ЛитМир - Электронная Библиотека

Сабрина сердито поджала губы. Интересно, подумала она, он со всеми держится так самонадеянно и высокомерно?

— Поскольку всю эту историю от меня держали в тайне, откуда мне было знать, что вы намерены стать моим соседом? Так что я тоже прошу извинить меня за вынужденные расспросы, — парировала она елейным голосом.

Виктор еще не отошел от бурного разговора с Кенсингтоном, и потому вызывающая улыбка журналистки просто взбесила его. С каким наслаждением он поцеловал бы Сабрину прямо в ярко-розовые губы, чтобы убрать с ее лица выражение ядовитой иронии! Неужели поцеловал бы?

— Послушайте, мисс Мартин, — медленно заговорил Виктор, стараясь не давать волю ярости, — я не напрашивался на должность заведующего. Да, по мне, любой отдел во сто крат лучше вашего, но…

— Но что?

— Кенсингтон — главный редактор. Он убежден, что я нужен газете, и я собираюсь оправдать его доверие. Хотя все сейчас работает против меня.

На лице Виктора была написана такая неподдельная безысходность, что Сабрина не могла усомниться в его искренности. Она видела, что ему неприятно здесь находиться, но не хотела, чтобы он сейчас ушел. Сабрине стало легче от мысли, что неожиданный поворот событий поверг Дэмиена в такое же смятение, как и ее саму.

— Может, мне поговорить с главным? Я постараюсь убедить его в том, что смогу заменить Джефа, — предложила девушка, цепляясь за призрачную возможность переиграть назначение Виктора.

Ее взгляд упал на часы. Они показывали три. Сабрина уже выбилась из делового графика, и, пока Дэмиен находился здесь, ее планы неуклонно продолжали рушиться. Но самое ужасное, что в его присутствии она совершенно не могла сосредоточиться. Ей стало ясно как день, что им с Виктором никогда не сработаться.

Между тем он глядел на девушку с недоумением.

— Вы в своем уме? Не смешите меня, а заодно и всю редакцию. Еще не было случая, чтобы Кенсингтон изменил свое решение.

Виктор знал это лучше других. А кроме того, если он и противился новой должности, то это вовсе не означало, что он мог бы представить во главе отдела криминальной хроники кого-либо другого, в том числе и Сабрину Мартин.

— Когда ты писал о преступности, — говорил ему Кенсингтон, — твои очерки были не просто хороши, а чертовски хороши. И ты можешь делать то же самое для «Стар». Я первый скажу тебе «спасибо», и газета будет тебе благодарна. Да что газета — весь Хьюстон!

Вот так шеф и уломал его, и Виктор не смог отказать главному. Ну что ж, он снова будет писать о преступности, но, видит Бог, уже без всякого удовольствия.

Раздраженная неприязнью и заносчивостью коллеги, а также собственным долготерпением, Сабрина развернулась к столу.

— А я все-таки хочу переговорить с шефом и думаю, что это вовсе не повредит. Вы не боитесь, что он сочтет женщину, которая последние три года писала о преступности, более подходящей кандидатурой, чем мужчину, который всю жизнь занимался деловыми новостями?

Виктор не сдержал короткого язвительного смешка, вообразив, как Сабрина будет говорить с Кенсингтоном. Старик ведь не просто главный редактор «Хьюстон стар», но и владелец газеты. Неужели она надеется повлиять на него? Впрочем, с такими ножками у нее есть шанс добиться гораздо большего — можно покорить сердце шефа.

— Мисс Мартин, а откуда вам известно, что я работал только в деловых новостях? Я этого не говорил.

Сабрина резко обернулась и пристально посмотрела на Виктора. Ее розовые губы удивленно раскрылись.

— Уж не хотите ли вы сказать, что раньше писали о преступности?

Виктор скрестил руки на груди. Он был сыт по горло вопросами Сабрины Мартин. Хорошенького же она мнения о его профессиональных способностях, если подвергает их сомнению!

— Честно говоря, мое прошлое вас не касается. Мистер Кенсингтон возложил на меня ответственность за отдел. Вот и все, что вам следует знать.

Сабрина с трудом подавила в себе желание снять туфлю и запустить ею Виктору в голову. Назначение начальником еще не повод для демонстрации своего превосходства.

