ЛитМир - Электронная Библиотека

— А также, — продолжал Виктор, — я хочу знать ваш замысел до того, как вы начнете писать материал или добывать информацию. И наконец, я бы хотел первым читать все, что выходит из-под вашего пера. А не после Джи Пи, — добавил он.

Сабрина едва не заскрежетала зубами. Джеф

Ньюби лишь изредка читал ее материалы и никогда не лез в творческий процесс. Он целиком доверял ее журналистскому инстинкту и высоко его ценил. Очевидно, Виктор сомневается в ее профессиональных качествах, впрочем, она тоже не осталась перед ним в долгу. Ну и пусть. Если она должна доказать свою состоятельность, чтобы заслужить его уважение, она это сделает. Просто такая ситуация ей очень не нравилась.

— Хорошо, — сдалась Сабрина. — Что еще я должна запомнить?

Виктор отхлебнул кофе и посмотрел на нее.

— Только одно: иногда, но, возможно, чаще, чем вам того захочется, мы будем писать материалы вместе. Думаю, это добавит им объективности и они только выиграют.

Услышав такое заявление, Сабрина почувствовала непреодолимую тошноту.

— Если я правильно поняла, вы предлагаете мне соавторство? Статьи будут подписаны двумя фамилиями? Мы что, оба будем распутывать одну и ту же историю? Это как же: вместе или по отдельности?

— Идея такова: Виктор Дэмиен и Сабрина

Мартин либо Сабрина Мартин и Виктор Дэмиен. По-моему, не так уж важно, чье имя будет стоять первым. Надеюсь, вы согласны?

Лицо Сабрины внезапно побелело. Как будто она услышала свой смертный приговор. А Виктор все недоумевал, что же такого ужасного в его предложении.

— Вы действительно считаете, что это удачная мысль? — спросила девушка. — Мне ведь никогда и ни с кем не приходилось работать в соавторстве.

И попробовать с ним она тоже не хочет. Этот нерадостный вывод почему-то задел Виктора гораздо сильнее, чем он ожидал. По непонятной причине он испытывал потребность в том, чтобы эта женщина уважала его профессионализм и восхищалась его мастерством. Черт возьми, что за безумное желание! А ведь еще вчера ему было абсолютно до лампочки, как она к нему относится. Надо немедленно освободиться от ее чар!

Виктор призвал на помощь всю свою самоуверенность и улыбнулся.

— Не волнуйтесь, мисс Мартин. Перед вами старый опытный зубр. У меня в этом деле большая практика.

Сабрина была готова на все, лишь бы не видеть горделивое выражение его лица. Она с удовольствием залепила бы Виктору пощечину, а может быть, даже… поцеловала его. Однако девушке пришлось сдержать себя. Она опасалась вступать в открытый конфликт со своим новым начальником.

— Вы не представляете, как вы меня успокоили, — произнесла она медоточивым голосом.

Его улыбка стала насмешливой.

— Вот и славно. Я рад, что помог вам побороть смущение. Но раз мы достигли взаимопонимания, то будем действовать так: вы приносите мне первоначальный вариант, а я беру на себя шлифовку текста.

Такую наглость Сабрина уже не смогла вынести. Забыв, что перед ней заведующий отделом, она выпалила:

— Ну уж нет, голубчик, этого не будет! Я не собираюсь пахать ради того, чтобы вы потом меняли мои слова местами. — Она нервно ткнула себя пальцем в грудь: — Окончательный вариант буду делать я, а не вы!

Потирая ладонью шею, Виктор задумчиво посмотрел на девушку. Если бы в отделе деловых новостей кто-либо из сотрудников позволил себе такую выходку, он бы тут же оторвал смельчаку голову. Но сейчас он оказался безоружным и мог только любоваться красотой и энергичностью этой молодой особы, чьи зеленые глаза метали в него молнии.

— Если мне не изменяет память, вы только что утверждали, что никогда не пробовали писать что-либо вдвоем.

Сабрина фыркнула.

— Но из этого вовсе не следует, что я страдаю слабоумием. И когда на меня наезжают, я защищаюсь.

Виктор натужно ухмыльнулся.

— Вы считаете, что я наезжаю?

— А как иначе это назвать?

— Я просто руковожу вами.

Она едва не затопала на него.

— Тут я, конечно, ничего не могу поделать. Но раз уж вы завели эту песню, то дайте себе труд понять одну простую вещь: в моей голове находятся мозги, а не опилки.

