ЛитМир - Электронная Библиотека

Торжества в Канзасе почтил своим вниманием президент Форд, встретившийся с советскими представителями. Нас, членов оргкомитета, готовившего юбилейные мероприятия, принял посол СССР в США А. А. Бессмертных и оказал большую помощь в решении столь сложного дела, как международная встреча, посвященная юбилею выдающегося государственного и военного деятеля США. Не осталась в стороне от этой советско-американской встречи и Организация Объединенных Наций. Заместитель Генерального секретаря ООН В. С. Сафрончук был в центре всех многочисленных нужд и забот нашего оргкомитета.

Большую помощь в организации и проведении советско-американской встречи, посвященной столетию со дня рождения Д. Эйзенхауэра, оказал нам Советский комитет защиты мира. На завершающем этапе подготовки встречи сотрудники Комитета прилетели в Лоуренс и приняли самое активное участие в решении многочисленных организационных вопросов. В Комитете защиты мира всю работу по подготовке встречи курировал первый заместитель председателя Комитета Г. А. Кузнецов.

Особую теплоту и в полном смысле слова домашний колорит «Встрече за мир», как назывались торжества в честь 100-летия Эйзенхауэра, придало участие в них сына президента Джона Эйзенхауэра, дочерей Маршала Г. К. Жукова Эры и Эллы, сына Н. С. Хрущева Сергея, который сопровождал отца во время его визита в США в сентябре 1959 г.

Сергей Хрущев и его жена Валентина жили в доме моего друга и коллеги, известного американского историка профессора Канзасского университета Нормана Солта. Помню, как в доме Солта собирались профессора, аспиранты, студенты Канзасского университета и в спокойной, непринужденной обстановке часами расспрашивали своего гостя о его отце, о визите Н. С. Хрущева в США, о встречах с Дуайтом Эйзенхауэром.

Эра и Элла Жуковы подарили местной газете фотографии из семейного архива Г. К. Жукова, которые были опубликованы в местной прессе и вызвали очень большой интерес у читателей.

И каждый день радио, телевидение, пресса публиковали подробные отчеты о «Встрече за мир», интервью с ее участниками, фотографии, многочисленные статьи.

100-летие со дня рождения Дуайта Эйзенхауэра стало настоящей демонстрацией в поддержку того дела, для реализации которого так много было им сделано, – дела укрепления дружбы и взаимопонимания между народами наших стран.

Инициатором и главным организатором этой встречи был американский сопредседатель «Встречи за мир» Боб Сван, житель Лоуренса, выпускник Канзасского университета, создатель и руководитель «Союза встречи на Эльбе». За десять лет до этого он уже провел в Лоуренсе встречу американских и советских спортсменов, чемпионов мира и Олимпийских игр. Политическое и морально-психологическое значение встречи было огромно с учетом той обстановки, которая сложилась в мире и в советско-американских отношениях, в частности, после ввода советских войск в Афганистан в конце декабря 1979 г.

Я был по приглашению губернатора Канзаса Майка Хейдена и Канзасского университета советским сопредседателем встречи, посвященной 100-летию со дня рождения Дуайта Эйзенхауэра. 11 месяцев я провел в Канзасе, готовя эту встречу, и не по наслышке знал, каких огромных трудностей и тяжелейших усилий потребовала подготовительная работа, чтобы провести всю эту советско-американскую встречу на должном уровне.

Американская сторона взяла на себя все финансовые расходы, связанные с приемом советской делегации, за исключением их перелета в США и обратно. А сумма расходов на встречу была немалая – более 500 тыс. долл.

И когда мы вернулись в Москву, для нас, организаторов и участников этой встречи, ушатом холодной воды стала начавшаяся в Верховном Совете СССР кампания по дискредитации «Встречи за мир». В стране назревали тревожные события, завершившиеся в конечном счете крушением великой державы. А группа депутатов Верховного Совета, будто у них не было других забот, под предлогом «экономии средств» поливала грязью всех, кто участвовал во «Встрече за мир».

