ЛитМир - Электронная Библиотека

Исполнительный секретарь НАСПЦН Рой Уилкинс писал в Белый дом: «Почему наше правительство не может… предпринять необходимые акции, чтобы защитить права американских граждан, в то время как оно ежедневно выступает с заявлениями в защиту прав граждан зарубежных стран?»[948]

Рядовые афро-американцы высказывались по этому вопросу со всей резкостью и определенностью. Черный военнослужащий писал президенту Эйзенхауэру: «Европейцы говорят, что американцы хуже нацистов. Я нахожусь в Европе, чтобы защищать демократию, но оказывается, что на родине мне и другим неграм предоставляется слишком мало демократических свобод». Имея в виду события в Литл-Роке, автор письма подчеркивал, что США находятся накануне расовой гражданской войны[949].

Председатель Комитета за правильное толкование понятия «негр» Джеймс Уолкер 18 декабря 1960 г. писал Эйзенхауэру, что вместо принятия решительных мер для пресечения расистских эксцессов на Юге президент «предпочел повышать свою квалификацию игрока в гольф». В заключение письма говорилось: «Мы больше не похожи на скотину. Мы добьемся полной свободы, если даже нам придется отдать жизнь в ходе мирного сопротивления дискриминации и сегрегации. Мы афро-американцы. Это наш дом, и мы хотим быть такими же полноправными, как все другие американцы»[950].

Правящие круги США всемерно превозносили свои заслуги в деле ликвидации расовой дискриминации и в вооруженных силах. Однако в документах, подготовленных для внутреннего пользования, признавалось сохранение значительных расовых дискриминационных ограничений в вооруженных силах страны. Так, например, в меморандуме, написанном для президента Эйзенхауэра в июне 1953 г. заместителем министра военно-морских сил, говорилось, что в Норфолке (штат Виргиния) процветает расовая дискриминация. Среди 30 тыс. военнослужащих, находившихся в этом районе, 35% были черными. Их использовали главным образом на тяжелых работах, дискриминировали в барах, ресторанах, кафетериях, во всех сферах обслуживания. Авторы меморандума объясняли сохранение расовой дискриминации традициями южных штатов[951] и заверяли, что она будет уничтожена. Вместе с тем в меморандуме подчеркивалось: «Все решительно советуют… не пытаться ликвидировать дискриминацию в принудительном порядке. Все уверены, что использование силы для пресечения дискриминации приведет к возникновению больших трудностей»[952].

25 апреля 1956 г. афро-американец Уильям Уильямс писал конгрессмену Адаму Пауэлсу: «Я глубоко уверен, что сегрегация далеко еще не уничтожена в вооруженных силах США». Автор письма подчеркивал: «Дискриминация в (военных. – Р. И.) учебных заведениях, неравенство при продвижении по службе, сегрегация в клубах и множество других проявлений расизма все еще сохраняются… Всевозможными ухищрениями и маневрами сторонники сегрегации все еще могут обходить закон, провозглашенный прокламацией президента (о запрещении расовой дискриминации в вооруженных силах. – Р. И.)». Автор просил не называть его имени[953].

Дискриминация черных граждан США наносила большой ущерб престижу Соединенных Штатов Америки за границей. Это являлось одной из важных побудительных причин для Эйзенхауэра и наиболее дальновидной части его ближайшего окружения стремиться делать максимум возможного в сложившейся в то время обстановке для решения проблем, связанных с расовой дискриминацией.

Сохранявшаяся расовая дискриминация в вооруженных силах была особенно болезненной проблемой для Эйзенхауэра. Около сорока лет он отдал службе в армии, получил высшее воинское звание страны, по праву считался героем Второй мировой войны. Даже оппоненты генерала не могли отрицать, что он был безупречным служакой, требовательным, но заботливым и чутким по отношению к подчиненным военачальником. Как президент страны, Эйзенхауэр являлся главнокомандующим вооруженными силами США. С учетом всего сказанного он не мог не реагировать особенно болезненно на сохранение расовой дискриминации в вооруженных силах.

