ЛитМир - Электронная Библиотека

Хло бросила на дочь непонимающий взгляд.

— А при чем здесь возраст? И никаким сводничеством я не занимаюсь. Зачем мне это надо, если ты предупредила меня, что не хочешь иметь с мужчинами никакого дела?

Они подошли к стойлу Джинджер.

— Анна, ты слишком уж чувствительна. Я просто подумала, что тебе будет приятно совершить прогулку верхом. Это твоя первая неделя дома. Я хочу, чтобы ты расслабилась и забыла о всех своих проблемах и неприятностях.

Да уж! Она не позволит какому-либо мужчине испортить ей долгожданный отпуск.

Спустя двадцать минут Анна стояла во дворе с уже оседланной кобылой. Она надела сапоги, которые показались ей тесными. Чтобы хоть немного растянуть кожу, она походила, потом даже попрыгала. Внезапно рядом раздался мужской голос:

— Это утренняя аэробика или вы пытаетесь обучить Джинджер новому трюку?

Вздрогнув от неожиданности, Анна обернулась и увидела улыбающегося Мигеля с лошадью в поводу.

— Да нет, просто пытаюсь привыкнуть к сапогам, которые стали мне немного малы.

Он улыбнулся еще шире, и Анна почувствовала, что краснеет. Она вовсе не так собиралась начать этот день.

— Наверное, вы были совсем худышкой, — заметил он, оглядывая ее с головы до ног.

Анне показалось, что она стоит перед ним совершенно обнаженная. Такого чувства она не испытывала никогда в жизни. Какая ерунда, на ней надето несколько слоев всякой одежды! Чтобы скрыть замешательство, она легко вспрыгнула в седло.

— Не беспокойтесь, ветром меня не сдует, когда я пущу лошадь галопом.

Но Мигелю было трудно поверить в то, что эта худощавая девушка может еще что-то, кроме музицирования. Но способна мисс Анна Сандерс скакать на лошади как настоящий ковбой или нет, он не проронит ни слова по этому поводу и будет сопровождать ее весь сегодняшний день. Ради Хло. А уж завтра пусть делает что хочет. Он, в конце концов, управляющий, а не нянька.

— Это очень хорошо, Анна. Однако надеюсь, что до галопа дело не дойдет.

Анна в замешательстве смотрела, как Мигель легко вскочил в седло своего коня. Он дразнит ее или пытается оскорбить, а может быть, говорит вполне серьезно? По выражению его лица она не смогла понять ничего.

Они вместе выехали из ворот ранчо и поскакали на восток, к реке. Анна молчала. Ее всегда во время скачки целиком поглощали звуки и вид окрестностей.

— Ваша сестра Айви очень редко выбирается на конную прогулку, когда приезжает домой. Мне кажется, что она не очень уверенно чувствует себя с лошадьми. Анна искоса взглянула на него.

— Вы знакомы с Айви?

Он кивнул.

— Она очень похожа на отца.

Анна улыбнулась.

— Да, папа тоже не в восторге от лошадей.

— Ваш отец очень хороший человек.

Анне было приятно, что он хорошего мнения о ее семье.

— Да. Очень.

Они пересекли реку и направились к подножию горы. Время от времени Анна бросала на Мигеля быстрый взгляд. Она думала о том, что сказала мать о Мигеле. Ее интересовало, почему он ни с кем не встречается. Наверняка ему стоит только поманить пальцем, как любая женщина прибежит. Кроме нее, конечно.

— У вас есть семья, Мигель?

— Здесь нет. Моя мать живет в Мехико. А отец умер несколько лет назад.

Он взглядом дал понять, что считает ее вопросы не совсем уместными, и Анна решила, что скорее откусит себе язык, чем спросит его еще о чем-нибудь.

— И я не женат, — добавил он. — И жениться не собираюсь. Возможно, вы знаете об этом от вашей матери.

Анна чуть не лишилась дара речи. Неужели он и впрямь думает, что заинтересовал ее настолько, что она обсуждает его со своей матерью? Ну и наглость!

И все же горечь, с которой он произнес эти слова, насторожила ее. Она совершенно не хотела вмешиваться в его личные дела. Хотя, если признаться честно, ее немного интересовала его жизнь, и это крайне беспокоило ее.

