ЛитМир - Электронная Библиотека

писал вице-президенту США Ричарду Никсону: «Голоса негров в политической жизни нации становятся все более решающим фактором»[942]. И действительно, они начинали играть заметную роль в избирательных кампаниях. Это накладывало свой отпечаток на политическую стратегию и тактику и республиканцев, и демократов.

На Юге росли, как ядовитые грибы, советы белых граждан, координировавшие все усилия расистов, направленные против попыток федерального правительства ликвидировать особенно вопиющие факты расовой нетерпимости. О масштабах деятельности этих организаций свидетельствовал тот факт, что к 1957 г. число членов советов белых граждан достигло 300 тысяч.

Расисты ответили на активизацию движения в защиту гражданских прав усилением террора. В феврале 1956 г. в Джорджии был убит черный активист местного отделения НАСПЦН. В Миссисипи за два года жертвами террора пали семь афро-американцев. На протяжении 1955—1958 гг. на Юге имели место 350 террористических актов, 29 из них со смертельным исходом. Никто из убийц не был привлечен к уголовной ответственности.

Расисты, в том числе и прорасистски настроенные историки, объясняли факты террора против черных американцев извечной и непреодолимой, по их мнению, враждой между белыми и черными. Восстановление нормальных отношений между представителями двух рас они считают неисполнимой и вредной мечтой. Расисты были глубоко убеждены в незыблемости расовой сегрегации. Как писал в Белый дом один поборник расовой сегрегации, «соединить вместе (белую и черную. – Р. И.) расы равносильно тому, чтобы заставить ассоциироваться евреев и арабов»[943].

Искусственно насаждаемые расовые предрассудки глубоко укоренились в сознании многих белых американцев. По данным обследования Института Харриса, 88% белых не желали иметь своими соседями черных, 80% опрошенных белых американцев не хотели видеть своих близких в браке с чернокожими гражданами США.

Не отрицая глубоко укоренившихся расовых предубеждений в США, особенно на Юге страны, необходимо, вместе с тем, подчеркнуть, что расизм всемерно поощрялся определенными кругами монополистического капитала, получавшими большие прибыли от сверхэксплуатации черных американцев.

Массовая миграция афро-американцев в годы Второй мировой войны и в послевоенный период, стремительный рост численности афро-американского пролетариата – все это вызывало повышенный интерес к вопросу о положении черных рабочих, об их взаимоотношениях с белыми рабочими.

В годы президентства Эйзенхауэра эта проблема отличалась большой остротой. Маневрируя в сложных вопросах межрасовых отношений, администрация Эйзенхауэра всемерно стремилась борьбу против расовой дискриминации перевести в русло спокойных академических дискуссий, всемерно избегать крови и насилия. Это далеко не всегда удавалось, но соответствующая стратегия в межрасовых отношениях была очевидна. Сторонники такого подхода к расовым проблемам считали и считают, что эволюция межрасовых отношений, смягчение нравов, терпимость, поиски путей для взаимопонимания являются столбовой дорогой к решению проблем черных американцев.

Лидеры Америки не устают призывать ее черных граждан к терпению и спокойствию в ожидании постепенного решения расовой проблемы. Подобной позиции придерживался и президент Эйзенхауэр. В условиях резкого кризиса, вызванного отказом расистов в южных штатах подчиниться решению Верховного суда об отмене расовой сегрегации в школах, он заявил 14 сентября 1957 г., что «самое главное – это терпение». 12 мая 1958 г. в речи на конференции руководителей движения черных американцев президент говорил о том, что осуществление гражданских прав зависит от просвещения и убеждения. Эйзенхауэр настоятельно советовал лидерам афро-американцев проявить «терпение» и «стойкость».

Бесспорно, имелось свое рациональное зерно в утверждениях о том, что насилие – малоэффективный путь решения проблем межрасовых отношений. Более того, этот путь чреват осложнениями самого серьезного характера. Эволюционный путь решения межрасовых проблем имеет свои преимущества, но при условии, если его последовательно придерживаются обе стороны и дискриминируемые граждане видят, что этот путь медленно, но неуклонно ведет к решению спорных проблем.