И это было только начало. Вскоре был расчленен Советский Союз. Сложилась качественно новая геополитическая ситуация, когда в мире осталась одна сверхдержава – Соединенные Штаты Америки. И сразу же все почувствовали, что живем мы уже в совершенно другой стране, отношение к которой изменилось в мире коренным образом.

Дуайт Эйзенхауэр был наш идеологический противник, как показано в книге, он имел свои суждения о нашей общественно-политической системе, ее идеологических основах и в резких дебатах с Г. К. Жуковым, Н. С. Хрущевым, в своих многочисленных выступлениях давал этой системе соответствующую оценку. Однако ему хватало здравого смысла и просто-напросто человеческой порядочности не унижать национального достоинства советских людей, не покушаться на суверенитет великой державы, с глубоким уважением, искренней симпатией относиться к своему советскому союзнику в годы страшной войны с фашизмом.

Иные времена – иные песни… В июне 1994 г. отмечалось 50-летие Нормандской операции. «Величайшее событие моей жизни», – говорил Дуайт Эйзенхауэр о высадке союзников во Франции, ознаменовавшей открытие второго фронта. На это торжество собрались 19 монархов, глав государств и правительств 11 государств – членов антигитлеровской коалиции, а также более 30 тысяч ветеранов, участвовавших в операции «Оверлорд». Ни лидеров, ни даже ветеранов не позвали только из России. Не было представителей ни Украины, ни Беларуси, ни одного из государств СНГ. А ведь на народы СССР пришлось 40% людских потерь в войне с фашистской Германией и ее союзниками.

В канун 50-летия Нормандской операции президент США Б. Клинтон заявил: «50 лет назад женщины и мужчины Америки спасли демократию в Европе и изменили курс истории мира». Выступая 6 июня 1994 г. в Нормандии, президент США также ни слова не сказал о решающем вкладе Советского Союза в победу над фашизмом, об огромных жертвах советского народа в общей борьбе[1004].

«Забывчивость» Клинтона о том, кто внес решающий вклад в разгром фашизма, возможно, объясняется тем, что он не ветеран войны, не использовал в свое время такую предоставлявшуюся ему возможность. Показательно, что президент Франции – ветеран войны поправил Клинтона. Франсуа Миттеран сказал: «Отдадим должное героизму русского народа, разгромившего 150 немецких дивизий». Однако это было сказано после его слов о решающей роли союзников в Победе над фашистской Германией[1005].

И это не было случайностью. В канун 50-летия Победы на Западе резко усилилась кампания фальсификации хода и итогов Второй мировой войны. К сожалению, эта кампания дает свои результаты. Сегодня 49% французов считают, что решающий вклад в победу над фашистской Германией внесли Соединенные Штаты и только 25% – Россия. В мае 1945 г. оценки были прямо противоположными: тогда всего 20% французов выше всего оценивали вклад Америки, а 57% – Советского Союза[1006].

Попытки предать забвению решающий вклад советского народа в общее дело, его огромные жертвы, принесенные на алтарь Победы, – это настоящее кощунство.

Характерно, что Дуайт Эйзенхауэр в самые тяжелые дни «холодной войны», даже в условиях резкого обострения советско-американских отношений после «дела Пауэрса», никогда не позволял себе подвергнуть сомнению роль и место Советского Союза в разгроме фашистской Германии.

Оценка роли нашей страны в разгроме фашизма – это вопрос не культурной и политической этики, а элементарной порядочности.

Позицию Запада в вопросе о вкладе СССР в общее дело Победы нельзя оправдать, но можно понять. Официальное провозглашение руководителями России и США окончания «холодной войны», к сожалению, во многом остается чисто формальным заявлением. Многие государственные и политические руководители в Соединенных Штатах и в других западных странах все еще сидят в окопах «холодной войны». Мощная политическая инерция этого мрачного периода продолжает сказываться и сегодня, в частности в вопросах оценки хода и итогов войны, не говоря уже о периоде «холодной войны».

вернуться

1004

«Правда», 1994, 8 июня.

вернуться

1005

Там же.

вернуться

1006

«Известия», 1994, 8 июня.

118
{"b":"54","o":1}