ЛитМир - Электронная Библиотека

17 ноября 1958 г. представительница массовой консервативной организации Национальный совет черных женщин, объединявшей состоятельных представительниц афро-американского населения, заявила, что жесточайшую дискриминацию черных американцев «трудно и даже невозможно понять тем, кто не является американцем»[923].

Пользуясь активной поддержкой властей южных штатов, расисты перешли к открытому террору против черных и их белых союзников.

4 сентября 1957 г. губернатор штата Арканзас Орвин Фобус приказал национальным гвардейцам преградить в городе Литл-Рок путь черным ученикам в школы для белых. Вашингтон был поставлен этим решением в очень щекотливое положение, ведь расисты бросили открытый вызов федеральному правительству. Прошло немало времени, прежде чем оно после мучительных колебаний решилось, наконец, направить в Литл-Рок войска, чтобы восстановить в городе порядок. Погромы и избиения черных прекратились, однако ни в одном штате десегрегацию школ провести не удалось. В 1960 г. в интегрированных школах Арканзаса обучалось 0, 1% черных школьников, в Теннесси – 1%, в Техасе – 0, 1%, в Виргинии – 0, 1%. В шести южных штатах ни один черный школьник не переступил порога школы для белых. Гора родила мышь. Более 10 тыс. солдат, направленных президентом в Литл-Рок, не смогли обеспечить негритянским детям право на совместное обучение с белыми школьниками.

В письмах в Белый дом противники расовой дискриминации все чаще подчеркивали, что время бесплодных увещеваний расистов из южных штатов прошло и федеральное правительство должно решиться на применение силы.

Назрела настоятельная необходимость применения силы по отношению к зарвавшимся поборникам превосходства белой расы.

В одном из писем на имя Эйзенхауэра, датированном 7 января 1956 г., говорилось, что «сегрегация и дискриминация – преступления, равные убийству и похищению детей». Автор письма призывал президента принять решительные меры против «бесчисленных фашистских организаций – Советов белых граждан» и настаивал на необходимости применить террор против реакционеров на Юге. «Все американские президенты, – констатировалось в письме, – включая Линкольна, который проявил себя наиболее проницательным в этих вопросах, колебались, когда возникала необходимость применить силу». В заключение письма автор делал вывод, что принятие решительных репрессивных мер по отношению к расистам Юга – «ключ к будущему Америки. От этого зависит, пойдут ли США по пути фашизма или демократии»[924].

Политика республиканского правительства в определенной мере создавала проблемы в борьбе с расистами южных штатов. Эйзенхауэр, в частности, откровенно заявлял, что он является убежденным сторонником «прав штатов». 29 октября 1956 г. в разгар избирательной кампании, в ходе которой он во второй раз баллотировался в президенты страны, Эйзенхауэр сказал в одном из своих выступлений на Юге, что вопросы, связанные с гражданскими правами, нужно решать «в максимально возможной степени на местной базе и в масштабах штатов».

На практике это означало, что проблемы, возникающие в сфере межрасовых отношений, надлежало решать в первую очередь властям южных штатов, где в то время бесконтрольно господствовали противники предоставления гражданских прав черным американцам.

Положение президента было исключительно сложным. Он не мог абстрагироваться от проблем избирательной борьбы. В частности, Эйзенхауэр остро нуждался в поддержке своей партии в южных штатах. А это заставляло его лавировать в вопросе о гражданских правах. Было бы наивным полагать, что президент страны мог игнорировать глубоко укоренившиеся в политическую жизнь США проблемы, связанные с традиционными «правами штатов».

Прогрессивные силы использовали решение Верховного суда по вопросу о десегрегации школ в интересах борьбы против расизма. Известный лидер афро-американцев Филипп Рэндольф 1 августа 1958 г. писал Эйзенхауэру: «Интеграция школ превратилась в фактор символического характера, который оказывает свое воздействие на все другие способы борьбы за гражданские права». Рэндольф подчеркивал, что движение за десегрегацию школ «не негритянская, а общеамериканская проблема»[925].

Активно участвовала в борьбе за десегрегацию школ негритянская церковь. В 1954 г. пресвитерианская церковь от имени 3 млн своих прихожан заявила, что борьба за десегрегацию школ свидетельствует о «наступлении критического момента в межрасовых отношениях». В заявлении говорилось, что борцы за уничтожение расовой дискриминации непременно добьются победы: «Западные страны не смогли помешать народам Азии и Африки завоевать свободу. И ничто не помешает американским нефам добиться подобающего им места в системе нашей демократии. Расовая интеграция в США неизбежна»[926].