— Значит, у вас все-таки есть опыт работы в криминальной хронике, — заключила она, терзаясь сомнениями.

— Разве я это утверждал?

Ее глаза недоуменно расширились.

— Вы дали понять…

— Как все журналисты, вы слишком любопытны, — сказал Виктор с подбадривающей улыбкой. — Раз уж вам кажется, что вы действительно сильный репортер, то не надо меня расспрашивать, докапывайтесь до всего сами.

Кипя от негодования, Сабрина решила во что бы то ни стало вывести его на чистую воду.

— Возможно, я так и поступлю, — холодно произнесла она, растягивая слова, чтобы не дать воли гневу.

Виктор оставил ее реплику без ответа. Однако Сабрину удивило, что Дэмиен несколько раз нервно провел рукой по волосам. А ведь он — Айсберг, совершенно невозмутимый человек, чье настроение невозможно угадать. Очевидно, те, кто сравнивают Виктора с глыбой льда, на самом деле не слишком-то хорошо его знают. Или же она увидела его с непривычной для других стороны?

Не о том думаешь, Сабрина, строго одернула она себя. Не время углубляться в размышления о Викторе Дэмиене. Начальство не считает ее достойной повышения по службе, и это очень обидно. Она ведь хорошо работает. И ни одна душа не высказывала ей каких-либо замечаний. Так почему же руководство отделом поручили не ей, а этому несносному гордецу, застрявшему у нее в кабинете?

Преодолевая неуверенность, Сабрина постаралась, чтобы ее слова прозвучали как можно небрежнее:

— Ну что ж, если, как вы утверждаете, вам ненавистна ваша новая должность, то я не вижу ничего плохого в том, чтобы обсудить это с главным редактором. — Она повернулась к компьютеру и решительно прибавила: — Я сообщу вам о результатах моего разговора.

Она сообщит?.. Неслыханная наглость! Не скрывая раздражения, Виктор тут же возразил:

— Ну уж нет! Если вы считаете своим долгом поговорить с шефом, то я пойду вместе с вами.

Виктор не желал, чтобы эта девица обсуждала его самого или его работу у него за спиной.

Дэмиен с удивлением услышал мягкий смех Сабрины. Такой же хрипловатый, как и ее голос. Да, невероятно чувственная особа. Он заставил себя спуститься с небес на землю — жизнь приучила его осторожно относиться к скупым подаркам судьбы.

— Вы только что были у главного, — заметила Сабрина. — Так позвольте же теперь и мне разобраться с ним. — Она бросила на Виктора взгляд через плечо и смущенно улыбнулась. — Вам не о чем беспокоиться, Дэмиен. Поболейте за меня, и, возможно, вы вернетесь в свой любимый отдел и избавитесь от необходимости видеть меня снова.

На Виктора накатил приступ тихого бешенства. Эта Мартин может сколько угодно воображать себя звездой криминальной хроники, но чем скорее она привыкнет к мысли о том, что он теперь ее начальник, тем для нее будет лучше.

— Ну что ж, действуйте, — напутствовал он, решив больше не отговаривать упрямицу. Раз девочка не понимает, что еще слишком молода и неопытна, пусть услышит это из уст старого зубра; правда, тот не станет особенно церемониться. — Надеюсь, ваша тонкая кожа выдержит это испытание.

Виктор направился к выходу и у двери обернулся. Сабрина Мартин смотрела ему вслед так, словно хотела испепелить его взглядом.

— Кстати, я еще около часа пробуду у себя в кабинете. Хотелось бы узнать, предстоит ли нам встречаться в дальнейшем.

Дверь захлопнулась. Сабрина в ярости схватила засохший сэндвич и запустила им вслед непрошеному гостю.

В коридоре Виктор перевел дух и зашагал к лифту, чтобы вернуться на родной третий этаж. Наконец-то он доберется до своего кабинета, у которого есть лишь один, хотя и очень серьезный, недостаток — соседство миссис Виксен.

Проходя через общую комнату отдела деловых новостей, он увидел на рабочих местах двух сотрудников. Журналисты обменялись с ним беглыми взглядами. Их безразличие вполне устраивало Виктора. Он ни к кому не лез в друзья, и окружающие платили ему той же монетой. Лишние сложности были Виктору ни к чему.

3
{"b":"5399","o":1}