В конкретных условиях рассматриваемого периода эволюционный путь решения сложных проблем межрасовых отношений явно не срабатывал. И в первую очередь вследствие яростного сопротивления расистов в южных штатах. Сыграло свою роль и не столь вызывающее, но тем не менее упорное давление на правительство Эйзенхауэра монополистического капитала, получавшего в результате расовой дискриминации большие сверхприбыли.

Дискриминация черных в экономической сфере, расовая сегрегация в области народного образования и жилищного вопроса, расовая нетерпимость в южных штатах – все это стимулировало борьбу черных и белых противников расизма. В стране назревал новый взрыв в сфере межрасовых отношений.

В этих условиях администрация Эйзенхауэра предприняла еще одну попытку ослабить нагнетаемую напряженность путем законодательных мер. 24 марта 1960 г. палата представителей приняла новый билль о гражданских правах. Он предусматривал осуществление судебных мер для обеспечения права голоса черным и наказание в уголовном порядке за особенно вопиющие акты надругательства над черными американцами. Билль получил одобрение президента. Новый закон был очередной законодательной полумерой, рассчитанной больше на привлечение на свою сторону черных избирателей в связи с приближавшимися президентскими выборами 1960 г., чем на подлинную защиту их гражданских прав. Таков был скромный итог усилий республиканского правительства с целью добиться прогресса в разрешении проблем черных американцев.

Иного мнения придерживался сам президент. 1 августа 1955 г. в письме в Национальный комитет республиканской партии Эйзенхауэр следующим образом расценил вклад своего правительства в разрешение вопроса о гражданских правах: «Мы имеем все основания для того, чтобы гордиться огромными достижениями последних 30 месяцев. Выданный кредит (предвыборные обещания. – Р. И.) будет сполна оплачен»[944].

Подводя итоги первого президентства Эйзенхауэра, руководство республиканской партии заявило: «Прогресс, достигнутый за четыре года администрацией Эйзенхауэра в области гражданских нрав, беспрецедентен в американской жизни». Безудержно восхваляя свои собственные деяния, лидеры республиканцев делали вывод: «Под руководством администрации Эйзенхауэра американцы всех рас, убеждений и цвета кожи добились наибольших успехов в сфере гражданских прав со времени Авраама Линкольна»[945]. Сам Эйзенхауэр, оценивая Закон о гражданских правах 1960 г., констатировал: «Я уверен, что этот закон – шаг вперед в области гражданских прав исторического значения»[946].

Наигранный оптимизм республиканских лидеров разделяли далеко не все руководящие деятели правительства Эйзенхауэра. Государственный секретарь Джон Фостер Даллес, например, высказывался на этот счет вполне определенно: «Самое слабое место США – расовые предрассудки нашей страны»[947].

Безусловно, что основным критерием в оценке позитивности вклада республиканской администрации в решение афро-американского вопроса являлось мнение самих черных американцев. Это мнение было выдержано далеко не в радужных тонах.

Дискриминация черных американцев, террор против борцов за гражданские права, неспособность федеральных властей удовлетворить даже умеренные требования афро-американцев – все это заставляло и не самых радикальных руководителей черных американцев выступать с требованиями принятия решительных мер в защиту черного населения США. Лидеры черных отмечали, что американские руководители, претендовавшие на роль блюстителей демократии в мировом масштабе, явно не преуспели в решении расовых проблем в своей стране.

вернуться

942

El. Rogers W.: Papers, 1938—1962.

вернуться

943

Ibid., Walter Т. Forbes to D. Eisenhower, October 1, 1957.

вернуться

944

Ibid., Eisenhower D.: Papers as President of the USA, 1953—1961, Official File.

вернуться

945

Ibid., Hampton R.: Records, 1953—1961, Box 54, Folder Correspondence-Speech File, 1956 (2), Civil Rights.

вернуться

946

Ibid., Eisenhower D.: Papers as President of the USA, 1953—1961. Official File, Statement by the President, May 6, 1960.

вернуться

947

Ibid., Official File, 133-M, «Foroward».

110
{"b":"54","o":1}