ЛитМир - Электронная Библиотека

Стелла Бэгуэлл

Тайное становится явным

ФЕРМЕРАМ УГРОЖАЕТ ОПАСНОСТЬ

Округ Харрис. Прошлой ночью на владения Марвина Гилберта пока не установленная нефтяная компания сбросила буровой мусор. Фермер и его жена убеждены, что их земле и скоту угрожает опасность, а потому в ближайшее время им не придется спать спокойно.

Сабрина МАРТИН «Хьюстон стар» 14 июня 1993

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Хотите перекинуть меня на преступность?! — Виктор Дэмиен вскочил со стула и, упершись руками в письменный стол Эдуарда Кенсингтона, главного редактора газеты «Хьюстон стар», уставился шефу прямо в глаза. — Я не ослышался?

Седовласый газетчик с невозмутимой улыбкой взглянул на оскорбленного до глубины души Виктора.

— Ты все прекрасно расслышал, Дэмиен. Да, я хочу, чтобы ты перешел в отдел криминальной хроники.

Виктор рассмеялся и недоверчиво покачал головой.

— Ну у вас и юмор!

— Слушай, парень, мне шутить недосуг. Здесь не комедию играют, а газету выпускают.

Осознав наконец, что Кенсингтон говорит вполне серьезно, Виктор в ярости сжал кулаки. Он всегда отличался непритязательностью. Просто приходил на работу и делал свое дело. Не просил незаслуженных надбавок к жалованью. Не требовал к себе особого отношения. И, как ему казалось, надежно замаскировался. За что же шеф придумал ему такое наказание?

— Почему именно в этот отдел? И почему я? — не унимался Виктор. — Мой конек — бизнес. С тех пор как пришел в «Стар», я ничем другим не занимался. И вдруг на тебе!..

Кенсингтон жестом остановил его.

— Погоди-погоди, сейчас все объясню. Джеф Ньюби ушел от нас в «Кроникл».

Это была неожиданная новость. Никаких слухов о том, что заведующий отделом криминальной хроники собирается сложить свои полномочия, до Виктора не доходило.

— Значит, Джеф перешел в «Кроникл»… А ято думал, он в отпуске.

— Мне хотелось, чтобы все именно так и думали, пока я не решу, кто займет его должность. Так что тебе заступать.

Виктор открыл было рот, чтобы выразить свое несогласие, но Кенсингтон, не дав ему вымолвить и слова, продолжил:

— Ты, конечно, заметил, что у Сабрины Мартин все время идут материалы в разделе криминальной хроники и она довольно неплохо пишет. Но она молода и недостаточно опытна, чтобы возглавить отдел. А ты справишься.

К, черту опыт! Виктор не хотел руководить этим отделом. Он вообще не желал иметь ничего общего с криминальной хроникой. И чем скорее старик это поймет, тем лучше.

— Но, мистер Кенсингтон, вы же знаете, что отдел деловых новостей — мое детище, — возразил Виктор. — Ребята отлично работают, и я не предполагал, что мне придется это вам доказывать. Что будет с ними, если я займусь преступностью?

— Вопрос уже решен. Твое место достанется Биллу Уолтерзу. Конечно, у него не такой острый нюх, как у тебя, но он давно работает в отделе.

Виктор подошел к окну с зеркальным стеклом, выходившему на деловой центр Хьюстона, но не увидел привычной панорамы города — перед глазами стояла черная пелена. Так бы и задушил этого Кенсингтона собственными руками!

— Вы затеяли все эти перестановки, даже не поинтересовавшись моим мнением, — резко произнес он, сжимая в кармане кулак.

— Спрашивать было бесполезно, — отозвался Кенсингтон. — Я заранее знал, что ты отреагируешь именно так.

Виктор удивленно взглянул на седого старика, восседавшего за громоздким столом из красного дерева.

— А как именно? Откуда вам знать, что я сейчас чувствую? — осведомился он, не скрывая издевки.

— Еще как знаю! Ты же псих ненормальный. Тебе хочется послать меня куда подальше и отвалить отсюда.

Прищурившись, Виктор с невольным восхищением пристально посмотрел на шефа. Ничего не скажешь, Кенсингтон всегда отличался проницательностью и прямотой!

— А почему вы думаете, что я решусь уйти из газеты?

Старик достал сигару и потянулся за позолоченной зажигалкой.

— Ты явился в редакцию три года назад с изрядным сумбуром в голове и с желанием изменить свою жизнь, вот я и дал тебе такую возможность. В благодарность ты честно пахал в отделе деловых новостей. Нужно быть идиотом, чтобы не признать этого. И еще большим идиотом, чтобы теперь тебя потерять. Ты один из лучших репортеров газеты. Ты…

Виктор покачал головой.