Мигель украдкой бросил взгляд на ее левую руку. Обручального кольца нет. Определить ее возраст он не смог. Однако припомнил, что кто-то говорил, что близнецам чуть больше двадцати лет. Безусловно, возраст небольшой, но достаточный, чтобы выйти замуж.

Мигель подумал, что такие женщины, как Анна, редко терпят мужчину на шее. А если и совершают такую ошибку, то это обычно кончается плохо. Когда он познакомился с Чарлин, она была молодая и богатая, как и Анна. Он был безнадежным дураком, когда решил, что сможет сделать ее счастливой.

— У вас тоже нет желания выйти замуж?

Она с удивлением посмотрела на него.

— Кто вам рассказывал обо мне?

— Я не собираю сплетен, Анна. И ничего не знаю о вашей личной жизни. Я просто поддерживаю беседу.

От смущения Анна вся раскраснелась. Он не может знать о Скотте. Никто, кроме ее родителей, не в курсе того, что жених изменил ей с другой накануне свадьбы. Глядя вдаль, она спокойно сказала:

— К вашему сведению, я не замужем. И сомневаюсь, что когда-нибудь выйду.

Краем глаза взглянув на него, она заметила, что он не удивился. Ну да, он ведь подслушал тогда ее мнение о мужчинах, когда она излагала его своей кобыле. Значит, не забыл.

— Уверен, что муж был бы вам помехой.

— Помехой? — удивленно переспросила она.

Мигель покачал головой.

— Забудьте о моих словах. Лучше прибавим ходу. Ребята, наверное, заждались меня.

Мигель Чейз считает ее эгоисткой. Вероятно, он думает, что ее заботит только собственное благополучие. Она бы лишь посмеялась над этим, если бы ей не было так горько. С самого детства Анна почти никогда не имела возможности делать то, что ей хотелось. Даже в отношениях со Скоттом она была готова пойти на всевозможные жертвы, лишь бы их брак с самого начала был прочным. Но пусть Мигель думает что хочет. Что у нее на сердце, касается только ее одной.

Она пришпорила лошадь и пустила ее вскачь. Беседа прервалась сама собой. Анна почувствовала облегчение. Этот мужчина как оголенный провод. Каждое его слово, каждый взгляд действовали на нее раздражающе.

Завершив подъем, они оказались в лагере ковбоев, где горел костер и готовился обед.

Уже несколько лет Анна не ездила на пастбище. Когда-то ее брал с собой Лестер, теперь его сменил Мигель Чейз. То, что его наняла ее мать, говорило о том, что она уважает его и ценит за деловые качества. Анне самой хотелось убедиться, достоин ли этот человек ее уважения.

Когда Мигель впервые увидел Анну вчера в конюшне, он сразу решил, что она слишком тонка и изящна для работы на ранчо. Она же пианистка. Имеет дело с богачами. Может быть, когда-то она действительно скакала по пустыне или помогала пасти скот, но только не сейчас.

Все утро он пристально следил за ней. Спустя два часа ему стало ясно, что, несмотря на изнеженный вид, она совсем не беспомощна. Легко управлялась с Джинджер, помогала ковбоям. И все же он не мог признать Анну своей на пастбище. И когда она собралась идти в загон с тремястами головами скота, он твердо взял ее за руку и отвел в сторону.

— Не говорите мне, что собираетесь работать в загоне, — сказал он ей.

Она надменно подняла брови.

— Естественно, собираюсь. Именно за этим я сюда и приехала.

Мигель должен был догадаться, что она будет возражать. Наверное, она вообще редко слышала слово «нет».

— Анна, послушайте, вы измажетесь и промокнете. Я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось.

Она устало взглянула на него.

— Если несколько лет я не жила здесь, это не значит, что я забыла все, чему меня научили, Мигель. Или вы боитесь, что я буду мешать вашим ковбоям?

Мигель не думал, что она будет мешать. Он не мог сказать, почему вообще возражал против того, чтобы она шла в загон. Просто чувствовал потребность защищать ее.

«Черт возьми, Мигель, — обругал он себя. — Ты должен понимать, что Анна не нуждается в защите. Она из тех женщин, которые гордятся своей независимостью и самостоятельностью. И если ей вдруг понадобится мужское плечо, вряд ли она выберет мексиканского ковбоя».

— Нет, — с неожиданной резкостью ответил он. — Я не думаю, что вы помешаете. Просто я хотел избавить вас от грязной работы. Но если вы хотите — ваше дело.

4
{"b":"5398","o":1}