Виктор отодвинул чашку, и на его раздраженном лице появилось снисходительное выражение.

— Ну что ж, мисс Мартин. Многое из того, что я сегодня услышал от вас, звучит обнадеживающе. Итак, у вас есть мозги, у вас настоящие волосы, и зубы тоже, не считая двух коронок, и вы любите сладкое. Ах да, еще вы пьете настоящий кофе. Я ничего не забыл?

Сабрина вся кипела от возмущения.

— Боюсь, что вы упустили самое главное. Я имею в виду взаимоотношения с такими людьми, как вы. Но знайте: у них ничего не вышло!

Темные брови Виктора поползли вверх.

— С такими, как я? Это с кем же?

На лице Сабрины появилась мрачная улыбка.

— С теми, кто уверен, что умеет все делать лучше, только на том основании, что он носит штаны и бреется. С теми, кто вечно запугивает других и диктует свои правила, кто…

Виктор вскочил со стула.

— Ну-ну, мисс Мартин. По-моему, вы немного увлеклись. Я вовсе не пытаюсь вас запугать.

— Но ваши действия выглядят именно так.

Он стоял совсем рядом, и его лицо было так близко, что Сабрина непроизвольно запрокинула голову, чтобы увеличить разделявшее их расстояние. И она почувствовала слабый аромат свеженакрахмаленной рубашки и теплый, едва уловимый запах его кожи, который нес какуюто тайную угрозу.

— Вам не о чем беспокоиться, — пробормотал Виктор, продолжая изучать ее черты.

Он никогда еще не встречал столь нежной кожи и таких губ, созданных, казалось, только для того, чтобы их целовали.

— Наше сотрудничество не будет слишком тесным. И слишком частым. Но время от времени мы будем писать статьи вместе.

Сабрина перехватила взгляд, устремленный на ее губы, и сердце ее забилось так сильно, что девушка перепугалась, как бы Виктор не услышал этот бешеный стук. Он вовсе не собирается ее поцеловать, убеждала она себя. Нет-нет. Она ведь ему совсем не нравится. Что за дурацкая мысль!

Она тихонько вздохнула, но Виктор все же услышал и, стараясь не выдавать своих чувств, посмотрел ей в глаза долгим и пристальным взглядом.

Сабрина затаила дыхание, боясь пошевелиться: не дай Бог, он прочтет по ее лицу, что ему все-таки удалось очаровать ее.

Виктор первым отпрянул и поспешно отвернулся. Девушка медленно присела прямо на стол со странным ощущением: будто минуту назад она чудом не свалилась в кратер вулкана. Что со мной? Что происходит с нами обоими? — со страхом подумала она.

И тут Виктор негромко сказал:

— Чтобы ваше самолюбие не слишком страдало, мы будем вместе согласовывать окончательный вариант и лишь потом показывать его Джи Пи.

Сабрина была в таком смятении, что с трудом поняла, о чем он говорит.

— Вы это серьезно? — спросила она оттаявшим голосом.

Виктор обернулся, и сдержанная улыбка тронула уголки его рта.

— Я ваш начальник, Сабрина, а не бандит с большой дороги.

Девушка была ошарашена. Она никак не ожидала, что он пойдет на уступки. Пожалуй, этот Айсберг не такой уж и страшный.

— Вы только не подумайте, что я склочная. Просто работа очень много для меня значит.

Глядя на нее, Виктор со всей остротой ощутил, как прекрасен мир, а это чувство не посещало его очень давно. Наверно, с тех пор, как он приехал в Хьюстон. В то время душа его болела, а на сердце лежала тяжесть вины. Сабрина Мартин возвращала ему вкус к жизни, а он уже не предполагал, что такое когда-нибудь произойдет, да уже и не желал подобных сюрпризов. Но против жизни не пойдешь!

— Ну что ж, может быть, покажете мне наброски тех двух историй, о которых вы говорили? — предложил он.

Сабрина перегнулась через стол и потянулась к стопке бумаг. Виктор наблюдал, как волосы пышной волной упали ей на лицо, а ткань красного платья туго натянулась на высокой груди. Господи, ну почему в этой комнате нет окна? И рад бы отвести взгляд, да некуда!

Девушка выпрямилась и протянула ему несколько листочков.

10
{"b":"5399","o":1}