он.

— Да. — Она подошла и помогла ему надеть рубашку, потом медленно застегнула пуговицы.

Когда она закончила, он поднес ее руки к губам и поцеловал палец за пальцем. Она закрыла глаза, наслаждаясь нежной лаской.

— Тогда пора завтракать и приходить в себя, — сказал он.

Анна пошла вслед за ним на кухню, но во время еды ее мысли так и оставались в спальне, она вновь и вновь ощущала вкус его губ, нежное прикосновение рук на своей груди и бедрах. Когда она посмотрела на него, то в темной глубине глаз прочитала те же самые мысли.

Глава ДЕВЯТАЯ

— Ты любишь его. Я это вижу по твоим глазам. Слышу в твоем голосе каждый раз, когда ты упоминаешь о нем, — говорила Хло дочери. — Так что ты собираешься делать?

Анна с матерью сидели на веранде дома Мигеля, ловя последние лучи заходящего солнца. Анна резко вскинула голову и с удивлением посмотрела на мать.

— Откуда ты знаешь?..

Мягкий смех Хло прервал ее слова.

— Я же твоя мать, дорогая. Когда у тебя будут дети, ты поймешь, что я имею в виду.

Анна застонала и запустила пальцы в волосы. Последние несколько дней, которые она провела здесь с Мигелем, были адом и раем одновременно. Находиться рядом с ним оказалось таким блаженством, которое невозможно описать. И мысль, что это скоро кончится, рвала ее сердце на части. Она не смогла убедить его в том, что их судьба — быть вместе.

— Похоже, что у меня никогда не будет детей, мама. Мигель не хочет иметь со мной ничего общего, — угрюмо призналась она. — А я не представляю себя ни с кем, кроме него.

Хло задумчиво барабанила пальцами по ручке кресла.

— До того как мы уехали в Южную Америку, ты мне рассказывала, что он поцеловал тебя. Не сказала бы, что Мигель не хочет иметь с тобой ничего общего.

Анна устало вздохнула.

— Ох, мама, он меня целовал много раз. Это для него абсолютно ничего не значит.

Хло удивленно изогнула брови.

— Правда? Я никогда не считала его легкомысленным человеком.

— Он не легкомысленный!

— Ты же сама только что сказала, что он не придает никакого значения поцелуям.

— Да, но Мигель… — Анна остановилась и от расстройства даже застонала. — Ты ничего не понимаешь. Просто он не доверяет женщинам. А мне в первую очередь.

— Почему же в первую? Ты рассказала ему про Скотта, и он решил, что ты отыгрываешься на нем?

— Он знает о моей расторгнутой помолвке, но дело не в этом. Его бывшая жена… ну, она из очень богатой семьи. Избалованная, эгоистичная женщина, она никогда не относилась серьезно к их браку. Даже не хотела рожать ребенка. А потом развелась с Мигелем и забрала сына. Сначала он боролся за опекунство, но потом понял, что бесполезно бороться против денег и могущества. Так что сын растет без него.

— Какой ужас!

— Да. И он боится, что я тоже могу так поступить.

— Анна! Он не может так думать о тебе. Ты не способна доставить человеку столько боли.

Анна встала и начала беспокойно ходить по комнате. Хло тревожным взглядом следила за дочерью.

— Он не думает, что я сделаю то же самое, — сказала ей Анна. — Но считает, что я слишком молода и еще не знаю, что мне надо в жизни, — добавила она с горечью.

— Надеюсь, ты сейчас не думаешь о Бе-линде? — спросила Хло.

Анна виновато взглянула на мать.

— Иногда я не могу не думать о ней. Вообще у меня в голове все перепуталось. Еще и Скотт! В последнее время я не могу ни есть, ни спать.

— Сейчас ты переживаешь тяжелое время в личной жизни. Не думай, что ты в чем-то похожа на родную мать. Она была наркоманка!

— Я знаю, — кивнула Анна. — Но посмотри, на кого я похожа сейчас. Ничем не лучше. Влюбилась в человека, который не хочет иметь со мной ничего общего!

— Он не позволяет себе влюбиться, дорогая. Так иногда бывает. Но надейся на лучшее. Я всегда считала, что мы с папой хорошо воспитали тебя.

— Иногда мне кажется, что я нравлюсь Мигелю. Но он считает, что моя музыка стоит между нами.

— А что с музыкой, Анна? Ты отдала ей слишком много, чтобы бросить заниматься ею.

— А что бы сказали вы с папой, если бы я бросила музыку? — Анна подошла к креслу матери и посмотрела ей в лицо.

Хло неожиданно улыбнулась, глядя на дочь.

— Наверное, ты прекрасно знаешь, чего хочешь, не так ли? Это не зависит от того, что думаем мы с папой. Твое сердце уже все решило за тебя.

21
{"b":"5398","o":1}