Ожесточенная борьба, развернувшаяся вокруг десегрегации школ, привлекла внимание всей страны и международной общественности к проблеме дискриминации черных американцев в целом. Исполнительный секретарь Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения (НАСПЦН) Рой Уилкинс 2 декабря 1955 г. писал в Белый дом, что у многих жителей Юга сложилось впечатление, что «федеральное правительство не может или не отважится высказаться за осуждение угнетения, которому подвергаются многие небелые граждане США»[927].

Сегрегация школ была только малой толикой проявлений расовой дискриминации, которая охватывала многие сферы жизни американского общества, особенно в южных штатах. Здесь нередко дело доходило до открытого террора по отношению к черным.

Из штата Флорида в январе 1959 г. сообщалось о факте изнасилования четырьмя белыми черной студентки, об избиениях афро-американцев, участвовавших в голосовании, о других актах террора против чернокожих граждан США[928].

Напряженность в южных штатах возрастала. 25 марта 1960 г. Эдвард Бренстер, белый профессор из Мемфиса, штат Техас, писал Эйзенхауэру о массовых арестах черных студентов Мемфиса за попытку пользоваться сегрегированными библиотеками, музеями, о лишении их временной работы за участие в борьбе против расовой дискриминации, о терроре против белых, выступающих в поддержку своих черных сограждан. Автор письма делал вывод, что если не будут приняты срочные меры, то «будущее сулит еще более тяжелые испытания… Возникла самая настоятельная необходимость спасать граждан Мемфиса друг от друга»[929].

Правящие круги США были очень встревожены. В одном из меморандумов, подготовленных сотрудниками Белого дома в ноябре 1955 г., говорилось: «Хорошо известен факт, что в Миссисипи негры создают подпольные организации и полны решимости защищать себя методами, которые, будучи пущены в ход, приведут только к усилению террора и кровопролития»[930].

Особенно болезненно правящие круги США реагировали на массовые манифестации черных и белых противников расовой дискриминации. В канун третьей годовщины со дня принятия решения Верховного суда о десегрегации школ была запланирована массовая манифестация противников расовой дискриминации в Вашингтоне. В связи с этим в меморандуме, подготовленном для ближайшего советника и помощника Эйзенхауэра Адамса, указывалось на «значительную опасность для администрации»[931] подобной акции.

По оценкам Белого дома, 25 октября 1958 г. более 10 тыс. сторонников десегрегации из восьми штатов и округа Колумбия участвовали в демонстрации, проследовавшей по улицам столицы к мемориалу Линкольна. В официальных кругах были обеспокоены тем, что Коррета Кинг, жена известного негритянского лидера Мартина Лютера Кинга, выступившая по его поручению перед участниками демонстрации, призвала их к решительным действиям в защиту прав черных граждан США. «Будущее, – заявила она, – принадлежит только тем, кто стремится к свободе»[932].

вернуться

923

Ibid., Lyons E. and Rocco Siciliano: Records, 1953—1961, Memorandum, November 17, 1958.

вернуться

924

Ibid., General File, Box 43, Price A. to Eisenhower D., July 1, 1956.

вернуться

925

Ibid., Lyons E. and Rocco Siciliano: Records, 1953—1961.

вернуться

926

Ibid., Papers of the President of the USA, 1953—1961, Official File, Statement on Integration, September 10, 1954.

вернуться

927

Ibid., Morrow E: Records, 1953—1956.

вернуться

928

Ibid., Papers of the President of the USA, 1953—1961. General File Haynes Ch. to Eisenhower D., January 2, 1959.

вернуться

929

Ibid., Papers of the President of the USA, 1953—1961, General File.

вернуться

930

Ibid., Morrow E.: Records, 1953—1956. Memorandum to M. Rabb, November 29, 1955.

вернуться

931

Ibid., Papers of the President of the USA, 1953—1961. General File, From. Rabb. April 17, 1957.

вернуться

932

Ibid., Lyons E. and Rocco Siciliano: Records, 1953—1961, Memorandum, October 25, 1958.

108
{"b":"54","o":1}