Расовая дискриминация вызывала решительные протесты со стороны ветеранов Второй мировой войны, которые помнили братство по оружию белых и черных солдат США. 10 января 1957 г. Американский комитет ветеранов войны в обращении к Эйзенхауэру подчеркивал, что расовая дискриминация «не локальная проблема, она выходит за границы штатов… Это не вопрос прав штатов… а проблема общенационального значения»[954].

Уже в 50-х г. расовая проблема приобрела особую остроту. США к этому времени резко активизировали свою внешнюю политику. Кроме того, они вели большую идеологическую работу за рубежом, всемерно рекламируя американский образ жизни.

Падение престижа США за границей в связи с расовой дискриминацией в Соединенных Штатах стало постоянной и хлопотливой заботой американских специалистов психологической войны. Один из таких специалистов, капитан Джон Сильвер, писал в Белый дом: «Советский Союз, атакуя нас по вопросам об отношении к неграм в США, одерживает победу за победой. И самое тревожное заключается в том, что он продолжает уничтожать веру во все то, что мы можем сказать о преимуществах американского образа жизни»[955].

Автор письма интересно ставил вопрос о роли черных американцев в истории страны. Свои исторические экскурсы он связывал с современными проблемами афроамериканцев и с полным основанием делал вывод: «История негров – это действительно сага об Америке». Капитан Сильвер, анализируя отношение зарубежной общественности к проблемам афро-американцев, делал следующие обобщения. «Как мир интерпретирует роль негров в Америке?» – спрашивал автор письма. По его мнению, «наиболее стереотипное отношение к этому вопросу сводится к следующему:

1. Негры в Америке – изгои общества, которых повсеместно ненавидят остальные американцы.

2. Негров принуждают работать за мизерную заработную плату и проживать в гетто, лишают прав посещать бесплатные государственные школы, лечиться в больницах и т. д.

3. Негры не имеют в судах даже подобия справедливого отношения. Их лишают права защиты в суде присяжных.

4. Негров линчуют и заживо сжигают, а их дома взрывают. Они вынуждены пользоваться самыми неудобными местами в общественном транспорте.

5. Неграм никогда не дают возможности принимать участие в делах американского правительства. Им отдают должное только как артистам и спортсменам».

Капитан Сильвер в определенной мере утрировал в своем письме вопрос об оценках за рубежами США проблемы черных американцев. Однако многое в перечисленных им пунктах отражало действительную реакцию мировой общественности на положение афро-американцев в США.

Вопросы, поднятые Джоном Сильвером, имели очень важное значение для правящих кругов США не только в плане психологической войны. Они были самым неразрывным образом связаны с внешней политикой США в целом, с многогранной проблемой всемерной популяризации американского образа жизни. А на протяжении всего послевоенного периода и демократические, и республиканские правительства уделяли этой пропаганде первостепенное внимание.

Капитан Сильвер получил ответ на свое письмо из министерства обороны, в котором говорилось, что «соответствующее использование цветных в психологической войне в мире, который в своей большей части состоит именно из цветных, может оказаться сильнейшим американским секретным оружием»[956]. Однако это «секретное оружие» постоянно давало осечки. Никакие пропагандистские усилия не могли скрыть от международной общественности фактов дискриминации в США черных и других цветных американцев.

вернуться

948

Ibid., Morrow E.: Records, 1953—1956. R. Wilkins to E. Morrow, December 2, 1955.

вернуться

949

Ibid., Eisenhower D.: Papers of the President of the USA, 1953—1961, General File, B. Miller to the President, September 17, 1957.

вернуться

950

Ibid., Eisenhower D.: Papers of the President of the USA, 1953—1961, General File, Walker J. to Eisenhower D.

вернуться

951

Ibid., Eisenhower D.: Papers as President of the USA, 1953—1961, Official File.

вернуться

953

Ibid., Eisenhower D.: Papers of the President of the USA, 1953—1961, General File, Williams W. to Powell A.

вернуться

954

Ibid., Eisenhower D.: Papers of the President of the USA, 1953—1961. General File.

вернуться

955

Ibid., Official File, 133-M, Captain Silver, June 15, 1953.

111
{"b":"54","o":1}