— Только не надо приукрашивать, мистер Кенсингтон. Я не нуждаюсь в ваших похвалах. Мне просто хочется знать, чем вы руководствуетесь, предлагая мне перейти в другой отдел.

Кенсингтон раскурил сигару и после нескольких затяжек произнес, словно пропустив мимо ушей последние слова Виктора:

— Я пытаюсь объяснить, Дэмиен, как высоко ценю тебя. И, черт побери, не вижу ничего плохого в том, чтобы сказать человеку, что он хороший работник.

Виктор быстро вернулся к столу.

— Если я такой замечательный, — разгорячился он, — то не надо меня никуда переводить. Говорят, Сабрина Мартин классная журналистка, вот и продвиньте ее. Она наверняка этого хочет.

Кенсингтон небрежно пыхнул сигарой.

— Конечно, хочет. Я уверен. Но ей всего лишь двадцать пять. Придется подождать пару лет, пока она не приобретет необходимые волевые качества.

Виктор выругался про себя.

— А я, по-вашему, ими обладаю?

Главный редактор хмыкнул.

— Вне всякого сомнения. Думаешь, я забыл те статьи, что ты писал в Далласе для «Геральд»? Ты не просто «причесывал» факты, а смело докапывался до правды. Именно этого и ждут наши читатели, открывая утренний выпуск. И у меня есть предчувствие, что ты отлично справишься с задачей.

Однако у Виктора такого предчувствия не было. Да, он десять лет работал репортером в отделе криминальной хроники, но однажды бросил это дело и поклялся никогда к нему не возвращаться.

— Мне нравится писать о бизнесе, — пробормотал он, почти сдаваясь, потому что не мог отказать человеку, который столько раз его выручал.

Кенсингтон фыркнул.

— Мы оба знаем, что ты способен на большее. Тебе сейчас слишком легко работается. — Он хитро улыбнулся. — Ты прячешься от своей настоящей любви, но пришло время пойти ей навстречу.

Виктор помрачнел.

— Я вообще не верю в любовь, — резко сказал он.

Шеф рассмеялся.

— Ну вот и докажи, а мы посмотрим.

В дверь постучали, и Сабрина Мартин мысленно чертыхнулась. Ну кого еще там принесло? В четвертый раз за последние пятнадцать минут!

— Да-да! Что такое? — крикнула она, не отрываясь от кипы торопливо исписанных листков.

— Вы Сабрина Мартин?

Незнакомый низкий голос заставил ее обернуться.

— Да, — ответила она и, встретившись взглядом с вошедшим к ней в кабинет мужчиной, неожиданно для себя начисто забыла о работе.

— А я Виктор Дэмиен, — отрывисто сказал тот.

Можно подумать, он открыл ей что-то новое! Да кто же в редакции «Хьюстон стар» не знает Виктора Дэмиеиа — мага и волшебника из отдела деловых новостей! Единственное, что пока оставалось для Сабрины загадкой, — зачем он сюда пожаловал. Она пишет о преступности, а он-о фондовой бирже, и вряд ли их журналистские интересы могут пересечься.

— Привет.

Девушка понимала, что ее приветствие прозвучало довольно глупо, но ничего другого ей просто не пришло в голову. Этот человек своим хладнокровием может смутить любого, недаром сотрудники редакции за глаза прозвали его «Айсбергом».

Под недоуменным взглядом Сабрины Виктор почувствовал себя пришельцем с другой планеты. Может, ей невдомек, что он работает в «Стар»? Или она никогда не читает рубрику деловых новостей? Скорее всего, ее совершенно не волнуют статьи о закупках товаров или о жилищном строительстве, решил Виктор. Однако представить себе, как эта женщина выслеживает убийц, он также не мог.

— Чем могу быть полезной, мистер Дэмиен?

Сабрина повернулась на вертящемся кресле лицом к Виктору. Она не раз сталкивалась с ним в коридорах редакции, но впервые видела его так близко. И Сабрина, которая всегда предполагала, что Дэмиену лет сорок, лишь сейчас разглядела, что он явно моложе. Скорее всего, ему тридцать пять. А еще он намного выше, чем ей казалось. За метр восемьдесят. У него волнистые каштановые в рыжину волосы, зачесанные назад, широкий лоб и серо-голубые глаза. В них сквозит настоящий мужской характер и недюжинный темперамент. Хотя уже через мгновение Сабрина решила, что последнее ей померещилось.

1
{"b":"5399","o":1}