1
2
3
...
23
24

— Даже не пытайтесь удержать меня, Хло. Все равно не сможете.

— Но вы не знаете, где она.

— Начну с секретарши Далтона. Она наверняка знает, где он.

— Мигель, но я жду, что она вернется сегодня. Если не сможет вернуться, сегодня вечером позвонит. Почему бы вам сейчас не поехать домой, а я сразу же сообщу вам, как только что-нибудь узнаю.

Мигель взглянул на часы.

— Сейчас уже четыре. Поеду соберу кое-какие вещи. Если до пяти она не позвонит, я поеду.

Хло кивнула, моля в душе, чтобы Анна поскорее приехала.

Мигель бросил несколько вещей в спортивную сумку и начал бесцельно бродить из комнаты в комнату.

Если Анна действительно проводит время с Далтоном, он никогда себе этого не простит. Отвергнув Анну, он нанес ей оскорбление. Она так молода и невинна, что вполне могла броситься к Далтону за утешением.

«Разве это твоя проблема? — говорил ему внутренний голос. — Тебе же не нужна была ее любовь. Ты отверг ее, потому что боялся полюбить. Боялся потерять ее и, возможно, еще одного своего ребенка».

Мучительно застонав, Мигель вышел на веранду и посмотрел в сторону гор. Анне так нравилась эта скала. И это ранчо. Здесь ее дом, ее корни. Но он высмеял ее мечту — остаться здесь навсегда. Боялся, что если она останется, то он привяжется к ней на всю жизнь.

И вот теперь она уехала. Неужели он потерял ее навсегда?

— Мигель! Мигель! Ты здесь?

Голос Анны! Выбежав из дома, Мигель остановился как вкопанный. Анна стояла во дворе и прижимала к себе мальчика. Черноволосого мальчика, так удивительно похожего на него самого!

— Карлос!

Услышав свое имя, мальчик шагнул вперед, выжидательно глядя на своего отца. Мигель раскрыл объятия, и ему показалось, что хор ангелов запел у него над головой, когда Карлос подбежал к нему и обнял за талию.

Мигель прижал к себе сына и, слишком взволнованный, чтобы говорить, похлопал его по спине.

— Карлос, как ты сюда попал? — произнес он наконец, проглотив комок в горле.

Карлос улыбнулся и кивнул в сторону Анны.

— Это она привезла меня сюда. Она очень хорошая. Сначала я не хотел ехать. Боялся, что ты рассердишься. Но Анна уговорила меня.

— Почему я должен сердиться?

Голова Карлоса опустилась.

— Я не думал, что ты вообще хочешь меня видеть. Ты перестал писать и приезжать ко мне в Техас, — пробормотал он.

— Дорогой, это же вовсе не потому, что я не хотел видеть тебя. Я думал, что мне лучше не вмешиваться в твою жизнь. Я не смел надеяться, что нужен тебе.

Мальчик покачал головой.

— Ты мой отец, — сказал он так, как говорят о самом дорогом на свете.

Мигель молча прижал его к своей груди. Позже он расскажет сыну, как любит его. А сейчас ему достаточно, что он здесь, рядом с ним.

Анна наблюдала за ними. Мигель поднял голову, их глаза встретились. Все теперь будет хорошо. Он никогда не отпустит ее от себя.

— Ты это сделала для меня, — сказал он. — Откуда ты узнала, где его искать?

— От твоей сестры.

— А я боялся, что ты уехала с Далтоном.

Анна застонала.

— Мама ответит за это.

Улыбнувшись, он покачал головой.

— Нет. Я рад, что она сбила меня с толку. Теперь я понял, какой был бы дурак, если бы позволил другому мужчине завоевать твою любовь.

— Этого никогда не случилось бы, Мигель.

Продолжая обнимать сына, Мигель подошел к ней и другой рукой прижал ее к себе.

— Ты выйдешь за меня замуж?

— Только при одном условии, — сказала она, улыбаясь Карлосу.

— При любом, — сразу согласился он. — Моя жизнь без тебя будет кошмаром. Теперь я это точно знаю.

— Мое условие: Карлос будет членом нашей семьи.

— По-другому и быть не может, — ответил Мигель, взглянув на сына. — А ты как думаешь? — спросил он его.

Карлос улыбнулся.

— Я думаю, что ты должен поцеловать ее.

Мигель хмыкнул.

— Ты абсолютно прав. Повернувшись к Анне, он поцеловал ее с любовью и надеждой.

Кровать возле него была пустой, простыня холодной. Мигель сел и огляделся. Анны нигде не было.

Одевшись, он подошел к открытому окну. Анна стояла на берегу. Солнце только появилось из-за горизонта, отбрасывая розовые и желтые лучи на небо и воду. Но фоне этих лучей вырисовывалась стройная фигурка с развевающимися на ветру рыжими кудрями.

У Мигеля захватило дух: какое же счастье — это моя жена!

Он выскочил из дома. Звук его шагов скрадывался шумом океанского прибоя. Когда он обнял ее за талию, она вскрикнула от неожиданности.

— Мигель! А я думала, что ты спишь.

Он откинул волосы с ее шеи и нежно поцеловал.

— Как я могу спать, когда тебя нет рядом? Анна мягко рассмеялась и обняла его.

— У нас только вчера была первая брачная ночь. Когда же ты успел привыкнуть ко мне?

Он зарылся лицом в ее волосы, вдыхая нежный запах гардении. Вчера ночью она отдалась ему с такой нежностью и страстью, что воспоминание об этом даже сейчас обожгло его как огнем. Теперь она была его женщиной в полном смысле этого слова. И он никуда и никогда не отпустит ее.

— Я ничего прекраснее не видел, чем наша свадьба, — сказал он. — Церковь, полная свечей и цветов, ты в белом платье… Как приятно было видеть всю твою семью! Надеюсь, что все так же счастливы, как и мы.

— А мы ведь счастливы, не так ли? — Она поднесла его руку к своему лицу.

— Я не помню, чтобы был так счастлив. И Карлос с нами! Просто не верится.

Анна улыбнулась.

— Он был такой красивый в день свадьбы! Очень похож на своего отца. И я очень рада, что Чарлин тоже приехала. Ты знаешь, когда я разговаривала с ней в Техасе, она сказала, что чувствует себя виноватой перед тобой. И я верю, она говорила это искренне. Мне кажется, она готова уладить все миром.

— Да. То, что она согласилась на равное со мной опекунство, свидетельствует об этом. Теперь Карлос летом сможет жить с нами и еще приезжать на рождественские каникулы. — Он поцеловал ее и прошептал: — И все это благодаря тебе, дорогая. Если бы ты не вошла в мою жизнь, я бы так и изнывал от тоски и горечи.

— А если бы ты не вошел в мою жизнь, я бы продолжала проклинать всех мужчин на свете.

Он засмеялся, подхватил ее на руки и понес к дому.

— Мигель! Куда ты меня несешь? Я хотела посмотреть восход!

— Пора работать.

— Но ведь у нас медовый месяц! — воскликнула Анна.

— Вот именно. Карлос просит сестру или брата. Я не могу разочаровать его.

Она поцеловала его в шею.

— В таком случае я думаю, что восход может подождать.

24
{"b":"5398","o":1}